Нгуен Чыонг Куи. Рассказы - перевод Куинь Хыонг

Книги, статьи и цитаты. Авторы.

Модератор: tykva

Закрыто
Аватара пользователя
tykva
Сообщения: 360
Зарегистрирован: 22 окт 2009, 10:48
Откуда: Ханой

Нгуен Чыонг Куи. Рассказы - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 27 янв 2017, 10:26

Холодная кровь

Нгуен Чыонг Куи
Рассказ


1. Она никак не может поверить, что этот парень, по внешнему виду явно метис-европеец, является результатом дел молодости её мужа. Он появился на свет до того, как она впервые встретилась с мужем. Однако она об этом ни капельки даже не подозревала. Однако об этом родственники со стороны мужа ни одного слова ей не говорили. Ох, какая глупая, однако.

Она даже не замечала ни малейшего признака этого в течение более десяти с чем-то лет. Задумываясь об этом, она чувствует позор. И обиду. Она не сильно горюет о том, является ли она первой или второй женой, однако не может терпеть то, что этим самым муж её обманул. Оказывается, его слова и улыбки, его ласки и объятия за всё это время – всего-навсего блестяще сыгранный обман.

Она послала эсэмэску близкой подруге. Две минуты подождала – ответа не приходит. Сколько можно ждать, пока поплавок всплывёт сам. Она набрала номер подруги. Услышав её вопрос, та молчит. Она стиснула зубы с раздражением. «Так ты хочешь сказать, что не знала об этом, пока там жила?». Подруга начинает оправдываться, однако она словам подруги не позволяет дойти до своих ушей. Эта подруга сама сосватала её с мужем, разве не знала, что он имел любовные связи с той или иной европейкой. Ведь об этом трудно не знать же. Ох, какая обида, даже друзья ею так пренебрегали. Интересно, после свадьбы он продолжал ли поддерживать связи с теми бывшими? Ответ наверняка должен быть положительный. Она всё верила в своё счастье, но оказалась дурой. Только у дур бывает то, что люди называют счастье.

Её двое детей без спроса вбегают в её комнату. «Папа зовет в ресторан «Осенная Луна» бифштексом поужинать!», - сказала восемнадцатилетняя дочь с нескрываемым намерением от неё узнать больше о том, о чём, наверно, уже сама догадалась. Сын тронул её за плечо – «Мама, почему плачешь?». Она покачала головой, скрывая своё негодование. «Не пойду я. Вы идите с папой. Сижу на диете».

Она дала волю рыданиям только после того, как услышала щелчок замка на воротах, и всё вокруг в доме утихло. Она горько билась в постели. Она горько рыдала, хотелось ей бежать куда-нибудь, найти кого-нибудь, разбить что-нибудь.

2. Жена его отца ничего не сказала. У неё азиатская внешность с таким невозмутимым выражением лица, на котором невозможно разгадать эмоции, как лицо у статуи восточного будды в книгах о Вьетнаме, что читал он до приезда. Он не намерен же причинять отцу осложения в его личной семейной жизни. До приезда он связался с отцом, однако встреча явно ставит отца в неловкость. По всем признакам отец не готовился к этому дню. Хотя, в общем, не надо готовиться ни к чему. Наличие отца в жизни для него в данный момент уже не так уж важно. Ну, лет десять назад это могло было бы быть чрезвычайно важным, но не сейчас. Когда он уже вырос, когда его мать уже вторично вышла замуж, и образ отца в нём уже стал размыто-расплывчатым. Но однажды в газетах взорвалась шумная статья о тех случаях, когда тамошние вьетнамцы воровали собак у местных жителей, и один из его друзей неожиданно спросил: «А кушаешь ли ты собачатину?» - и снова чётко обрисовывается в его уме образ вьетнамского отца, который однажды существовал. Вот каким образом он связан с этой далёкой азиатской страной. А раз вопрос поставлен, значит надо найти ответ. Он накопил маленькую сумму денег, достаточную на билет на дорогу, и легче, чем представлял себе, можно сказать, проще простого, даже немножко неожиданно для самого себя, нашёл связь с отцом.

Отец представил двум своим детям нового брата. Старшая сначала немножко была сдержана, видно, из-за ощущения неловкости к отцу. Младший же после нескольких коротких минут знакомства уже начал пытаться дотронуться до волос неожиданно появившегося брата. Отец разговаривает сумбурным языком с очень плохим произношением. Они с большим трудом понимают друг друга, отец со смущением извиняется за то, что уже давно не разговаривал на этом языке. В эпоху экспорта трудовых ресурсов учили рабочих по межправительственным контрактам не более трёхстам самым часто используемым словам. Но и такого словарного запаса хватило для вьетнамского рабочего, чтобы найти общий язык с европейской девушкой, и они заимели общего ребенка – это он сам в настоящее время.

