Вьетнамская проза средних веков

Книги, статьи и цитаты. Авторы.

Модератор: tykva

Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 08:47

Вьетнамская проза средних веков. Перевод с вьетнамского М. Ткачева:

http://www.biblio.nhat-nam.ru/Vietnamsk ... 8-1975.pdf
7,5 МБ

Из книги Классическая проза Дальнего Востока, Библиотека всемирной литературы, т.18, 1975 г.

Содержание:
ЛИ ТЕ СЮЙЕН
Из книги «Собрание чудес и таинств земли Виет»
Высокородные и победоносные воительницы Чынг
Жена Верная и неизменно следующая истинною стезей, Целомудренная и доблестная, Постоянная и грозная
Князь, Начальствующий государевым войском, Спаситель державы, Приближенный Совершенномудрого
Главнокомандующий, Преданный и мудрый, Великодушный воитель
Князь, Податель спасительной помощи, Всепроникающий чудотворец, В воздаяниях неизменный
Из книги «Записи дивных речений в Саду созерцания»
Преподобный Кхуонг Виет
НГУЕН ЧАЙ
Из «Посланий военачальникам»
Ответ Фан Чжэну
Еще один ответ Фан Чжэну
Еще один ответ Ван Туну и Шань Шоу
Посланье чиновным мужам в крепость Диеу-зиеу
Посланье в крепость Троеречья — Там-зианг
Посланье Ван Туну
ФУ КУИНЬ, КИЕУ ФУ
Из книги «Дивные повествования земли Линь-нам»
Рассказ о духе деревни Фу-донг
Рассказ про топь, возникшую в одну-одиную ночь
Рассказ о бетеле
Рассказ о новогодних пирогах
Рассказ о Золотой черепахе
Рассказ о Горе-балдахине
Рассказ о Ха О Лое
Из книги «Сочинения, оставленные государем Тхань Тонгом из дома Ле»
Перебранка двух будд
Послание комара
Дивная любовь в краю Хоа-куок
Принцесса Нефрита обретает супруга
История мыши-оборотня
ЛЕ ТХАНЬ ТОНГ
Из книги «Десять заповедей о неприкаянных душах»
1. Буддийские монахи
4. Конфуцианцы
9. Купцы и бродячие торговцы
HГУΕΗ ЗЬІ
Из книги «Пространные записи рассказов об удивительном»
Рассказ о тяжбе в Драконьих чертогах
Рассказ о злых делах девицы Дао
Рассказ о покинутой пагоде в уезде Восточных приливов
Рассказ о девице по имени Туи Тиеу
Рассказ о военачальнике Ли
Рассказ о Повелителе Демонов ночи


Вьетнамская проза средних веков

У этой страны было много имен. По-разному называли ее летописцы и землесловы старых китайских царств. Но в писаниях их нередко звучало высокомерье и алчность; они многое знали об этой земле: знали, какие ведут к ней пути по водам и суше и где лучше стоять крепостям, знали, что и откуда можно на ней взять. Им казалось, будто они знают и, как согнуть и смирить людей, живущих на этой земле; но годы складывались в столетья, и мудрость их оказывалась ложной: люди распрямлялись, как выстреливший лук, и вновь обретали свободу.

Да и могли ли они отдать чужим землю, сотворенную их руками! Веками насыпали они плотины и дамбы, отвоевывая пядь за пядью у соленого моря и изменчивых рек. С топорами в руках наступали на зелёную стену тысячелетнего леса, оставляя за спиной полотнища пашен. В эти пашни ложились они после смерти, и плуг постепенно сравнивал невысокие насыпи их могил, а сами они становились частицею щедрой земли, соком наливавшихся зерен, дыханьем цветов и листвы. Земля была священна, как священен был труд земледельца. Государи именовали его "корнем" процветанья и долгие столетья еще выходили в положенный день провести, возвещая начало трудов, первую борозду... Название ее помечали в нехитрых своих лоциях кормчие кораблей, доставлявших сюда из страны Западного неба - Индостана оборотливых купцов и степенных буддийских монахов в шафрановых рясах. Ее имя выговаривали нараспев корабельщики с благословенного острова Явы. Берега ее, пусть и неточно, вывел на своей знаменитой карте Птолемей. О ней писал неутомимый Марко Поло. Даже автор курьезной "Книги познанья", более шести столетий назад объехавший якобы из Кастилии весь обозримый мир и указавший для самых невероятных стран их гербы и флаги, счел нужным сказать про эту страну: "Я там был... " Ее включил в XV веке в свое пособие по мореходству араб Ахмед ибн Маджид. А еще через двести лет там побывал и описал ее в нашумевших своих "Странствиях" потугалец Фернан Мендес Пинто.

Мы называем ее сегодня "Вьетнам", но имя это новое, ему нет еще и двух столетий. И так уж вышло, что, пожелай мы узнать о давнем ее прошлом, начинать нам придется не только со старых летописей, а и с "изящной словесности". Ибо первая из дошедших до нас вьетнамских летописей - "Краткая история земли Виет" (или Дай-виет, как назывался тогда Вьетнам) и самая старая книга новелл, написанная Смотрителем Королевских книгохранилищ Ли Те Сюйеном, "Собрание чудес и таинств земли Виет" - обе датируются XIV веком; а если следовать формальному принципу, новеллы (предисловие к ним подписано 1329 г.) моложе чуть ли не на полстолетия. Потом книги житийных рассказов, буддийские трактаты, ритмическая и эпистолярная проза многих авторов своим появленьем опережают "Описание деяний государя из Лам-шопа" (исторический труд, условно пока датируемый 1433 г.) и следующий дошедший до наших дней летописный свод-"Полные исторические записи" Нго Ши Лиена (1479). А затем в течение лишь нескольких десятилетий появляются еще четыре книги: "Дивные повествования земли Линь-нам" (Земля Линь-нам (дословно: "южнее хребта") - в старых вьет намских и китайских книгах - территория южнее хребта Нгулинь, куда входил и Северный Вьетнам, иногда его обозначали этим названием. ) Ву Куиня и Киеу Фу (новеллы; послесловие датировано 1493 г.), книга новелл и книга ритмической прозы короля Ле Тхань Тонга (он умер в 1497 г.) и "Пространные записи рассказов об удивительном" Нгуен Зы, завершенные где-то в первой половине XVI века.

Правда, оговоримся сразу, что примерно за два столетия до "Краткой истории земли Виет" написаны были "Исторические записи" До Тхиена, а в семидесятые годы XIII века появился тридцатитомный свод Ле Ван Хыу "Исторические записи земли Дай-виет" (в основу которого, возможно, легла более ранняя хроника Чан Тана); но ни один из этих памятников не сохранился, как не сохранились и написанные позже, в конце XIV века, два исторических труда Хо Тон Тхока. Впрочем, точно так же до нас не дошла и первая книга повествовательной прозы - "Повесть о высшем воздаянье" (XII-XIII вв.).

XV и XVI века - золотая пора средневековой литературы Дай-виета. В это время были созданы поэтические шедевры Нгуен Чая и стихи Ле Тхань Тонга и его академии - "Собрания двадцати восьми светил словесности", которую государь возглавлял отнюдь не ради придворного пиетета, поэзия Нгуен Бинь Кхиема (Нгуен Бинь Кхием (1491-1585) -выдающийся поэт и просветитель; служа при дворе, потребовал казни восемнадцати временщиков; получив отказ, вышел в отставку, вернулся на родину и преподавал там долгие годы в своей школе. ). От этого времени дошла до нас проза того же Ле Тхань Тонга и Нгуен Зы. И если учитывать так называемый фактор времени, достижения эти представляются тем более выдающимися, ведь первые литературные памятники Дай-виета относятся к концу X - началу XI века, когда в соседних странах существовала уже многовековая литературная традиция. Разумеется, влияние этих литератур, и в первую очередь литературы китайской, сыграло здесь немалую роль. Но важным и, видимо, определяющим моментом стал здесь высокий духовный подъем, которым охвачен был народ, как раз в это время, в X-XI веках, утвердивший свою свободу и государственность ("Волею неба, - ликовал летописец, - вновь возродилась держава Виет... "). И если в первые столетия своей жизни литература Дай-виета говорила еще на вэньяне, языке общем тогда для многих дальневосточных литератур, то творения Нгуен Чая, стихи академии Ле Тхань Тонга и Нгуен Бинь Кхиема писались уже на вьетнамском языке и вьетнамской письменностью "ном", на "номе" впервые написал Ле Тхань Тонг и свою ритмическую прозу - "Десять заповедей о неприкаянных душах".

Историческая проза отнюдь не была только плодом на древе чужой традиции; великие свершения времени властно требовали своего увековечения (вспомним пушкинского Пимена: "Да ведают потомки... земли родной минувшую судьбу"). Эта потребность вызвала к жизни и первые две книги повествовательной прозы: "Собрание чудес и таинств земли Виет" Ли Те Сюйена и "Дивные повествованья земли Линь-нам" Ву Куиня и Киеу Фу.

Правда, для Ли Те Сюйена важно не само по себе связное изложение истории. Событие, факт для него лишь ступенька, с которой начинаются чудеса; причем чудеса не всякие, вернее, не от всякого исходящие, а, как бы это сказать поточнее, - благополезные государству и государю. В предисловии своем он писал так: "В нашей державе Виет издревле и доныне поклоняются в храмах огромному множеству духов; но много ль меж ними таких, чьи подвиги велики и несомненны и кто помог бы народу?" Конфуцианец Ли Те Сюйен, во все вносивший иерархию и порядок, пожелал составить некую опись официально признанных духов, отделить их от бесполезной и пакостной чертовщины. Усопшие государи и государыни у него продолжают споспешествовать живым монархам, подданные и после смерти служат земным властителям, и духи стихий и земель тоже трудятся для блага трона. Но схема эта отнюдь не абстрактна. И если не любой дух услужает государям, то, с другой стороны, и не любому государю служат пришельцы из потустороннего мира; не любому, а - своему государю, повелителю Дай-виета. Причем, излюбленное служение духов дай-виетским королям - помощь им на поле брани. Конечно, Ли Те Сюйен не смог с исчерпывающей полнотой выполнить поставленную им для себя задачу, за рамками его сочиненья осталось немало достойных духов (трудно предположить, чтобы за все прошедшие века на целое государство их набралось лишь двадцать семь - столько рассказов в книге), и не случайно он приглашал "просвещенных мужей" продолжить его труд, и многие охотно продолжали его вплоть до начала XX века. Но он достиг иной цели - из-под его кисти вышла книга, донесшая до нас спустя шесть с половиной веков частицу живой жизни его времени. Он старался быть точным в изложенье земных дел своих героев, - ведь дела эти были предпосылкою, объяснением чудотворных деяний их после смерти. Он ссылается на историка До Тхиена, на китайские хроники; но все равно персонажи книги ведут себя точь-в-точь как его современники (вернее, - это уже художественный прием, - так, как они должны были себя вести в соответствии с нравственным идеалом автора, основанным на конфуцианских догматах). Вот Ми Е, королева индуистского государства Тямпа (Тямпа - индуистское государство на территории Центрального Вьетнама, упоминается в источниках со II в.; из длительных столкновений с Дай-виетом вышла побежденной и утратила независимость (конец XV в.); скусство Тямпы оказало влияние на вьетнамскую культуру. ), является во сне исповедующему буддизм вьетнамскому королю Ли Нян Тонгу (Король Ли Нян Тонг - правил с 1072 по 1127 г.; при нем проводились первые конкурсные экзамены, создана Придворная академия.) и произносит конфуцианские словеса о долге верной жены. Но, заговори она по-иному, и чудо уже было бы "от лукавого". Интерес автора прежде всего к самому чуду, как подтверждению святости духа, приводит его иногда к тому, что чудо свершается во имя дела, заведомо несправедливого. Так, Дух - повелитель земли в Данг-тяу, доказал однажды свою святость сыну короля Ле Дай Ханя (он правил с 980 по 1005 г.), проведя границу ливня ровно по середине реки, чтобы струи его не задели принца. Но несколько лет спустя принц, задумав убить своего брата и захватить престол, является к духу за советом, и тот, представ перед ним во сне, в изящном восьмистишье пророчествует удачу. Все хорошо бы, да только принц этот, убив брата, прославился как величайший злодей и распутник, чего Ли Те Сюйен спустя триста лет не мог не знать. Но он, указав для точности тронное имя узурпатора, сообщает (как во всех других рассказах), какой именно титул был пожалован духу...