Скудный языковый обмен между отцом и сыном происходит более чем трудным путём. Он оставил отца, начал разговаривать на английском языке с новой сестрой. Начиная с куда идти и что делать в Ханое. Он открывает страницу TripAdvisor. На вид небесхитростная сестра спрашивает брата: «А хочешь ты, что ли, путешествовать как пенсионер по рекомендуемым местам в ожидании собственной смерти?». Он почувствовал значительное облегчение. Сестра берёт мобильник, кладёт голову брату на плечо и с нескрываемым весельем говорит: «Давай сделаем селфи для Фэйсбука. Мои подружки, наверно, помрут от ревности!».

3. Она ни слова не говорила, однако все люди вокруг вскоре узнали. Она уже который раз сердится, когда советуют ей простить, ведь сорок фунтов можно всегда за пуд принять1), ведь прибавление в семье всегда к счастью ведёт. «Вдруг он станет возможностью для всей семьи переехать туда жить», - говорят. Она чувствует некоторую жалость к мужу, когда его спрашивают: «Так ты можешь сейчас поменять гражданство, не так ли?».

1) Описательный перевод вьетнамской пословицы «принять 9 за 10» - приблизительно можно понять как совет прощать, если можешь, потому что людям это нужно, а себе не во вред.

Старшая дочь рассказывает ей, что новый брат чрезвычайно экономен. До копейки конкретные расчёты ведёт. Он думает, что родственники во Вьетнаме богатые, много денег тратят.

А метис-полуевропеец в это время очень быстро стал дружить со всеми, кого встретит. Объективно говоря, он красив собой, высокого роста, владеет обворожительной улыбкой чувствительных губ, и тем очень похож на отца. Она же сама безотказно влюбилась в мужа именно из-за этого чувствительного рта. Смотря на него, она словно видит своего мужа около двадцати лет назад. Ой, Боже, зачем она это помнит до сих пор.

Она не знает, даёт ли муж сыну-метису деньги, но вскоре тот переехал жить в гостиницу. Хорошо. Таким образом можно избежать ежедневного общения, что часто влечёт за собой лишние конфликты. Ей также нужно время, чтобы привыкнуть к действительности. Из-за обиды она не могла прямо спросить мужа о цели визита его сына-метиса. Они оба, и отец, и сын, ей ни слова не говорили, как будто она к ним не имеет никакого отношения.

Однако об этом она-то не успела спросить сама, уже нашлись люди, кто за неё узнали. Не спросив её мнения, сёстры мужа велели позвать его сына-метиса в родную деревню на поминальную трапезу в честь усопшей бабушки. Не нуждаясь на самом деле присутствовать, она уже сразу представила всё унижение на сцене воссоединения этих новых родственников. Все за столом с откровенным любопытством следят за тем, как метис неуклюже пользуется палочками для еды. Вторая сестра мужа не сдержалась, выдала неожиданный вопрос: «Как поживает там твоя мать?». Она сидит в далёком углу, не поднимая голову, стоически терпит взгляды всех вокруг. Что-то промямлил метис. Женщины пошёптывают друг другу на ухо, но так, чтобы она услышала. «Она вышла замуж». «Бедный. А приехал, чтобы посмотреть, можно ли тут найти подходящую работу». «Как ни как, наша кровинка, надо помочь».

Она почувствовала гнев, перемешанный с обидой и неловкостью. Она ничего не говорит, достала мобильник и зашла в интернет, чтобы время прошло быстрее. Тётя подала ей кусочек курицы, приговаривая: «Бедные. Чужая кровь пахнет не по душе. Однако...». Какая-то сидящая рядом с ней женщина перебила тётю: «Что вы, что вы говорите. Дайте поесть нормально без упоминания запаха крови. Да это сугубо личные дела, не вмешивайтесь». Пользуясь случаем, она поднялась с пустой пиалой и ушла, как будто супа нужно долить.

4. Он не понимает, почему он должен знать абсолютно всех родственников со стороны отца. Почему все они с такой охотой принимают его как своего родного, несмотря на то, что он с ними не жил ни одного дня. Почему сестра отца так просто сказала: «Когда хочешь, приходи в мой дом в любое время, всегда найдется для тебя риса поесть». У него нет денег. В той стране, гражданином которой он является, он был всего-навсего студентиком с пустыми руками. Какой пользы от него они ждут?