Сам Конфуций, говорят, никогда не высказывался о чудесах и духах. Да и последователи его к материям этим относились без особенного интереса. Как же тогда расценивать сочинение Ли Те Сюйена, ведь написано оно отнюдь не для усладительного чтения? Он, правда, не смеет полемизировать с Учителем, как это с поистине королевской непринужденностью делает Ле Тхань Тонг (тоже, кстати, конфуцианец) в первых же строках предисловия к своим новеллам; но все же...

Объясненье этой, не такой уж, впрочем, и редкой, "странности", кроется, видимо, в обстоятельствах, при которых складывались мироощущенья и взгляды вьетнамца той далекой от нас эпохи. Вьетнамец - рождался ли он в семье пахаря или вельможи - с самого детства знал: вспышки молний и гром - это знак приближения Духа громов, который, размахивая своим каменным топором, спешит исполнить волю Повелителя неба и покарать содеянное кем-то зло. Он знал, что прохладный ветерок и опустошительный ураган нагоняет своим опахалом безголовый Дух ветров, а дождевые тучи исторгает в небо огромный дракон - Дух дождя. Знал: если старец Дух риса явится кому-нибудь во сне веселым, жди недорода, а явленье изможденного духа предвещает большой урожай... В каждой реке, в лесных чащах и горных пещерах жили духи, и всем были известны обычаи их и повадки. Святынею дома почитались алтари предков, духи которых на небесах предстательствовали за живых; в динях (деревенских общинных домах) поклонялись духу - первооснователю деревни. Виетам приходилось то и дело с мечом в руках отстаивать свою свободу, и в каждой округе стояли поминальные храмы - дены и миеу, где чтили память героев; считалось, что в черные дни вражеского нашествия они помогают живым защищать родину. Среди этих обожествленных впоследствии героев были не только государи и военачальники. "Малая отроковица" Чан Нгаук Тыонг девяти лет от роду помогла знаменитому полководцу Ли Тхыонг Киету (сам он и чудеса его описаны в книге Ли Те Сюйена) разбить воинство Тямпы, и государь за то пожаловал ей, простолюдинке, титул принцессы, а народ воздвиг храм. Это случилось в 1103 году. А, скажем, в 1285-м, - быть может, уже на веку Ли Те Сюйена, - когда в Дай-виет вторглись из Китая полчища монгольской династии Юань, "отпрыск государева рода" Чан Куок Тоан (было ему тогда пятнадцать лет) собрал из своих сверстников "рать" и бился рядом со взрослыми...

Любой вьетнамец знал досконально историю происхождения своего народа - не ту, над которой по сей день ломают головы ученые, а другую - чудесную, но по тем временам вполне достоверную историю. Они именовали себя "внуками Неба, детьми Дракона" и рассказывали, что некогда у Божественного земледельца Тхэн Нонга (китайский Шэнь-нун) был праправнук Кинь Зыонг, поставленный властелином южных пределов; Кинь Зыонг взял в жены девицу из рода Драконов - Лаунг Ны, у них родился сын, которому Кинь Зыонг уступил престол, и тот стал править под именем Лак Лаунг Куана (Дракона - Царя земли Лак; "лак" - древний этноним предков вьетнамцев "лак-виетов"). Жил Лак Лаунг Куан большею частью в Подводном дворце. Он взял в жены красавицу Ау Ко, и она родила на свет диковинный ком; внутри него оказалось сто яиц, из которых вышли сто сыновей. Когда сыновья выросли, Лак Лаунг Куан и Ау Ко расстались, потому что он происходил от драконов, а она - от небесных духов, и они не могли всегда быть вместе. Пятьдесят сыновей ушли вместе с отцом в Подводное царство, а другие пятьдесят остались с матерью на суше. Старший стал первым государем династии Хунг, а всего их было восемнадцать в державе виетов, которая называлась тогда Ван-ланг. И никого, конечно же, не смущало, что, по принятой тогда хронологии, каждый из государей Хунг правил более ста тридцати лет. А Лак Лаунг Куан, научивший людей земледелию, давший им первые установления и законы и перебивший множество чудищ, вредивших людям, так и остался для них "отцом" и никогда не оставлял их в беде. И долго еще у виетов держался обычай разрисовывать себя рисунком наподобие рыбьей чешуи, чтобы во время рыбной ловли, сбора жемчужниц или плаванья по морю и рекам водяные твари признавали в них тотчас сородичей и не причиняли вреда, Говорят, первым королем, отказавшимся от этого обычая, был Чан Ань Тонг, умерший за двадцать лет до появления книги Ли Те Сюйена; но в народе, да и, наверное, при дворе, ритуал этот держался еще долго.

Весь этот зыбкий, но весьма и весьма влиятельный мир чудес и духов входил в сознание вьетнамца задолго до того, как он приобщался к конфуцианской книжной премудрости. Да и потом чудеса, запечатленные в письменном слове, сопровождали его всю жизнь. Летописи отнюдь не бедней чудесами, чем новеллы Ли Те Сюйена. Вот взятое из "Краткой истории земли Виет" описание похода короля Ле Дай Ханя на Тямпу (1001 г.): "Враги, узрев государя, напрягли луки, прицелились, но стрелы их попадали наземь; вновь напрягли они луки, и тотчас на всех лопнула тетива; в страхе враги отступили". И дальше, когда королевское войско было окружено, "государь трижды воззвал к Небу, и враги были разбиты". Среди подарков государям, отмеченных летописцем, рядом с существующими (пусть и редкими) белыми слонами, мы находим белого коня со шпорами наподобие петушиных, трехлапых черепах с шестью глазами или панцирями с пророческими письменами. А драконы за восемнадцать лет царствования Ли Тхань Тонга (1054-1072) появляются чуть ли не тридцать раз. Но летописца интересуют "прижизненные" чудеса, связанные с его персонажами, а Ли Те Сюйена - "посмертные". Само упоминание чуда в летописи уже как бы ставило его в ряд реальных событий, Ли Те Сюйен же использует такую схему изложения, которая, развиваясь по нарастающей и завершаясь монаршьим благословением, должна убеждать читателя. И этот прием вынуждает его уделять не так уж много внимания земной ипостаси героя. Портрет у него обычно отсутствует или же сводится к скупым трафаретам, рисующим часто героя уже в его "посмертном" существованье. Невозможно представить себе обличье короля Ли Нян Тонга (он правил с 1072 по 1127 г.), встречающегося в "Собрании чудес и таинств земли Виет". А вот его описанье из летописи: "Государь был муж с высоким челом и лицом дракона, длинными - ниже колен - руками; он имел особый дар к искусству созвучий, все песни и наигрыши были сочинены им". В "Краткой истории земли Виет", несмотря на всю лаконичность письма, немало ярких драматических сцен, интересных психологических наблюдений, диалогов, есть, как и в книге Ли Те Сюйена, стихотворные вставки, правда, их совсем немного. Это все - полезный "строительный" материал, который использует в будущем художественная проза, ибо взаимовлияние двух этих жанров отнюдь не сводилось к одному лишь заимствованию сюжетов (кстати, многие из рассказов Ли Те Сюйена были использованы в летописном своде Нго Ши Лиона); летописи давали литераторам и материал для реминисценций; несомненно, из исторической прозы (не обязательно только китайской, а - и своей, вьетнамской) пришли в уже оформившийся у Ле Тхань Тонга и Нгуен Зы жанр новеллы завершающие рассказ нравоучения, у китайских новеллистов встречающиеся не так уж и часто.

Неким сводом чудес представляются с первого взгляда и "Записи дивных речений в Саду созерцанья" (XIV в.), где собрано сорок одно житие знаменитых святых и проповедников вьетнамского буддизма Тхиен. Однако, собранные воедино, все эти чудеса должны, очевидно, служить подтверж-деньем не только личной святости каждого из персонажей житийных рассказов, но и истинности самого учения. Вероятно, перед книгой ставилась еще одна важная цель - сохранить наследие учителей буддизма Тхиен, и потому многие жития перегружены поученьями и философскими рассуждениями. И все же она обладает, несомненно, большими литературными достоинствами, чем другой дошедший до нас житийный сборник - "Записи деяний трех патриархов", где рассказ нередко сводится к сухому перечислению фактов. Пожалуй, самый запоминающийся эпизод здесь - смерть короля Чан Нян Тонга, который, отказавшись от престола (1293 г.), принял - подобно многим государям своей династии - постриг и стал основателем одной из ветвей вьетнамского буддизма.

Учение Будды распространилось здесь еще с I века н. э. и было тогда по преимуществу связанно с индийскими его истоками. В VI и IX веках двумя волнами в землю виетов пришел из Китая буддизм Тхиен (китайск. - чань), который главенствующую роль утверждает за личным постижением истинного пути и приобщением к духу Будды через медитацию. Вот как в одном из житий "Записей дивных речений в Саду созерцанья" поучает преподобный Дао Хюэ: "У каждого в сердце запечатлено слово Будды, и незачем следовать за кем-то, чтоб обрести это слово". В Тхиене к обычной для буддизма проповеди бездействия, безучастья присоединяется умаление роли учителя. Для государственной религии, а ею долгое время оставался буддизм, это, конечно, были непростительные изъяны. И именно против них сосредоточили свои главные нападки конфуцианцы, которые с конца XI века постепенно становились все более значительной силой в государственном аппарате и при дворе. Конфуцианство с его строгой регламентацией в социальной и нравственной областях, требованием подчинения "низших" "высшим" и определением обязанностей подданных по отношению к государю, разумеется, было для формировавшегося феодального государства более подходящей официальной идеологией, чем буддизм.