Ответа ему ждать недолго пришлось. У сестры, оказывается, меткий глаз тех, которые днями напролёт смотрят корейские сериалы с писанными красавцами-парнями, и которые всегда готовы поднять шум вокруг хотбоев (hotboys – английское слово) в этих телевизионных сериалах. Селфи с братом на фейсбуке сразу привлекают внимание друзей в соцсети. И городская подростковая молодёжь не упустила шанс показать силу общественных СМИ и доказать свою возможность стать силой, с которой нельзя не считаться.

И настало то, что должно быть. Вокруг него вертятся девочки-подростки всякой масти, от зелёных мечтательно-наивных до таких показно-понимающих жизнь, как будто и впрямь прошли курсы аспирантуры по управлению человеческими ресурсами, от писанных кукольных красавиц с обложек глянцевых азиатских журналов до угрюмых, какие часто встречаются на выставках постмодернистских искусств. В частности, последние напоминают ему о подруге-лесбиянке, председательнице студенческого клуба самодеятельности на родине. В этой стране маленькая отличительная особенность многое даёт. Обладающая большими потенциалами стать куратором сестра таскает брата по ночным караоке, научив его петь популярную песню на вьетнамском языке. Друзья помогли с техническими вопросами, и получился отличный видеоклип, который хитрая сестра разместила на ютубе. Хотбой метис-европеец, который любит исполнять песни Чинь Конг Шона. И события одно за другим обрушиваются своим чередом.

Глянцевые журналы для подросткового возраста, жёлтая пресса, вечно жаждующая найти новых идолов, посылают к нему фотокорреспондентов с просьбами позировать, даже подростковый канал на телевидении обращается к нему с приглашением появится в качестве участника реалити-шоу.

Понятное дело, нет у него повода жаловаться. Не откажешься же от денег, достаточных для снятия жилья и карманных расходов. Да ему и присниться не могло такого совершенного счастливого конца спонтанного решения поехать во Вьетнам. Его повестки дня всегда наполнены до отказа. И дом отца для него остаётся в какой-то далёкой небылице.

5. Но вскоре истекает срок визы сына-метиса. Она немножко стала интересоваться, однако муж хранит молчание. Ну что ж, раз так, то она тоже считает, что это не имеет к ней отношения. Она пропускает мимо ушей намеки со стороны родственников мужа о том, что «холодная кровь делает её такой упрямой».

Теперь даже друзья, которые до сих пор поддерживали её негодование, начали выражать некоторую боязнь перед её неуступчивостью. «Посмотри, слишком туго держишь, оборвётся!». Но она хранит своё спокойствие. «Пусть оборвётся, у них есть, куда уехать». Ведь «они» с ней так и не посоветовались.

Неизвестно ей, где побывал сын-метис, и как муж ему продлил визу, но дома она начала получать звонки от девушек с просьбой «поговорить с Фи». Какой Фи, в нашей семье нет человека с таким именем. Никакой чёрный или белый Фи по этому адресу не проживает. «Дайте поговорить с Филлипом». Ах вот, значит его зовут Филлип. В нашей семье только вьетнамцы с вьетнамскими именами. И душа холодеет от неожиданности – она заметила, что уже довольно давно с ней не разговаривала дочь. Взрываются поводы для беспокойства – вдруг в семье уже появились «мой ребёнок», «твой ребёнок» и «наш ребёнок». Она поспешно роется в бумагах на письменном столе дочери, поступок, от которого она отказалась с момента поступления дочери в среднюю школу. И остолбенела, когда обнаружила большие суммы денег, контракты и деловые бумаги, в котором числятся имена её дочери и его сына-метиса, и глянцевые подростковые журналы с его фотографиями. Она вздрогнула, посмотрев на фотографии, где сын-метис одевается в костюмы старых времен. Точь-в-точь как её муж в молодости. Ну, понятно, почему девочки-подростки с ума сошли от него.

“Нравится, не нравится тебе, нам указы не давай. Мы работаем, деньги зарабатываем», - дочь хладнокровно заявляет, когда она ей выставляет всё на допросе. Она, не зная куда девать свой гнев, с размаху даёт дочери пощёчину.

Дочь от неё резко отвернулась и ушла, не обронив ни слова. Муж поспешил стать успокоителем, её утешая: «Она уже взрослая, к тому же, хорошо, что родные сотрудничают друг с другом...». Она слегка поднимает уголок рта с иронией: «Кто родные? По нашему адресу прописан ещё один человек?». Муж с раздражением в ответ: «Что на такую малость обиду так долго держишь? Видно, от упрямства». И всё пошло-поехало опять. Кроме младшего сына никто с ней не разговаривает. Хотя внешне она старается сохранять спокойствие, но в душе не может не признать своё одиночество. Что-то такое уже начинает разъедать её душу в этой игре.

6. Она получает эсэмэску от мужа, когда собирается домой из офиса. «Срочное дело есть, домой скорей!», - просит муж. Чуть настороженно думает: что, разве уже занавес? Или на самом деле оборвалось?

Она застала в своем доме мужа, сына-метиса и нескольких незнакомых. Лица у всех напряжённые, злые. Он откашлялся, попросил её сесть возле себя поговорить.

Сын-метис зачал у одной из девушек ребёнка. Та никому ничего не говорила, пока не прошло 4 месяца. Сейчас беременная с родителями сидит перед ней, родители угрюмо смотрят на неё, как будто не сын-метис, а она является виновником надутого живота у их дочери. Довольно хорошенькая, сидя с низко опущенной головой, девушка прикрывает свой живот руками. Пока родители обрушивают на неё самые тяжёлые слова обвинений.

«Как нам быть?», - спрашивает муж, как будто всё это время они были согласной супружеской парой. А она сидит и хранит молчание. Вот, наконец, она должна нести ответственность за это ох нелёгкое дело. Повернув лицо в сторону его сына-метиса, она впервые заговорила с ним, задав ему вопрос по-английски: «Они хотят, чтобы свадьба сыграна. Что ты думаешь?»

Однако сын-метис не понимает, почему он должен сыграть свадьбу. В Европе не нужны свадьбы. Он не на шутку испугался, когда мать девушки, подпрыгнув, пальцем тычет ему в лицо: «Дон Джуан развратный! Если не можешь своего ребенка кормить, то мы будем. Однако ты должен нести ответственность за нашу дочь!». Он плохо понимает эту фразу, ведь он не собирается свою подругу бросать. И она сама тоже с ним соглашается – не нужна свадьба, достаточно вместе ребенка растить. Так что тут такого, чтобы быть такими напряжёнными?

Она сама удивляется своему спокойствию, когда успокаивает родителей этой чужой девушки. Она извинилась перед ними, пообещала прийти в их дом с приношениями, как требуют традиции. Бракосочетание ведь важное дело в жизни человека, наш сын жил за границей с малых лет, поэтому во многом не понимает вьетнамскую культуру, ему нужно время, чтобы привыкнуть к нашим традициям. На середине её речи девушка не смогла вовремя остановить рвоту, всё на чайный стол выплеснулось. Отец отвернулся, а мать с воплем кричит: «Боже мой, какой позор!».

Она одним жестом заставила всех присутствующих сидеть. И, перед их удивленным взглядом, поднялась и повела девушку за руку в ванную. Сын-метис побежал следом до двери, приговаривая “I’m sorry”1). Она махнула рукой, выгнала его прочь. “None of your business”2).

1) Извините.
2) Не твое дело.

Сын-метис стоит как столб перед закрытой дверью в замешательстве, не зная, что делать, как поступать. Сколько ещё времени пройдет, когда поймет он, какие эмоции скрываются за спокойствием на этом лице, как у статуи восточного будды?


Примечание

Хотбой, который мог бы быть прототипом метиса-европейца в этом рассказе:
http://soha.vn/hot-boy-lai-tay-noi-tien ... 816527.htm

Изображение

Изображение
Хотбой с сестрой

Аватара пользователя
tykva
Сообщения: 360
Зарегистрирован: 22 окт 2009, 10:48
Откуда: Ханой

Re: Нгуен Чыонг Куи. Рассказы - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 30 янв 2017, 10:40

Фонг и Иен

Нгуен Чыонг Куи
Рассказ

Иен часто ходит выпить с мужской половиной группы. В наше время такое пристрастие к пиву у девушек-служащих не вызывает у окружающих удивления. Но Иен часто сама активно зазывает сослуживцев на выпивку. «Почему ты не зовешь Тху?», - спрашивает её Фонг. Иен с безразличным выражением отвечает: «Она трудоголик. Днями сидит лицом в монитор компа до восьми вечера. Кто на ней женится?».