Утверждению конфуцианства помогала и развивавшаяся система конкурсных экзаменов, на которых практически отбирались государственные чиновники. О сонмах людей, связавших все свои помыслы со схоластической книжной премудростью, входившей в программы экзаменов, бредящих успехом на испытаньях и алчущих связанных с этим успехом благ, писал не без сарказма король Ле Тхань Тонг в своих "Десяти заповедях о неприкаянных душах". Но это было в конце XV века, когда конфуцианство взяло уже верх над буддизмом, и тот же Ле Тхань Тонг запретил даже строительство новых пагод. А пока в XIV веке буддизм был еще силен; причем авторитет его в какой-то мере объяснялся и теми элементами магии и волшебства, которые он заимствовал из других верований. И сильно было влияние даосизма, который из философского учения, каким он был в древности, давно уже переродился в религиозное течение, проповедующее отшельничество, возвращение к "естественной жизни". Даосы занимались алхимией, поисками эликсира бессмертия, изгнанием нечистой силы. Они пользовались в народе славой чародеев, были в силе и при дворе (когда-то, в XI в. король Ли Тхай Тонг выдавал даже им во дворце особые грамоты, подтверждавшие их чудодейственное искусство). Правда, потом, в XV веке, опять же при Ле Тхань Тонге, даосов станут преследовать и придворным запретят даже разговаривать с ними. Но пока - пока не случайно король Чан Минь Тонг (умер в 1358 г.), чуть ли не полстолетия сохранявший влияние на государственные дела, отвечая распалившимся конфуцианцам, требовавшим смены всех обычаев, говорил, что подобные меры могут привести к мятежу...

Более полутора столетий отделяют от книги Ли Те Сюйена следующий дошедший до нас сборник новелл - "Дивные повествованья земли Линь-нам" Ву Куиня и Киеу Фу. Некоторые источники утверждают, будто книгу эту написал Чан Тхе Фап, а Ву Куинь с Киеу Фу лишь собрали ее и отредактировали. Но о самом Чан Тхе Фапе и труде его нам практически ничего не известно, а из предисловия Ву Куиня (1492) и послесловия Киеу Фу (1493) можно заключить, что работа их над рассказами носила в какой-то мере и авторский характер.

Они жили совсем в другое время. Чего не случилось только за эти полтора столетия! Одряхлевшая династия Чан была свергнута в 1400 году канцлером Хо Куи Ли, человеком незаурядного дарования. Он попытался разбить и отбросить прочь цепи рутины и отсталости, сковавшие страну. Начал реформы едва ли не во всех областях внутренней политики, привлек на государственные должности новых, поистине просвещенных людей. Но судьба отмерила ему недолгий срок. В 1407 году под предлогом восстановления на престоле "законной" династии Чан, китайский император из дома Мин - Чэнцзу двинул на Дай-виет двухсоттысячное войско. Хо Куи Ли и его сын, пытавшиеся организовать сопротивление, были разбиты, захвачены в плен и вместе с немногими оставшимися им верными вельможами отправлены в клетках в Китай. (Любопытно, что Хо Куи Ли, сам истый поклонник Конфуция, переводивший с китайского книги конфуцианского канона, сделался у конфуцианцев Дай-виета притчей во языцех как изверг, поправший долг подданного и посягнувший на священную особу государя.)

Двадцать лет минской оккупации, - пожалуй, едва ли не самая мрачная страница в истории Вьетнама. Захватчики грабили народ, жестоко подавляя то и дело вспыхивавшие восстания; запрещались национальные обычаи, даже - национальный костюм... Но вот в 1418 году началось восстание в Лам-шоне, горной местности в округе Тхань-хоа, совпадающем практически с современной провинцией того же названия. Во главе его стоял тамошний землевладелец Ле Лой, наделенный огромной энергией, силой воли и талантом правителя и полководца. Правой рукою его стал Нгуен Чай, разносторонняя одаренность которого и сегодня, спустя пять с половиной столетий, вызывает у нас изумление. Он был великим поэтом, гуманистом и ученым, выдающимся политиком и стратегом. Роль его в руководстве восстанием была весьма велика. От имени Ле Лоя он, в частности, вел переписку с китайскими военачальниками. Четыре десятка его посланий, сложенные в хронологической последовательности, - безупречный документ о завершающем пятилетии народной войны, когда ценою огромных усилий, жертв и великого мужества была добыта победа. Пожалуй, только большому художнику, каким был Нгуен Чай, дано было с одинаковой отточенностью словесной формы передать отразившиеся в стилистике посланий сложные перипетии борьбы. Мы словно слышим его голос - то язвительный и гневный, обращенный к китайским военачальникам, бесчинствовавшим на земле Дай-виета, - то спокойный, полный достоинства и мудрости, обращенный к минским вельможам, с которыми велись дипломатические переговоры. Высокий накал страстей, звучащий в его посланиях, заставляет невольно вспомнить написанное почти полутора столетиями раньше "Воззвание к военачальникам" великого вьетнамского полководца Чан Хынг Дао, возглавившего войну против полчищ юаньского императора: "Глядите - вражьи послы чванливо шагают по нашим дорогам, клекоча, как стервятники, совиными языками поносят государя и двор; выказыв козью душу и псиный норов, запугивают наших вельмож. Высшею волею Хубилая требуют жемчуг и дорогие шелка, чтоб утолить ненасытную алчность; повеленьем Юннаньского князя (Юннаньский князь - Хугэчи, сын императора Хубилая; ставка его находилась в южнокитайской провинции Юннань. ) отнимают золото и серебро, выскребая до дна наши сокровищницы. Не все ли это равно, что подносить мясо голодному тигру, чая избегнуть напасти? В пору еды я забываю о пище и среди ночи в ярости бью кулаком по подушке; сердце мое разорвано на части, слезы текут из глаз, и горло сжимает гнев: ах, отчего не дано мне впиться во вражью плоть и рвать с нее кожу, выгрызть их печень, упиться их кровью!.. " После разгрома юаньской армии и флота слова ликованья вырезались на бронзе колоколов. Победное торжество народа, изгнавшего минские полчища, прозвенело в чеканных строках ритмической прозы Нгуен Чая, написавшего от имени короля Ле Тхай То (Ле Лоя) "Великую весть о замирении Нго" (1428)... Но в девяностые годы все выглядело по-иному. Уже улеглись победные восторги, и постаревший государь, основатель новой династии, отправил в могилу или в изгнание многих своих сподвижников; изведал горечь опалы и Нгуен Чай, возвращенный потом ко двору. Умер уже сын основателя династии, и казнен был обвиненный в отравленье его Нгуен Чай. Отцарствовал следующий король, - взойдя на престол младенцем, он, едва возмужав, был убит своим братом, и бесчестный брат этот тоже убит вельможами, а на престоле вот уже четвертое десятилетье восседал "Святой и благодетельный государь" Ле Тхань Тонг. В державе царили благополучие и мир, были упорядочены налоги, строились дороги, плотины и даже общественные больницы. Создан "чертеж" земли Дай-виета и по-новому перекроены округа и уезды. Усмирены были малые соседи и захвачено давно уже, подобно перезрелому плоду, готовое пасть королевство Тямпа; урегулированы отношения с Китаем. Отладили и пустили в ход громоздкую машину конкурсных экзаменов, лауреаты их, понаторевшие в книжной премудрости, переполняли государственные учреждения, школы и Королевскую письменную палату "Лес кистей", ведавшую архивами и составлением документов. Конфуцианство торжествовало победу. Были "исправлены" обычаи и нравы; знаменитые "Двадцать четыре уложения" Ле Тхань Тонга строго регламентировали всю общественную, да и частную жизнь. К конкурсным экзаменам теперь допускались лишь лица, имевшие выданное местными властями подтверждение благонадежности и свидетельство о том, что в семье не было изменников, мятежников и... актеров. Актерам воообще не повезло: при дворе теперь установились строгие нравы, распускались труппы музыкантов и лицедеев, находившие, правда, иногда приют в домах богатых вельмож. Королевский двор при всей его пышности становился чопорным и скучноватым; Ведомство церемоний Ле Тхань Тонга, наверно, приходило в ужас при одном воспоминанье о "варварских" нравах двора государей из дома Ли(Дом Ли - династия Поздняя Ли, правила в Дай-виете с 1010 по 1225 г. (), где наложницы восходили на костер вслед за усопшим королем, чужеземные плепницы плясали и пели и сами государи тешились "искусством созвучий", или - двора государей из дома Чан, где король с принцем танцевал перед "отцом царствующего монарха" танцы варварских народов; государи и принцы тех династий тешились борьбой, петушиными боями, усмиреньем слонов и тигров, играли в ножной и ручной мяч "кау", приглашая еще и иноземных послов; а пьяные пиры тех времен или короли-игроки, приглашавшие во дворец богатых купцов для игры на деньги... Нет, все эти игрища были отвергнуты. При дворе поощрялась одна лишь забава - словесная; но в ней-то уж, надо признать, ведали толк и государь, и его приближенные. "Собрание двадцати восьми светил словесности" вовсе не было капризом балующегося рифмами самодержца; стихи, оставленные ими, стали гордостью вьетнамской поэзии. Даже чудеса, случавшиеся теперь при дворе, были непосредственно связаны со словесностью и науками: феи являлись государю, чтобы состязаться с ним в стихосложении, а единственный "небожитель" из королевской свиты, Лыонг Тхе Винь, - когда-то давно Небесный император представил его якобы во сне государыне-матери как помощника будущего ее сына-монарха, - попал ко двору, лишь выдержав конкурсные экзамены, и был потом опознан государыней-матерью...

Здесь нам уместно будет вернуться к книге Ву Куиня и Киеу Фу, потому что она, как видно из самого ее названья, - о чудесах. О Ли Те Сюйене нам не было известно ничего, кроме его должности. О Ву Куине мы знаем довольно много: известны три его пышных литературных псевдонима ("Сохранивший изначальную простоту", "Книжный покой вседневно взыскующего истины" и "Средоточие радости"), он родился в 1453 году, двадцати шести лет от роду сдал экзамены, дослужился до главы Ведомства церемоний, написал, кроме "Дивных повествований земли Линь-нам", исторические записки, книгу стихов и трактат по математике, выйдя в отставку, был убит по дороге на родину грабителями. О Киеу Фу сведения гораздо скудней: псевдоним - "Неизменно почтительный и преданный долгу", родился в 1450 году, экзаменовался в 1475-м...