В отличие от cухощавой Тху, Иен отличается белой кожей, пышной грудью, пухлыми губами, а живые глаза стреляют зазывающими взглядами. Где бывает Иен, там вспыхивает веселье, и атмосфера заставляет всех принять её за руководителя группы финансистов, а не Тху. В то время Фонг только что вернулся из Европы и работает руководителем группы исследователей. Иен активно поддерживает все внеофисные забавы по его затеям. В их пивной компании мужчины все приблизительно одного возраста, включая двух женатых старших техников, которые живут, как будто ещё холостые, поэтому могут засидеться порой и до полуночи. В глазах Иен все они пусты-напрасны, кроме Фонга. В отличие от начальников других групп, которые или сдержанные, или показно-угрюмые, чтобы подчеркнуть своё лидерство по-европейски, Фонг любить пошутить. Тху же не может его терпеть, считая его шутки грубыми.

Прошлую пятницу к концу дня Иен ворвалась к Фонгу в кабинет, растегнув пуговицы, с хохотом прикрикивая: «Фонг, давай портить друг другу репутацию». Конечно, Фонг не был такой несмышлёный. Но шуточки ради можно. Иен смеётся, пиво пьёт, как ни в чем не бывало. Во время послепивных посиделок в ночном караоке Иен, полушутя-полувсерьёз прижавшись плотно к Фонгу, руками гуляет по его телу. Фонг отвечает тем же щипанием-сжиманием, но ясно даёт понять, что это лишь шутка. И останавливается вовремя, не заходя слишком далеко. Глаза у Иен, как у кошки, блестят. Фонг вернулся домой в 2 часа ночи, рубашка пропитана запахом её духов.

Начало следущей недели Фонга ожидает чувством опустошения в офисе. Он был сильно занят всё утро, но всё же чувствует, что чего-то не хватает. Только во время обеденного перерыва спохватился – Иен не хватает. Хоа из отдела кадров сообщает, что Иен отпросилась, чтобы готовиться к свадьбе. Свадьба? Хоа толком не знает, знает лишь, что отпросилась Иен всего на один день. Фонг чувствует неприятное недоумение – если так, то что значит прошлые шуточно-сладостные флирты? Как понять её поведение три дня назад? И впадает в тихую ярость. Посиделки за пивными кружками в этот день проходят в затихшей атмосфере, как будто над головой висит угроза развала группы весёлой выпивки.

**

“Это Чак, мой жених», - Иен с тем же кокетливым хохотом входит в пивную, рука в руке с молодым человеком. Фонг и все остальные четверо мужчин смотрят во все глаза на «соперника». Иен заботливо раздала им приглашения на свадьбу. Настал очередь Фонга, она смотрит ему прямо в глаза: «Ты должен проводить меня до самого нашего дома. Должен же ты проводить возлюбленную в дом её мужа». Она захохотала, обняв его рукой. Её молодой человек также громко хохоча, поторопил всех поднять кружки: «давайте кружками стучать». Фонг вскоре увлёкся шумной атмосферой, однако в уме всё-таки успела проскочить навязчивая мысль : «Это с каких пор успел-то стать её возлюбленным?».

Чак отличается огромным ростом, носит на шее крупную золотую цепь и чем-то смахивает на водителя грузовика дальнего следования, и, в целом, подходит Иен по шумному стилю поведения. По внешности трудно определить его возраст. Он сам начал обращаться к Фонгу на ты. «Знаешь ли, я пробовал очень много профессий. В России работал водителем грузовика и даже занимался продажей полезных ископаемых. Побывал на золотых рудниках. Жил в пятизвездных гостиницах». Интонация у него музыкально-выразительна, прямо как стихи декламирует. Иен хихикает, подмигнув Фонгу: «Послушай, как умеет стильно выражаться». После пивной вся компания пошла в клуб караоке отпевать похмелье. Блестящий дорогой автомобиль с тонким вкусом оставив далеко на парковке на самом перекрёстке, Чак позвонил, приглашая ещё своего близкого друга – тощую, с бледными до черноты губами, особу. Лок - завсегдатай их пивной компании, прошептал Фонгу на ухо с раздражением: «Фонг, ты посмотри, будущий муж Иен как будто человек из чёрного общества. Близкий друг как неживой».