Новеллы их, построенные главным образом на материалах легенд и преданий, выгодно отличаются от произведений Ли Те Сюйена большей естественностью в развитии действия и ясностью стиля. Это особенно заметно на примерах тех новелл, где повторяются сюжеты и персонажи первой книги. Конечно, авторы не сохранили собранные ими легенды в их первозданном виде; и обработка должна была, видимо, их приблизить к мироощущению и идеалам человека XV столетия. И вот мы снова видим в "Рассказе о Золотой черепахе", одной из древнейших вьетнамских легенд, как принцесса Ми Ныонг и муж ее оба говорят о дочернем, сыновнем и супружеском долге совершенно в духе конфуцианских "основ"; да и сама Золотая черепаха излагает конфуцианские взгляды о связи между добродетелями государя и судьбами государства. Здесь же в описании превращений нечистой силы можно усмотреть близость к символике даосских трактатов. В рассказах о буддийских чудотворцах отражены представления о "сокровенном искусстве" магии... Можно предположить, что авторы достаточно широко пользовались не только фольклорными источниками, но и летописями - вьетнамскими и китайскими, и житийными сборниками. Однако цель их уже не та, что у Ли Те Сюйена, они хотят не убедить в чем-то читателя, а развлечь его, и потому ссылки на труды историков им не так уж и нужны. Кстати, именно новеллы, содержащие такие ссылки, меньше других "обработаны" литературно, и в них заметны "стыковки" сюжетов, заимствованных из разных источников. Любопытно, что в этой книге, как и у Ли Те Сюйена, есть сюжеты о столкновении Гао Пяня (Гао Пянь - с 866 по 874 г. (?) вел большое строительство в центральном городе Дай-ла (около Ханоя) и других местах, разбил вторгавшиеся в страну войска тайского государства Нам-тиеу (находилось на западе современной китайской провинции Юннань); деятельность его, направленная на укрепление владычества Китая, тяжким бременем ложилась на плечи виетов.), наместника китайской династии Тан в Зиао-тяу (древнее название Северного Вьетнама), с местными духами, повелителями земли и стихий. Гао Пянь, очевидно, и впрямь пытался магическим искусством подчинить себе духов этой земли, что, вероятно, должно было подчинить ему и живущих на ней людей. До сих пор находят иногда во Вьетнаме глиняные девятиярусные башенки высотой в тридцать - сорок сантиметров, в каждом ярусе - окошко, за которым находится изображение божества. Сделано было их, по преданию, восемьдесят тысяч. Закопанные в местах, где, согласно геомантии, были средоточия мощи тамошних духов, чудесные башенки должны были эту мощь сковать и уничтожить...

Особняком стоит в книге последняя новелла - "Рассказ о Ха О Лое", где чудо (рождение героя от духа и смертной женщины и подарок даоса - прекрасный голос) играет как бы роль "первотолчка", а все остальное - так часто встречающуюся в самых разных литературах историю искусного соблазнителя - можно легко себе представить, даже если бы герой был простым смертным и от природы наделен сладостным голосом. В новелле точно очерчены характеры и ситуации, и стихи в ней являются органичным элементом, а не "вставным номером".

"Рассказ о Ха О Лое" как бы приводит нас к следующей книге - "Сочиненьям, оставленным государем Тхань Тонгом из дома Ле". Не касаясь здесь вопроса об истинном авторстве короля Ле Тхань Тонга, отметим, что перед нами, несомненно, произведенья, принадлежащие к жанру формирующейся уже литературной новеллы. Автор свободно строит сюжет, искусно пользуется сменою ритма, диалоги его естественны и точны. Но самое главное - чудо у него становится как бы элементом повествования, задуманного автором, отводящим "чудесному" определенное место и роль. У Ли Те Сюйена духи являются людям только во сне, у Ву Куиня и Киеу Фу и те и другие встречаются уже наяву, но они лишь соприкасаются, как бы "сосуществуют". У Ле Тхань Тонга же духи и люди действуют на равных, причем, могущество и превосходство духов вовсе не так уж бесспорны. Интересно проследить эволюцию сюжета о сватовстве Духа гор и Духа вод, имеющегося во всех трех упомянутых книгах. У Ли Те Сюйена скупая запись о том, как оба духа явились к государю Хунг, он испытал их силу и обещал выдать дочь за того, кто первым доставит свадебные дары; первым был Дух гор, а опоздавший Дух вод разъярился, поднял воды, попытался отнять невесту; с тех пор каждый год бывают наводнения, это духи сводят свои счеты. У Ву Куиня и Киеу Фу повторяется то же, но рассказ более детален и по-другому описаны чудеса. У Ле Тхань Тонга же ярко выведены образы обоих духов - хвастунов и честолюбцев, превосходно написана демонстрация чудотворной мощи духов и простодушное восхищение Самодержца Нефрита (здесь отец невесты не государь Хунг, а сам Повелитель Неба); но совершенно неожидан финал - появляется человек, простой смертный, посрамляет обоих духов и получает в жены принцессу. В новеллах Ле Тхань Тонга много выдумки и юмора; но, пожалуй, самая запоминающаяся их черта - высокий лирический настрой чувств, любовь и верность в любви для него одна из самых главных человеческих ценностей. Государь нередко сам появляется на страницах своих новелл, и прием этот придает им какую-то особенную художественную достоверность. Любопытно, что среди новелл Ле Тхань Тонга, в общем-то, за редким исключением, достаточно отвлеченных от конкретной действительности, мы среди недобрых духов, скрывающихся от наказанья, вдруг находим Ван Туна, китайского военачальника, которому адресовал свои письма Нгуен Чай, и Хуан Фу, минского вельможу, покончившего с собой после того, как его войска были разбиты на земле Дай-виета. Так в изящную мелодию волшебного вымысла вторгаются вдруг грозные отзвуки истории.

Совсем иным предстает перед нами Ле Тхань Тонг в другой своей книге - "Десять заповедей о неприкаянных душах", без сомненья, вышедшей из-под его кисти. Это первое из дошедших до нас прозаических произведений, написанное по-вьетнамски, и тем не менее поражает совершенством формы (заповеди написаны ритмической прозой, и каждая завершается стихотворным нравоучением). Оно выдержано в жанре "увещеваний", обращенных, якобы к душам усопших, не нашедшим успокоения; но на самом деле государь обращается к живым - их хочет он устыдить и предостеречь от дурных поступков. Заповеди обращены к десяти "сословиям" и "разрядам" тогдашнего общества: буддистам, даосам, чиновникам, конфуцианцам, астрологам и геомантам, врачевателям, военачальникам, певицам и лицедейкам, торговцам, бродягам и дармоедам. Добрые слова он находит лишь для военачальников, чиновников и конфуцианцев; прочие же погрязли в невежестве, алчности и лжи. И, по всему судя, автор не очень-то верит в возможность их исправления...

Должно быть, не больше пятидесяти лет лежит между прозой Ле Тхань Тонга и книгой Нгуен Зы "Пространные записи рассказов об удивительном". Опочил Святой и благодетельный государь Ле Тхань Тонг, а через семь лет, в 1504 году умер и его сын Ле Хиен Тонг, которому еще как-то удавалось продолжать политику отца. И началось тяжкое безвременье. Заговорщики "делали" королей, свергали и убивали их спустя месяцы, а иной раз - и дни. Те же, кто продержались на троне подольше, вроде Ле Уи Мука (1505-1509) или Ле Тыонг Зыка (1510-1516), прославились бессмысленными кровопролитиями, порчею нравов и страстью к возведению новых дворцов. Правителям не было никакого дела до поддержанья плотин, каналов и дамб. Поля пустели и приходили в упадок. Летописцы чуть ли не под каждым годом выводили: "Голод"... "Неурожай"... "Засуха"... Повсюду вспыхивали крестьянские восстания. Жалкие государи и алчные временщики не терпели даже книжных аллегорических упоминаний о пользе народа, справедливости и чести. Многие литераторы и ученые, среди них и бывшие Ле Тхань Тонговы "светила словесности", были казнены или изгнаны. В 1527 году военачальник Мак Данг Зунг захватил трон. Многие чиновники и ученые оставили службу, другие благоразумно сочетали верность конфуцианским "основам" со служением узурпатору, третьи бросали обвиненья в лицо самозванцу, расплачиваясь за это жизнью. Считается, что Нгуен Зы в то время вышел в отставку, прослужив всего лишь год в должности правителя уезда, и возвратился навсегда в родную деревню. Кроме этого, нам известно лишь имя его отца Ле Тыонг Фиеу, дослужившегося до должности главы Королевского казначейства, и имя его учителя - Нгуен Бинь Кхием (!). По некоторым косвенным данным можно предположить, что Нгуен Зы родился в самом конце XV века. Вот и все - если не считать, конечно, написанной им книги, которая снискала ему восхищение современников и еще при узурпаторах Маках (а они пали в 1592 г.) была с вэньяна пересказана и истолкована по-вьетнамски.

Между новеллами Ле Тхань Тонга и Нгуен Зы много общего и в выборе тем, и в лирической взволнованности чувств, и в том значении, которое оба придавали стихам, украшающим их прозу. У Нгуен Зы мы, кстати, впервые находим новеллу, герои которой - реально существовавшие литераторы и поэты, и их устами пальму поэтического первенства Нгуен Зы присуждает Нгуен Чаю и Ле Тхань Тонгу! Но от новелл Ле Тхань Тонга книгу Нгуен Зы отличает грустноватый сумеречный колорит - знамение времени! В ней мало счастливых стечений обстоятельств, героев его преследует рок. Но только ли рок виновен в людских несчастьях? Нет, писатель с недвусмысленной ясностью обвиняет в людских бедах алчных и несправедливых государей и их временщиков - всех, кто употребляет во зло данную им власть. Причем, это не абстрактные обвиненья и сетованья, многие личности здесь узнаваемы, и реченья персонажей Нгуен Зы весьма близки к оценкам, содержащимся в исторических документах. Обличительный пафос его имеет явно сатирическое звучание. И это произошло впервые во вьетнамской литературе, где социальные мотивы звучали прежде достаточно отвлеченно и общо. "Чудо" же для Нгуен Зы, как и для Ле Тхань Тонга, а возможно, и в большей степени, чем для Ле Тхань Тонга, - литературный прием, долженствующий, по традиции, привлечь читательское внимание. Ли Те Сюйен, а потом и Киеу Фу с Ву Куинем как бы не ставили в конце своих книг точку, приглашая желающих продолжить их труды. Но ни Ле Тхань Тонг, ни Нгуен Зы уже не делают этого, ибо сознают себя создателями самостоятельных художественных ценностей и, как явствует из завершающих новеллы нравоучений, мечтают именно в такой, ими самими задуманной, форме донести свой труд до потомков...

Книга Нгуен Зы близка к сочинению китайского новеллиста минской эпохи Цюй Ю, чьи "Новые рассказы у догорающей лампы" относятся к 1378 году. Можно найти при желании китайские аналоги и для других рассмотренных нами книг. Влияние китайской словесности и культуры на культуру Вьетнама, несомненно, было долгим и значительным. Но это вопрос специального исследования. И все же формальное заимствование, близость или сходство еще не определяют всей ценности и значимости художественного произведения; ибо сама по себе форма, не заполненная живым дыханием жизни, не оплодотворенная воплотившимся в ней творческим духом, мертва.

* * *

Быть может, вьетнамская средневековая литература не самая обильная книгами. Цифры, как говорится, упрямая вещь, и с ними не спорят. Но и то, что каждая из этих книг прожила столь долгую жизнь, а говоря точнее - выжила, есть несомненное чудо. Потому что вторгавшиеся в Дай-виет из Срединного государства "просвещенные" воинства воевали с книгами, как с людьми, - их рубили, и жгли, и забирали в плен (поименные списки плененных и вывезенных на чужбину книг можно найти во вьетнамских летописях). И часто люди ценой своей жизни сохраняли жизнь книгам. Вот почему сегодня так дороги для потомков эти бесценные книги - живое подтверждение слов великого Нгуен Чая:

Издревле наша держава, Дай-виет,
Твореньями слова, талантами взыскана щедро...