Музыка, которую выбирает Чак, изумляет всех. «Чыонг Чи - его песни ещё звучат веками...»1). Фонг с нескрываемым удивлением наблюдает за тем, как мужик грубой внешности огромного роста, как медведь, тонко поёт лирические песни... «В любви к родине живёт душа, которую всецело я отдал тебе, моя любимая...»2). Задушевно поёт Чак с одной рукой слева на груди, повернувшись всем корпусом к Иен. Мужчины хлопают руками, апплодируя ему с громкими возгласами. Иен звонко хохочет.

1) «Чыонг Чи» – известная песня композитора Ван Као
2) «Любовь шахтера» – песня композитора Хоанг Вана

А когда Чак отходит на другую сторону улицы, чтобы подогнать машину, Иен локтём задевает Фонга: «Ещё успеешь!». Фонг чуть не повалил её пинком под колено сзади. «Подожди, в день свадьбы поднимусь с возражением, и вместе удерём». Иен, смущённо смеясь: «А почему не сейчас и сразу?».

Однако флирт на этом и кончается. Расстались, и по домам. На самом деле Фонг даже не знает, где живёт Иен. Хоа из отдела кадров рассказывает, Чак не успел приобрести собственный дом, и молодожёны под контракт сняли квартиру в районе полуострова Анзыонг, туда и проводит их свадебный экипаж. И каждый день просачиваются новые и новые слухи, которые совсем не в пользу этого брака.

«Так, в конце концов, откуда её муж родом?», - спрашивает Тху с раздражением – она-то является непосредственным начальником Иен, но так и не знает истинное обстоятельство дел. Хоа шепчет: «Из провинции Тханьхоа». Лок не может успокоиться: «Так почему в караоке выбирал только песни про шахты Куангнинь?».

Лок также стал активным источником информации для Фонга. «Каждый раз ездит на разной машине. Сегодня увидел, как разъезжает на Мерседесе. Неужели, занимается рэкетом». Ухмыльнулся Минь: «Да ты что. Всего-навсего частный водитель на вызов!».

Все на кофейной гуще так и гадают. Фонг смеется: «Ну, давай прямо у неё же и спросим». Тху с нетерпением поджидает Иен и начинает спрашивать о Чаке с волнением. Иен с удивлением отвечает: «Да вы разве не знаете, у него строительная компания, совладельцы они с друзьями». Сказав, снова отпросилась, ссылаясь на то, что надо сходить заказать ресторан для свадебного угощения. Все, вроде, удовлетворены, кроме Тху. Она продолжает: «Совладелец строительной компании, и надо снимать квартиру, когда женится?». Хоа её успокаивает: «Ладно, это она выходит замуж, сама должна за своё решение отвечать. Зачем нам пустые разговоры разговаривать? Мы ведь посторонние».

Тху покусала губы: «Я заинтересована. Потому что она у меня заняла деньги». Все собираются вокруг неё. «Много ли?». «Порядка несколько десятков миллионов». Выдохнув, Тху посмотрела в сторону Лока. Выяснилось, что Иен заняла деньги почти у всех. Кроме Хоа и Фонга. Ситуация получает новый оборот и оказывается намного сложнее, чем думают сослуживцы.

**

- Родители жениха почему так молодо выглядят?
- Так это не сами родители. Это только родственники, которые представляют род жениха. Иен ведь рассказывала, что свёкор умер, а свекровь живет в России с его старшим братом.
«Разве не смогла на свадьбу младшего приехать?», - Хоа укоризненно покачала головой.

Явка скудного количества родственников со стороны жениха на свадьбу вызывает у всех недоумение о «легитимности» Чака. В противоположность беспокойству сослуживцев, Иен звонко смеётся, одной рукой поднимает подол свадебного платья, в другой держит кружку пива, в сопровождении своих родителей обходит зал, вместе с Чаком подходит к каждому столу. Когда очередь дошла до стола, где сидят сослуживцы, Хоа слегка наклонила голову в сторону, осматривает невесту: «Ну как? Рис уже сварен?». Мать невесты в шикарном платье аозай из дорогого бархата цвета красного вина сложила руки в знак ликования: «Ещё некоторое время тянула бы, так весь наш рис пропах бы мхом». Иен захохотала: «Вот видите, как моя мать спланировала заранее – как можно меня из дома скорее было бы выгнать!».

Гости за столом заулыбались напряжённо. Иен протиснулась через два ряда стульев, добралась до места Фонга как раз в момент, когда фотограф защёлкал своим аппаратом. Иен прошептала Фонгу на ухо: «Тридцатое число, ещё не настал Тэт. Ещё успеешь!». Фонг почувствовал легкое волнение, ему показалось, что её шёпот услышали все приветствующие. Однако все обращают своё внимание на карпа на тарелке, на которого уже полили горячий соус.