И знакомство с талантами этими снова и снова дарит нам радость.

М. Ткачев
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Мариан Ткачев. Переводы

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 08:57

Некоторые тексты из книги.

Из книги «Дивные повествования земли Линь-нам»

Рассказ о Ха О Лое

В третий год "Унаследованного изобилия" при государе Чан Зу Тонге муж по имени Данг Ши Зоань, родом из деревни Ма-ла (Сеть из волокон Ма), дослужившийся до Правителя округа, был послан в Северную державу. Супруга его, урожденная Ву, осталась дома.
Был в их деревне храм, посвященный духу-охранителю Ма-ла, и дух этот, еженощно принимая облик Ши Зоаня, стал являться в его дом. Лицом и телом, повадками и походкой похожий на уехавшего супруга, пробирался он к Ву в опочивальню, соединялся с нею и уходил лишь с первыми петухами. Однажды Ву сказала:
- Ведь вас высочайшею волей отправили послом на Север: но вот вы по ночам возвращаетесь, отчего ж я не вижу вас днем?
- Государь послал вместо меня другого, - солгал ей дух, - меня же оставил он при себе, чтобы играть со мной в шахматы, и никуда не отпускает. Но я верен долгу супружества и потому украдкой навещаю тебя, дабы вкусить с тобой всю сладость любовных утех. Однако с рассветом я должен быть во дворце и оттого не смею побыть здесь подольше.
Раздался петушиный крик, и дух поспешил уйти, оставив Ву в тревоге и сомнениях.
На следующий год Ши Зоань воротился домой и нашел жену свою на сносях. Немедленно он доложил обо всем государю, и Ву бросили в темницу.
Тою же ночью пригрезился государю дух и почтительно молвил:
- О величество, пред вами дух Ма-ла. Жену мою, ждущую разрешенья от бремени, захватил Ши Зоань, лишив меня чада.
Восстав ото сна, государь велел стражникам привести к нему Ву и вынес такой приговор: "Жену возвратить Ши Зоаню, дитя же пускай достанется духу Ма-ла".
Через три дня Ву разродилась диковинным темным комом, надрезали его, и внутри оказался мальчик, черный, как тушь.
До двенадцати лет мальчик считался безродным, но потом король дал ему родовое имя Ха и нарек О Лоем - "Черным громом". И хотя он был чернокож, зато кругл и упитан - весь так и лоснился, будто смазанный салом.
В пятнадцать лет государь призвал его ко двору и отнесся к нему с радушием и добротой, как к дорогому гостю.
Однажды О Лой повстречал на прогулке почтенного Люй Дун-биня.
- Чего бы хотел ты в сей жизни, отрок? - спросил его Люй Дун-бинь.
- Поднебесная ныне пребывает в покое и мире, и в государстве - благоденствие и порядок, - вежливо отвечал О Лой. - Мне же самому ничего не надобно, кроме сладкозвучного голоса и внешности, приятной взору.
- Обретая сладостный голос и красоту, человек столько же в ином и утрачивает, - засмеялся Дун-бинь. - И память о нем хранят лишь собственные его современники.
Он приказал О Лою раскрыть уста, плюнул ему в рот и велел проглотить слюну. Затем вскочил на облако и исчез.
С той поры О Лой, хотя он по-прежнему не различал начертанья и смысла письмен, сделался великим умником и острословом. Он сочинял превосходные стихи, песни и нгэмы и распевал их, вызывая зависть у ветра и прельщая луну в небесах. Голос его вился вокруг стропил и останавливал бегущие облака. Всякий, кому случалось услышать О Лоя, дивился его искусству.
Когда О Лой проходил по мостам, висящим среди дворцов и храмов, и напевал свои нгэмы, они уносились ввысь, до самого неба. Он удалялся, - но там, где ступала его нога, еще долго витали чудесные звуки песен. Женщины и девицы грезили об О Лое и томились желанием взглянуть на него хоть раз. Государь говорил придворным:
- Ежели О Лой согрешит с чьей-нибудь дочерью и будет пойман с поличным, представьте его пред Наши очи. Мы выплатим жалобщику возмещение в тысячу связок монет. Но ежели кто убьет или ранит О Лоя, с того Мы взыщем в казну десять тысяч связок.
А было все просто: сам государь развлекался нередко вместе с О Лоем.
Как раз в это время жила в деревне Иян-мук (Людское око) принцесса А Ким по прозванию "Золотой лотос". От роду ей было двадцать три года, муж ее умер, и она оставалась вдовой. Принцесса была обольстительна и на диво хороша собой; о такой красоте говорят: она рушит крепостные стены и низвергает царства, - равной ей на свете не сыщешь. Государь, охваченный страстью, домогался любви принцессы, но ничего не добился и втайне ее возненавидел.
Вот почему он сказал как-то О Лою:
- Измысли какую ни на есть хитрость и овладей ею, Нам тогда станет легче на сердце.
- Подданный просит год сроку, - отвечал О Лой. - Если не возвращусь через год, значит, не вышло дело и нет уж меня среди живых.
С тем поклонился он и вышел.
Воротившись домой, О Лой сбросил одежды и улегся в грязь, потом обсушился на солнце и снова обмазался грязью; затем он вырядился в холщовые порты и рубаху, взял в руки серп и две бамбуковые корзины и отправился к дому принцессы. Сказавшись конюхом, он задобрил молодого привратника двумя свертками бетеля и попросил у него разрешения войти в сад и нарезать травы.
А было все это в пятом месяце года, когда распустились цветы тхай ле. Срезал О Лой все цветы до единого и сложил их в свои корзины, но тут какая-то из служанок принцессы подняла шум, велела схватить О Лоя и держать взаперти, покуда хозяин его не явится с выкупом.
Так прошло три дня и три ночи, но когда и на четвертый день никто не пришел за О Лоем, служанка спросила:
- В чьем доме ты служишь и почему не несут за тебя выкуп?
- Я ведь побродяжка, - отвечал Ха О Лой, - и нет у меня ни хозяина, ни дома, ни отца с матерью. Таскаю пожитки певиц и лицедеек, тем только и кормлюсь. У южной окраины, близ коновязи, встретился мне чиновник; нечем ему было задать корм коню, и он, посулив мне пять монет, велел нарезать травы. Обрадовался я деньгам! А какие такие цветы тхай ле - знать не знаю и ведать не ведаю, по мне, все одно - трава. Откуда возьму я выкуп? Лучше примите меня в работники, и я отслужу вам свою провинность.
Подумали и решили: держать его за домом для черной работы. Так прошло более месяца. О Лой поначалу сильно страдал от голода и жажды, но служанки, жалея его, стали носить ему потихоньку еду и питье. Зато вечерами О Лой заводил свои песни для развлеченья привратника, и не было между служанок и евнухов никого, кто, внимая ему, не лил бы слезы от умиления, не растрогался бы, позабыв о делах и заботах.
Однажды некому оказалось зажечь светильники в покоях принцессы. Обождав немного, она крикнула служанок и в сердцах разбранила их, грозя отхлестать плетью. Тотчас признали они свою вину и воскликнули:
- Бейте нас и казните, мы виноваты! Заслушались мы, недостойные, песен косаря и не заметили, как время прошло.
Принцесса удивилась и отпустила их.
Как-то душными летними сумерками сидела она со служанками подле дома, как говорят, привечая ветер и забавляясь с луной. Вдруг послышалась песня О Лоя. Переливы его голоса были так чарующи и прекрасны, словно он повторял напевы богов. Принцессе казалось, что душа ее истаивает в звуках песни. Чувства ее и мысли пришли в смятение, сердце замлело в истоме.
Тотчас призвала принцесса его в дом и сделала доверенным слугой, желая видеть его подле себя постоянно и слышать вблизи его голос. Все чаще, чтобы рассеять снедавшую ее тоску, заставляла она О Лоя распевать нгэмы. А он, пользуясь всяким удобным случаем, преклонял пред ней колени, спешил на каждый ее зов и старался не отдаляться от нее и на волосок, когда надобно, поднимая и опуская взор. Днем он с величайшим усердием прислуживал ей, а вечерами стоял близ нее со светильником. Принцесса была весьма довольна новым слугой. Когда же она приказывала ему петь, голос его наполнял весь дом и разносился по ближним и дальним пределам:
В одной из песен он шутил с ветром:
"Откуда, ветер, ты летишь?
В забытые века Ты из пещеры вылетал -
из темного мешка.
В цветущем ты играл саду,
качался на луче:
Ты, как никто, умеешь гнать
ладьи и облака.
Влетишь в окно - и нам легко,
как древле - Хуан-ди.
Нас, как Сян-вана, посетишь -
душа поет в груди.
Развей же девичью печаль,
веселье разбуди".
В другой заигрывал с луной:
"Луна, о яшмовый поднос!
Как ты изменчива, луна.
Глядишь на запад, на восток,
То ты ущербна, то - полна.
Берешь у солнца яркий свет.
Плывешь в небесной вышине,
прекрасна и нежна.
Тебе, земле и небесам
навечно жизнь дана.
Неужто можешь ты остыть,
о светлая луна?"
Голос О Лоя разливался, наполняя все и вся; он поддерживал диких гусей в небесах и пронзал рыб в океане, словно нанизывая их на бечеву.
Тем временем сердечное увлеченье принцессы выросло в истинную страсть; прошло месяца три или четыре, и она вконец извелась тайным любовным недугом. Служанки и слуги с ног сбились, угождая ее прихотям, и засыпали как мертвые, едва наступал вечер.
Однажды среди ночи позвала их принцесса, но они не услышали зова; один Ха О Лой явился в ее покои. И тут принцесса, не совладав со своими чувствами, сказала:
- Вот что сделал со мной твой голос. Источила меня любовная хворь. Теперь мне и жизни нет без тебя. Едва ты запел в моем саду, ветер примчался и замер, облака опустились пониже лишь для того, чтобы послушать твое пенье. Уж если сама природа возлюбила тебя, то каково же мне, смертной? Что мне до твоего рода: высок ли он или низок, все одно, пускай соединятся цитра и гусли и будет сломлена потаенная орхидея! И не надобно мне иного целителя моего недуга, кроме тебя.
О Лой стал было отнекиваться, но принцесса воскликнула в нетерпении:
- Ах! До чего ты неразумен! Что может быть прекрасней сочетания неземного голоса и несравненной красы? Не заставляй же Нас попусту тратить слова и упрямством своим не отнимай надежду на исцеление!
Тут наконец О Лой согласился, и тотчас они кинулись друг другу в объятия. Позабыли они обо всем на свете, отринули всякие тревоги и сожаленья.
Болезнь принцессы вскоре пошла на убыль, любовь же ее к О Лою становилась день ото дня все неистовей, будто подгоняемая бичом. Ничего ей не было жаль для возлюбленного, и решила она отдать ему все свои земли.
- У меня никогда ведь не было и крыши над головой, - сказал О Лой госпоже. - Ныне я встретил вас, прекрасную, как небожительница, и нету теперь человека счастливей меня. Для чего недостойному рабу поля и усадьбы, зачем ему жемчуга, каменья и злато? Подарите мне, если можно, ту шапку, в какой вы являетесь ко двору. Она будет мне памятью и утешеньем до самого смертного часа.
Шапку эту, украшенную золотом и яшмой, в знак великой своей милости подарил ей покойный государь. Но принцесса и ее не пожалела для своего возлюбленного!
О Лой, заполучив драгоценную шапку, воротился потихоньку в столицу, надел ее и пришел во дворец. Государь обрадовался и тотчас послал за принцессой. О Лою же приказал стать поблизости.
- Знаешь ты этого человека? - спросил государь у принцессы.
И принцесса ощутила великий стыд и раскаяние. С тех пор О Лой прослыл искуснейшим певцом во всем государстве.
Сам он сложил о случившемся такие стихи на просторечье:
"Хитро обличье изменив, прикинулся слугой
И все удачно совершил искуснейший
О Лой".
Девицы из знатных семейств распевали язвительную песню об О Лое:
"Болтун с лицом черней золы,
всегда несущий вздор,
Приличных недостоин слов,
хула ему, позор!
К высокородной он проник
бесчестно, словно вор".
Но хоть они и поносили О Лоя за его обличье, зато не было среди них ни одной, которая не прельстилась бы его голосом и не домогалась его любви. А он привораживал их своим пением, прелюбодействовал с ними, и все сходило ему с рук. Даже когда бесчестил он дочерей вельмож и сановников, все они, помня о назначенной королем вире, не смели на него посягнуть.
Наконец он сошелся с дочерью самого князя, чей титул был Светлейший властитель. Князь схватил О Лоя, однако торопиться с казнью не стал. Наутро он явился к государю, преклонил церед ним колена и сказал:
- Этой ночью О Лой проник в дом к слуге Величества. В темноте мудрено узнать человека, и я убил его, не ведая, кто он. Прошу Величество назначить, сколько связок монет я должен внестив казну.
Король, полагая, что О Лой уже мертв, отвечал:
- Полно, здесь ведь не было умысла.
Государь не учинил князю ни суда, ни допроса, ибо князь приходился роднею его супруге.
Тут Светлейший властитель воротился домой, схватил тяжелую палку и стал избивать О Лоя, желая забить его насмерть, да только тот никак не умирал. Взял князь тогда вытесанный из бревна пест и принялся молотить им пленника.
Прежде чем испустить дух, О Лой произнес на просторечье такие стихи:
"И жизнь и смерть - в руках судьбы,
но как судьбу прозреть?
Учись же доблести мужской
и не склоняйся впредь.
Я, как усладу, боль приму.
За песнь и красоту
Готов страдать и умереть".
Затем он сказал:
- Давным-давно Люй Дун-бинь предостерег меня: "Обретая сладостный голос и красоту, человек столько же в ином и утрачивает". Ныне постиг я истину этих слов...
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Мариан Ткачев. Переводы