После свадебной трапезы Фонг вместе со всеми сослуживцами провожают молодожёнов в нанятую ими квартиру. Вся квартира почти пустая, вещи в нескольких чемоданах ещё не успели распаковывать. Хоа с сочувствием чмокнула губами – «ну, не отличишь от казармы». Тху, угрюмо нахмурив брови, посмотрела вокруг, понукая всех отправиться в обратный путь. Иен протянула руку поспешно рывком содрать шторы с розовым бантом над брачным ложем, пригласила всех туда сесть. «Да присядьте ненадолго чайку попить. Чак уже пошёл доставать чайник». Все делают вид, что её слова не услышали, и поспешили к выходу.

Иен подмигнула Фонгу: «Нужен ли тебе запасной ключ от квартиры?». Фонг почувствовал неловкость. Она украдчивым быстрым движением вручила ему ключ в руку, захохотала и нарочно сказала так, чтобы все, уже спускающиеся по леснице внизу, услышали. «Ну всё, спасибо и до свидания. Я пошла варить рис». Её звонкий хохот долетел до них. Хоа вздрогнула: «Смеётся, как по велению нечистых». Фонг держал холодный ключ в сырой от пота руке, и не удержал, уронил его с звонким звяканием на пол. Он сказал в своё оправдание: «О, не знаю, почему мой ключ от ворота выпал из связки». Тху посмотрела на него с подозрением.

**

Уже несколько месяцев подряд Тху замечает, что Иен не работает сосредоточенно. Иен так запутала данные, что Тху сердится. Она как лидер группы и без того занята оценкой персональных ресурсов, а Иен не помогает, наоборот, портит общее дело. Хоа держит один глаз на бумагах, низко наклоня голову, украдкой шепчет: «Забеременела». Тху с изумлением бросила быстрый взгляд на рабочие места своей группы. Хоа стоит рядом с ней, комментируя ситуацию: «Разве не заметила ты, что у неё живот уже начинает расти? Лицо бледное. Уже несколько раз сходила в туалет. Из-за рвоты».

Тху не смогла удержать нервный хохот – ну, прямо как свекровь за ней следишь. Тху на самом деле так сильно занята, что не хватает время на то, что происходит вокруг. Да и немножко, на самом деле, держится она вдалеке от сослуживцев. Нужно побольше обращать внимание на Иен и ей помочь. Она вспомнила, как вчера застала, как разговаривала Иен в коридоре по мобильнику с кем-то очень долго и вернулась на рабочее место с заплаканными глазами. Поспешив на совещание, Тху забыла поинтересоваться об этом.

Тху решила дать Иен повышение зарплаты. «Поосторожнее в три первые месяца. Скажи мужу, пусть тебя на работу и домой провожает». Иен устало отвечает: «Мой муж работает на стройках в Лаосе, раз в несколько месяцев только бывает домa». У Тху в голове молниеносно появляется мысль: «Так ты все эти месяцы одна... Как дома одна справляешься?». «Так моя мать каждую неделю из Куангнинь приезжает». «Ох ты, молодец, не хуже солдатских жён во время войны. Успела зачать ребенка во время отпуска мужа». Иен хитро улыбается, однако на Тху нахлыхнула волна беспокойства. В семье Иен всего две сестры, младшая учится в институте, ещё не может самостоятельно ничего делать. Женщине в положении требуются постоянные походы к врачу, да ещё чего, и заболеть может, нужен мужчина, чтобы за ней присмотреть. На вопросы о Чаке каждый раз Иен уклончиво отвечает, всё вокруг да около, то скоро он вернётся, то скоро они отдельный дом купят. Хоа не вытерпела, прямо потребовала: «Так покажи хоть фотографию дома. И акт купли-продажи вместе с договором о передаче». На это Иен с показной радостью сообщает, что дом они покупают с рассрочкой, и только на следующий год получат. Её радостный тон заставляет, однако, всех сомневаться. Присутствующие обмениваются взглядом – да уж, значит, ещё долго не настанет срок, когда она отдаст им задолженные деньги.

Неожиданно Тху посмотрела повнимательнее. На руке Иен виден синяк. Та поспешно спрятала эту руку, поморщившись, но, мгновенно поменяв выражение лица, начала шумно хохотать. «Это я нечаянно ударилась о стол». Хоа косилась на неё с подозрением: «Правда ли? Или он бил?». «Да какой там бил, не драматизируй. Это он неловко взял мою руку». Тху подумала, тут что-то не то. Голос Иен звонко звучит, как будто рассказывает о чём-то очень живом и интересном.