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 08:58

Рассказ про топь, возникшую в одну-единую ночь

Третий наш государь из дома Хунг родил дочь по имени Тиен Зунг Ми Ныонг-"Красотой равная феям". Когда исполнилось ей восемнадцать лет, красота ее стала несравненной; но, не стремясь к замужеству, она только и знала, что веселиться да странствовать в поисках развлечений; государь же ни в чем ей не препятствовал. Из года в год во втором и третьем месяце имела она обыкновение странствовать по морю и за многими утехами забывала вернуться в срок.
Жил тогда в деревне Тьы-са, на берегу большой реки, человек по имени Тьы Ви Ван с сыном, которого звали Тьы Донг Ты (Отрок с прибрежья). Отец был великодушен и добр, сын - почтителен и предан, но, увы, пожар погубил все их добро, осталась лишь одна - на двоих - набедренная повязка, которой они - всяк в свой черед - прикрывали свою наготу. Вскоре отец занемог и наказал сыну:
- Когда я умру, схорони меня голым, а повязку оставь себе.
Но сын не посмел исполнить волю отца и похоронил его с повязкой. Сам он остался нагишом. Голодный и продрогший, стоял он на берегу реки, а завидев купеческие ладьи, входил в воду и просил подаяния; иногда он кормился рыбною ловлей.
Вдруг нежданно-негаданно показалась проворная ладья Тиен Зунг, на ней звучала изысканная музыка гонгов и барабанов и толпилась тьма-тьмущая придворных и слуг. Донг Ты затрепетал от страха. Из прибрежных песков торчали лишь чахлые тростники да два или три деревца; вырыл Донг Ты под ним яму, улегся в нее и забросал себя сверху песком.
А ладья причалила к берегу, и Тиен Зунг решила выйти и прогуляться. Потом велела она завесить тростники со всех сторон полотнищами, вошла за завесы, сбросила одежды и начала купаться. Но тут вода смыла песок, и принцесса увидела Донг Ты. Тиен Зунг изумилась, испугалась, но затем разглядела юношу и сказала:
- Мы вовсе не думали о замужестве! Но вот Мы встретили тебя, и оба здесь без одежды, нагие. Конечно, это - знамение свыше. Встань, умойся. Мы жалуем тебе платье и приглашаем к себе на ладью. Будем пировать и веселиться.
И свита ее согласилась: столь благоприятных и дивных совпадений еще не бывало.
- Нет, - вскричал Донг Ты, - я не осмелюсь!
Тиен Зунг стала сетовать и уговаривать его жениться. Но он отпирался и так и этак, и она сказала:
- Ведь это Небо соединило нас, чего ж ты противишься?
Приближенные ее тотчас доложили обо всем государю. И государь Хунг сказал:
- Тиен Зунг не соблюла долга и чести; разгуливала где придется и, позабыв о Нашем богатстве, сошлась с худородным и нищим. Как же она посмеет теперь взглянуть Нам в лицо?
Узнав об этом, Тиен Зунг испугалась и не решилась вернуться восвояси. Заложили они с Донг Ты пристань, построили торговые ряды и вместе с тамошним людом открыли торговлю. Со временем торжище это сделалось знаменитым, и богатые гости из чужедальных стран приплывали туда торговать. А Тиен Зунг и Донг Ты все поклонялись, как законным властителям.
Однажды некий богатый гость сказал им:
- Высокородные! Отчего вам не отправиться за море за дорогим товаром? Через год каждая мера золота обернется десятью.
Тиен Зунг обрадовалась и сказала Донг Ты:
- Нас ведь соединило Небо, пропитание и одежда нам тоже дарованы свыше. Давай соберем золота, и поезжай вместе с купцами за море - торговать.
Есть посреди моря гора Красная яшма; стоит на той горе малая пагода, а подле нее причаливают к берегу купцы-корабельщики за питьевой водой. Пошел Донг Ты прогуляться к храму и повстречал молодого монаха по прозванью Нгыонг Куанг - "Пресветлая чистота". Монах приобщил Донг Ты к дивным таинствам. И Донг Ты вручил купцам деньги, чтоб закупили ему товар, а сам остался постигать учение. На возвратном пути причалили купцы к храму и увезли Донг Ты восвояси. Преподобный подарил ему на прощание посох и нон и сказал:
- В этих вещах заключена чудотворная сила.
Вернулся Донг Ты и стал проповедовать учение Будды. Тиен Зунг тотчас прозрела; бросили они свой дом и торговые лавки, покинули все дела и отправились на поиски наставника истинного пути.
Однажды на долгой дороге застала их ночь вдали от жилья, и они остановились передохнуть, опершись вдвоем на посох и покрывшись ноном. Вдруг в пору третьей стражи возникли пред ними крепостные валы и стены, хоромы из нефрита, золотые дворцы, башни и храмы, дома для чиновников, сокровищницы с кладовыми. Повсюду серебро, злато, дорогие каменья, прекрасные ложа под пологами застланы яркими покрывалами, кругом теснятся услужающие отроки и девицы, военачальники, стража - глазом всего не охватишь.
Наутро окрестный люд, завидя диковинный город, изумился, понес дары - благовонья с цветами и рис, прося принять их в подданство. Вельможи с военачальниками, поделив между собою чины и воинов, основали новое государство.
Узнав об этом, государь Хунг решил, будто дочь его учинила мятеж, и тотчас послал против нее войско. Военачальники стали просить у Тиен Зунг дозволения выйти с войсками и заступить неприятелю путь. Но она отвечала с улыбкой:
- Этого Мы не сделаем. Пусть Небо рассудит нас, в животе и смерти оно лишь и властно. Как можно поднять оружие против отца? Нет уж, будем уповать на высшую справедливость, если придется даже класть головы под меч.
Тут недавно пришедших в город людей обуял страх, и они разбежались кто куда; остались лишь исконные жители. А государево войско подошло совсем близко и, не успев засветло с переправою, стало лагерем в округе Ты-ниен (Сотворение сущего) на другом берегу реки. Вдруг в полночь нагрянула буря, вздымая песок, вырывая с корнем деревья; войско обуяли смущение и страх. А Тиен Зунг вместе с приближенными своими и подданными, с дворцами и крепостными стенами в мгновение ока вознеслась на небеса. Земля же в том месте осела, и возникла огромная топь. Со временем люди поставили здесь храм и круглый год служат молебны. Огромную топь назвали Нят-за-чать - "Топью единой ночи небесного вознесения", ближнюю отмель нарекли отмелью Излившихся вод, а торжище - торгами Недреманного ока или Ночным базаром.
Много лет спустя У-ди, император из дома Лян, послал Чэнь Ва-сяня с войском, дабы завоевать Юг. Государь наш Ли Нам Де поставил Чиеу Куанг Фука главнокомандующим и велел заступить путь врагу. Куанг Фук укрыл своих воинов посреди болот Нят-за-чать. Топь была обширна и глубока; вражеские отряды, увязая в трясине, двигались с немалым трудом, между тем Куанг Фук, посадив своих воинов на лодки-однодревки, захватывал врага врасплох, отбивал припасы и долгим противодействием истомил его вконец. Прошло три, а то и четыре года, но Ба-сяню так и не удалось встретиться с Куанг Фуком в открытом бою.
- О, горе! - воскликнул Ба-сянь. - Топь единой ночи небесного вознесения назовут ныне "Топью единой ночи людской погибели".
Когда начался мятеж Хоу Цзина, лянский император отозвал Ба-сяня, возложив начальствование на помощника его Ян Чаня, весьма искусного полководца. Куанг Фук стал поститься, воздвиг посреди топи алтарь, жег благовония и молился. Вдруг явился ему Донг Ты верхом на драконе, спустился к алтарю и сказал:
- Отсюда Мы вознеслись на небо, и дивное величие Наше доныне осеняет здешнюю землю. Знаем, ты молился всем сердцем, и потому Мы явились помочь тебе замирить захватчиков.
Умолкнув, вырвал он коготь у дракона и наказал Куанг Фуку:
- Возьми его и укрепи на боевом шлеме. Он погубит врага.
Потом взлетел в небеса и исчез.
Куанг Фук, получив коготь, издал ликующий клич, поднял воинов и тотчас обрушился на неприятеля. Лянское войско было разбито наголову. Ян Чань был обезглавлен на поле брани, и лянским захватчикам пришлось отступить.
Узнав о кончине государя Нам Де, Куанг Фук объявил себя государем под именем Чиеу Виет Выонг и выстроил город близ Буйволовой горы, что в уезде Ву-нинь.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Мариан Ткачев. Переводы

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 08:59

Рассказ о новогодних пирогах

После того как государь наш Хунг разгромил иньские орды и держава его обрела покой и благоденствие, решил он уступить престол одному из своих детей. Немедля созвал государь всех принцев и принцесс, а было их два десятка и еще двое, и объявил о своем решении.
- В скором времени Мы сложим с себя власть, но достанется Наш престол тому только, кто поднесет Нам в конце года наилучшие и вкуснейшие яства, чтоб, возложив их на алтари почивших государей, могли Мы исполнить долг почитания предков.
И государевы дети бросились тотчас на поиски всего самого лакомого и самого диковинного: плодов земли, порождений моря - всего и не перечесть. Один лишь восемнадцатый сын его по имени Ланг Лиеу, чья мать, давно покинутая государем, умерла в одиночестве, не знал покоя ни днем, ни ночью. Ведь мало кто из придворных помогал ему даже советом. Но однажды явился ему во сне дух и сказал:
- Среди всего сущего па земле и в небе, среди драгоценнейших сокровищ людских ничто не сравнится с рисом. Рис насыщает людей, дает им здоровье и силу и никогда не приедается. Вот и возьми клейкого риса да приготовь из него пироги; одни сделай круглыми, как небо, другие - четырехугольными, как земля. А начинка их пусть напомнит вкусом своим о великих трудах родителей, зачинающих и пестующих потомство свое. Оберни пироги листьями и поднеси государю.
Ланг Лиеу проснулся и радостно воскликнул:
- Наконец-то помог мне всесильный дух!
И тотчас принялся за дело: нашел клейкий рис отменной белизны, выбрал округлые и неповрежденные зерна, тщательно промыл, слепил из них четырехугольный пирог с чудесной начинкой, означающий землю и все живое, и, обернув листьями, парил его до тех пор, пока он не поспел. Этот пирог назвали "бань тинг". Потом он взял клейкий рис, сварил его на пару, размял и вылепил круглый пирог, означающий небо. Пирог этот нарекли "бань зай".
В положенный срок государь пригласил детей своих представить заготовленные яства, оглядел все и видит: тут ничего не забыто - налицо все привычные лакомства и наилучшие кушанья. Один Ланг Лиеу принес неведомые пироги - бань тинг и бань зай. Изумленный государь приступил к нему с расспросами, и сын рассказал свой сон. Государь Хунг отведал пирогов и нашел их великолепными и куда более вкусными, чем яства, приготовленные прочими детьми. Он причмокивал языком, нахваливая угощение, и признал победителем Ланг Лиеу.
С тех пор, едва наступал Тет - Лунный новый год, государь, поминая своих родителей, возлагал на жертвенный алтарь пироги Ланг Лиеу. Примеру его последовали и подданные, а со временем, по причине сходного начертания письмен и созвучности слов, имя Ланг Лиеу превратилось в Тиетлиеу, что означает: "Праздничные кушанья".
Государь тотчас уступил Лиеу престол, а братьев и сестер его поставил правителями в разных землях державы.
Впоследствии началась между ними свара, военачальники их повадились нападать друг на друга, и люди, желая обезопасить себя, стали обносить дома частоколами. Так возникли горные селения, деревни в долинах и городища.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:08

Рассказ о Золотой черепахе

Государь Ан Зыонг, повелитель Ау-лака, происходил из земли Ба-тхук, из рода Тхук, и звали его Фан. Дед его сватался некогда к Ми Ныонг, дочери государя Хунг, но государь отказал ему, и дед воспылал злобой и жаждой мести. Фан, желая исполнить волю предка, пошел на государя Хунг войной, разбил его, уничтожил государство Ван-ланг и название тех земель сменил на Ау-лак. Потом он стал государем под именем Ан Зыонга и заложил крепость в округе Виет-тхыонг (Долговечная Виет). Но едва начинали класть стены, как они тотчас рушились наземь. Возвел тогда он алтарь, начал поститься и возносить молитвы духам и божествам.

Седьмого числа третьего месяца явился с востока некий старец, подошел к крепостным воротам и с досадой промолвил:

- Когда же наконец соорудят эти стены!

Государь пригласил старца во дворец, воздал ему почести и спросил:

- Не раз и не два возводили Мы эту стену, но всякий раз она рушилась вровень с землей. Сколько великих усилий положено понапрасну - отчего это?

- Ждите посланца вод Чистой реки, - отвечал старец, - сего помощью вы, государь, счастливо завершите строительство.

Умолкнув, старец поклонился и ушел.

На другой день государь вышел к Восточным воротам и стал ждать; вдруг показалась с востока Золотая черепаха, поднялась над волнами и ясным человеческим голосом назвалась посланцем вод Чистой реки, постигшим дела небесные и земные, тайны жизни и смерти, деяния духов и демонов.

Король, обрадованный, воскликнул:

- Именно это и предрек Нам старец.

Тотчас послал он за золотым подносом, и на нем отнесли черепаху в город. Государь пригласил ее сесть подле трона и спросил, отчего невозможно построить крепость.

- Зловредные начала - в недрах горы Виет-тхыонг, - ответила Золотая черепаха. - Это дух некоего принца, сына властителя давней династии, он мстит за былой позор своей державы. Помехой здесь и белый петух. Прожив на свете тысячу лет, он стал оборотнем и укрывается ныне в горе Тхат-зиеу, что значит: "гора Небесных светил". В той же горе обитает призрак - душа погребенного в ней музыканта, игравшего при дворе в древние времена. Рядом с могилой есть постоялый двор. Владелец его - Нго Кхонг. Живут у него в дому дочь-девица и упомянутый белый петух. оба - бесовское отродье. Всякий раз, когда путники остаются там на ночлег, нечистая сила воплощается в десять тысяч существ, принимает десять тысяч обличий, чтобы их извести. Великое множество людей уморили они. А недавно белый петух взял в жены хозяйскую дочь. Убейте белого петуха, и оборотни сгинут. Но сущность их не исчезнет, а сольется в сгусток холодного мрака и станет бесом, бес обернется совою, сова взлетит на сандаловое дерево, а в клюве у нее будет письмо к Повелителю Неба с просьбой разрушить крепость дотла. Тут я ее, с вашего соизволения, укушу, письмо упадет, а вы, государь, тотчас его подберите. Лишь после этого можно будет построить крепость.

Золотая черепаха научила государя притвориться путником, ищущим на постоялом дворе ночлега, а ее попросила взять с собою и оставить в доме у дверей.

- По ночам у нас нечистая сила губит людей, - сказал государю Нго Кхонг. - Да и небо сегодня хмурится. Прошу вас, господин, уходите, вам тут нельзя оставаться.

Государь усмехнулся и ответил:

- Жизнь и смерть подвластны одной лишь судьбе, оборотни перед нею бессильны, и Нам они не страшны.

Сказал и остался там ночевать. Поздней ночью явился оборотень и закричал:

- Это кто еще здесь такой?! Почему не спешит отворить Нам дверь?!

- А если дверь останется на запоре, что можешь ты сделать, презренный? - воскликнула Золотая черепаха.

Тут нечистая сила стала принимать сотни обличий, превращаться в тысячи разных существ, прибегала к десяти тысячам уловок, но не сумела проникнуть в дом.

Едва петухи возвестили рассвет, оборотень бросился наутек. А Золотая черепаха вместе с государем устремилась за ним в погоню, но у самой горы Небесных светил оборотень исчез. И государь тотчас вернулся на постоялый двор.

Утром хозяин послал людей прибрать труп ночлежника и схоронить его, но оказалось, гость цел и невредим, да еще улыбается как ни в чем не бывало. Бросился к нему хозяин, упал на колени и сказал:

- Вижу я, господин, вы - святой, иначе бы вам не уцелеть. Сжальтесь, дайте нам небесное снадобье, чтоб люди спасались от нечисти.

- Убей белого петуха, принеси его в жертву духам, и нечисть исчезнет, - отвечал государь.

Нго Кхонг внял его совету, зарезал петуха, тут хозяйская дочь вдруг поворотилась и испустила дух. Государь тотчас послал раскопать землю на горе Небесных светил, люди нашли там древнюю музыкальную утварь и человечий костяк, сожгли все, а пепел сбросили в реку.

Едва стемнело, государь с Золотой черепахой взобрались на гору Виет-тхыонг. Нечистая сила тем временем превратилась в шестилапую сову, сова взлетела на сандаловое дерево с письмом в клюве. Тут Золотая черепаха обернулась черной мышью, подкралась к сове и укусила ее за лапу. Письмо упало на землю, а государь тотчас схватил его и разорвал в клочья. Так победили нечистую силу.

Спустя полмесяца крепость была построена. Ширина ее составляла более тысячи чыонгов; стены поднимались кверху уступ за уступом, как завитки раковины, оттого и нарекли ее Лоа-тхань - "Крепость-улитка"; называли ее также крепость Ты-ла-унг, то есть "Воспоминание о драконе", а во времена Танской династии из-за огромной ее высоты крепость прозвали Куньлунь-ской, ибо Куньлунь - высочайшая гора.

Золотая черепаха прогостила у Ан Зыонга три года, затем распрощалась со всеми и воротилась восвояси. Прощаясь с нею, благодарный государь сказал:

- Лишь с вашею помощью возведены эти стены. Но если нагрянет враг, чем Мы его отразим?

- Судьбы царств, величие их и паденье, покой и вражья напасть - все предопределено Небом, - ответила Золотая черепаха, - государь же, если он добродетелен, способен продлить счастливый жребий державы. Но могу ли я отказать вам в вашей просьбе?

Выдернула она свой коготь и протянула его государю:

- Вот, возьмите мой коготь и прикажите выточить из него спусковой крючок к самострелу. Вы лишь прицельтесь в неприятеля и стреляйте, о прочем же не тревожьтесь.

Умолкла и возвратилась в Восточное море.

Государь велел Као Ло изготовить самострел и сделать к нему спусковой крючок из черепашьего когтя. Назвали его "Чудотворное оружье божественной Золотой черепахи".

Прошло время, и князь из рода Чжао, по имени Та, вторгся в южные земли и начал войну с государем. Взял государь Чудесный самострел, выстрелил, и полчища Чжао Та были разбиты наголову; побежали они к Буйволовой горе, думая там укрепиться и отразить государево войско. Но Чжао Та, узнав о чудесном самостреле, не смел больше биться с государем и тотчас запросил мира. На радостях государь рассудил так: земли к северу от Малой реки отойдут к Чжао Та, а те, что к югу, останутся под его рукой.

Вскоре Чжао Та послал к Ан-Зыонгу сватов. Государь, не ведая ни о чем, отдал дочь свою по имени Ми Тяу - "Прекрасная жемчужина", за сына Чжао Та - Чжун-ши. Однажды Чжун-ши подговорил Ми Тяу тайком показать ему Чудесный самострел, вырезал украдкой другой спусковой крючок, подменил им коготь Золотой черепахи и объявил жене, что едет на Север: настало-де время ему проведать отца.