После того, как пересмотрела все деловые письма, график работы и выходные дни Иен, Тху решила все события связать. Она ввела всё, что связано с Иен, в компьютер. И получила такой результат, в котором она не чувствует ничего неожиданного.

Однако Тху всё ещё не могла решиться. Пожившая, опытная Хоа решила помочь: «Надо всё выложить и высказать». Она искала и нашла повод, чтобы пригласить к себе в кабинет Фонга и Иен. И начинает вокруг да около, издалека разговор: «Если что-то есть между вами, то скажите, мы поможем». Иен хихикает. Фонг слегка удивляется такой неожиданной заботе. Тху думает, что Хоа выступила тут как успокоительница, и чувствует себя в некоторой степени слабоумной.

Иен с хрустом откусила кусочек спелого кислого фрукта, отвечает с полным ртом: «Если хочу, погуляю, а с кем, не спрашивай. Забеременела, от кого, кто отец, не спрашивай! Правильно ли говорю, Фонг?», - и протянутой рукой ущипнула Фонга за щёку. Фонг улыбается с такой загадочностью, что Тху почувствовала своё действие плохо обдуманным просчётом. Хоа велела ей никому больше ни слова не говорить. Тху засунула лист бумаги с результатами в шредер.

Следующий день, Тху едва успела открыть свой обед на столе, как вбегает Хоа с поспешностью. «Так не смогла ж ты, однако, сохранить их тайну!». Тху с удивлением на неё посмотрела: «Причём тут я? Я с утра сидела на совещании». Посмотрев вокруг, она поняла в чём дело. Иен сидит в окружении девушек. Она смеётся, хитро блестя глазами. «Да что вы, девчонки. Разве не мой это муж, вы что, думаете на Фонга?». Все вокруг неё зашумели. «Ох, так, оказывается...». Хоа с чувством беспомощности вернулась на своё место. «Ну всё, не могу ничего с вами поделать».

В компании быстро распространились слухи, что Иен забеременела от Фонга. «Ты поосторожней. Её муж сильно смахивает на человека чёрного общества. До его ушей дойдёт, ничего хорошего не выйдет». Фонг только плечами пожал с безразличным видом: «Да не такой я глупый, чтобы высиживать чужие яйца!». Тху на него страшно сердится – разве можно об этом говорить таким наглым тоном. Раз так, то не станет она помогать. Она больше не смотрит на Фонга, если вынуждено по делам, то общается с ним холодно, обрывистыми фразами. Хоа с обидой: «Надо всё на место поставить». Но что они смогут на место поставить, если «пострадавшая» нарочно показывает им такое радостное лицо и настроение. На все их вопросы та отвечает непременно одним и тем же «всё в порядке». Пусть, раз так.

Месяцы прошли. В конце концов Иен настал срок родить ребёнка. Женщины-сослуживицы позвали друг друга в больницу её навестить. Иен с новорожденным сыном лежат на койке вместе с ещё одной парой роженицы с новорожденным. Младшая сестра в толстых близоруких очках сидит в конце койки, так увлечена игрой, что не может оторвать глаза от своего мобильника. Тху спросила с нахлынувшей жалостью. «Что-нибудь хоть было покушать?». «Так ушёл купить кашу, сейчас принесёт».

И тут входит Фонг с термосом. Все в шоке. Хоа посмотрела на Тху, улыбнулась с явным ликованием. Тху смущённо заговорила с Фонгом. Иен сказала сестре: «После занятий приходи, в моей квартире с уборкой помоги. Фонг, дай ей ключ». Все молча следят за тем, как Фонг достаёт ключ из своей связки и вручает сестре Иен. Тху еле сдержалась, не вскрикнула «Ах...», живо вспомнила последнюю сценку с уроненным ключом у квартиры Иен в день её свадьбы.

Уже не зная, что делать, чем занять себя, женщины-сослуживицы по очереди подержали новорожденного на руках, посюсюкали, что очень похож на маму. Тху про себя думает, разве скажешь, что похож на папу! Иен весело смеётся, говорит всем: «Вот когда вернётся из командировки новоиспечённый отец, мы пышно отпразднуем исполнение месяца ребёнку, угостим вас диковинными лаосскими блюдами!»

Ну и как это, позвольте, понять, а?