- Узы супружества нерасторжимы, но нерушим и сыновний долг. Пора уж Нам съездить проведать отца. Если случится, что мир между нашими странами рухнет, и Север с Югом отойдут друг от друга, Мы все равно будем искать тебя повсюду, назови лишь верную примету.

- Ах, горька женская доля, - отвечала Ми Тяу, - чую, сердцу моему не снести тяжкой разлуки. Запомни, надену я платье из гусиных перьев и, где бы ни очутилась, буду выдергивать их и бросать на перекрестках дорог. Так мы отыщем друг друга и спасемся.

Вернулся Чжун-ши восвояси с волшебным когтем. Чжао Та, заполучив коготь, возликовал и тотчас выступил в поход. Государь же, полагаясь во всем на Чудесный самострел, спокойно играл себе в шахматы и, узнав о вторжении неприятеля, усмехнулся:

- Видно, Чжао Та уже не страшен Чудесный самострел?!

Едва полчища Чжао Та приблизились к крепости, государь взял самострел, но, обнаружив, что драгоценный крючок исчез, отшвырнул его и ударился в бегство. Он усадил Ми Тяу позади себя на коня, и они помчались на юг. А Чжун-ши, находя на дороге гусиные перья, преследовал их по пятам. Доскакал государь до самого моря, дорога здесь обрывалась, и лодки поблизости не было.

- Это Небо карает Нас! - вскричал государь. - Где ты, о посланец вод Чистой реки, приди поскорей на помощь!

Тут всплыла над водой Золотая черепаха и крикнула:

- Тот, кто сидит на коне позади тебя, - главный твой враг!

Государь выхватил меч и тотчас отрубил дочери голову. Перед смертью Ми Тяу взмолилась:

- Увы, такова женская доля! Но если замыслила я в сердце своем против отца, быть мне после смерти прахом нечистым. Если ж верна была долгу и обманута злыми людьми, пусть стану я жемчугом светлым, чтобы очиститься мне от позора и содеянного зла.

Ми Тяу умерла на морском берегу; кровь ее, стекавшую в море, заглотали жемчужницы, и каждая капля стала чистым жемчужным зерном.

А государь поднял носорожий рог семи пядей в длину, вода расступилась, и Золотая черепаха увела его за собой в море.

Люди из поколения в поколение передают, будто случилось все это на земле Ночной горы (За-шон), что в местности Као-са - "Высокий дом", в Распростертой округе (Зиен-тяу). Воины Чжао Та, достигнув тех мест, нашли лишь мертвую Ми Тяу. Обнял Чжун-ши бездыханное тело жены и отвез в Лоа-тхань, чтоб там похоронить. Тело ее превратилось потом в камень нефрит. А Чжун-ши скорбел и сокрушался без конца, но однажды во время купанья почудился ему на воде образ Ми Тяу. Тотчас он бросился в колодец и умер.

Люди, жившие позже них, открыли: ежели жемчуг, добытый со дна Восточного моря, омыть в воде из того колодца, станет он чистым и заиграет яркими красками. Избегая упоминать имя Ми Тяу, нарекли они эти жемчужины перлами - большими и малыми.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:09

Рассказ о бетеле

В древние времена у государя был сын необычайной силы и огромного роста. Отец дал ему имя Као, что означает "Высокий", и стало оно его родовым именем. Као родил двоих сыновей, похожих один на другого, словно две капли воды; старшего нарекли Тэн, младшего - Ланг.

Когда одному исполнилось восемнадцать лет, а другому семнадцать, родители их умерли, и братья поступили в ученье к даосу Лыу Хюйену.

А в доме сородичей Лыу была дочь лет семнадцати или восемнадцати по имени Лиен. Приглянулась она братьям, и оба решили на ней жениться. Девица же, не зная, кто из них старше, подала им миску похлебки и одну пару палочек на двоих. Младший, понятно, уступил палочки старшему, чтобы тот поел первым. Тут девица пришла к родителям и попросила выдать ее за Тэна, старшего брата.

После женитьбы Тэн не мог, как бывало, проводить все время с братом и стал с ним вроде менее ласков. Ланг сокрушался, решив, будто из-за жены Тэн и думать о нем забыл, и, не простившись, не сказав никому ни слова, ушел, из дому и отправился восвояси. Но посреди леса встретилась ему глубокая быстрая речка; лодки для переправы он не нашел, зарыдал с горя и умер, обернувшись деревом подле речного устья.

Старший брат хватился младшего, не нашел его и отправился на поиски. Прибрел он к речке, рухнул наземь у того самого дерева и умер, оборотившись камнем, прильнувшим к древесным корням.

Жена пошла искать мужа, дошла до того места, упала на землю, обвила камень руками и умерла, сделавшись ползучим растением с горько пахнущею листвой. Побеги его оплели и дерево и камень.

Отец ее с матерью бросились искать свое дитя, пришли туда и, безмерно скорбя, поставили поминальный храм - миеу, потом воротились домой. Ночью явились им во сне оба брата, поклонились, сложив на груди ладони, и сказали:

- Свято берегли мы братские узы. Переступив их, мы не смогли жить долее, а из-за нас погибла и ваша дочь. Но вы не призвали на нас кару, да еще и построили храм в память о нас.

Потом заговорила их дочь:

- Вы родили меня, растили и пестовали, а я ничем не воздала вам за великие ваши заботы. А недавно, забыв обо всем, кроме супружеских уз, исполнила я до конца долг жены, но нарушила, увы, дочерний долг. Смею ли умолять о прощении?

- Ах, дети, - отвечали сородичи Лыу, - вы соблюли братскую верность и супружеский долг. За что ж нам на вас гневаться? Бытие и небытие двуедины, - продолжали они, - не лучше ли поскорей отойти в вечность и не терзаться попусту печалью и горем!

Тамошний люд воздавая хвалу преданным братьям и верным супругам, приносил в миеу дары и возжигал курения.

Однажды, - случилось это в седьмом или восьмом месяце, когда еще не спала жара, - государь наш Хунг объезжал свои владения и остановился на отдых в прохладной тени у храма. Увидел он дерево с густою кроной и опутавшие его ползучие побеги, сорвал плод дерева и лист с лианы, положил их в рот, разжевал и сплюнул слюну на камень. Послышался приятный запах, и на камне проступило красное пятно. Тотчас государь Хунг велел обжечь этот камень, взял известь и стал жевать ее вместе с плодом дерева и листом лианы. Он ощутил сладостный вкус и благоуханный запах; губы его заалели, на щеках показался румянец. Государь Хунг понял: всему этому нет цены, и захватил с собою листья, плоды и известь.

Дерево это, растущее повсюду, именуется ареком, есть везде и ползучее растение - бетель, и камень-известняк. С тех пор у нас, в стране Юга, всякий раз, когда сходятся гости на свадьбу или иной великий или малый праздник, перво-наперво подаются плоды арека, завернутые вместе с известью в листья бетеля.

Вот откуда взялось дерево арек.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:11

Рассказ о духе деревни Фу-донг

Шестой государь наш из дома Хунг, уповая на мощь и богатство своей державы, перестал исправно посылать дань Северу. И тогда Иньский император, пользуясь этим предлогом, двинул на нас войска. Государь Хунг, узнав об этом, собрал своих вельмож - подумать сообща, как бы им отразить напасть. Один мудрец и прорицатель почтительно предложил:

- А отчего бы не вознести молитву Царю драконов Лаунг Куану, чтобы привел на помощь воинство духов?

Государь внял его словам и без промедления распорядился поставить алтарь в честь Царя драконов. Он возложил на него золото серебро, камку и тончайший шелк и три дня кряду постился, куря благовония и читая молитвы.

Вдруг налетел вихорь с дождем, и все увидели старца с огромным чревом и желтым лицом, с белыми бровями и бородой, ростом более девяти тхыоков; восседал старец у скрещения трех дорог и что-то бормотал, посмеиваясь, напевал и раскачивался. Едва завидев его, люди поняли, - он не из смертного рода, и тотчас доложили о нем государю. Государь вышел к нему самолично и поклонился, сложив на груди ладони, а потом усадили старца в паланкин и доставили в храм.

Старец отказался от яств и питий и хранил молчание. Тогда государь спросил его:

- Слыхали Мы, полчища Севера скоро нагрянут сюда. Вы ведь мудры и учены, скажите, одержим Мы верх или будем разбиты?

Старец, помолчав, извлек гадальные тавлы, глянул на них и возвестил:

- Полчища Севера будут здесь через три года: готовьте оружие и доспехи, учите воинов, пусть будут готовы отстоять свою землю. И непременно отыщите мужа, наделенного талантом и доблестями. Тому, кто отразит неприятеля, жалуйте звания и земли, славьте его в веках. Найдется искусный военачальник - и враг будет замирен.

Умолкнув, старец взлетел в небеса и исчез; тут лишь и стало ясно: это был сам Лаунг Куан.

Через три года стражи границ донесли о приближении иньского войска. Государь, памятуя советы старца, отправил во все концы страны послов на поиски могучего воина. Прибыл посол и в деревню Фу-донг (Спасительная помощь), что в уезде Чудотворных хождений - Тиен-зу. Проживал там богатый старик, лет шестидесяти от роду, и был у него сын, родившийся в седьмой день первого месяца. Отрок в три года лишен был еще дара речи, только и знал, что лежать на спине, не умея ни встать, ни сесть. Узнав о приезде посла, мать посетовала:

- Родила я на свет сына, а он лишь умеет есть да спать. Увы, не ему суждено прославиться на поле брани, не его государь взыщет своею милостью, а значит, и мне нечего ждать воздаяния за все труды и заботы.

Услыхал сын ее слова и вдруг сказал:

- Матушка, пригласите сюда посла.

Изумленная, рассказала она обо всем соседям.

Соседи обрадовались и тотчас призвали посла.

- Эй, чадо, едва отверзшее уста, зачем ты звал Нас? - спросил посол.

Отрок встал и не спеша ответил: - Торопись, доложи государю: пусть скуют железного коня в восемнадцать тхыоков ростом, железный меч в семь тхыоков длиною, железную плеть и железный нон. Мы сядем на коня, наденем нон и выступим в бой, - само собою, враг будет разбит наголову. О чем государю еще беспокоиться?

Посол, возликовав, поспешил назад и доложил обо всем государю. Государь, изумленный и обрадованный, воскликнул:

- Теперь нам не о чем тревожиться!

- Но под силу ли одному-единому человеку разбить целое войско? - усомнились вельможи.

- Слова Лаунг Куана не могут быть обманом! - гневно вскричал государь. - Полно вам сомневаться! Ступайте-ка да поскорей раздобудьте пятьдесят канов железа, пусть скуют из него коня, меч с плетью и нон.

И вот государев посол доставил все, что запрашивал отрок. Мать, опасаясь беды, поспешила к сыну. Но сын засмеялся и сказал:

- Вы, матушка, лучше позаботьтесь, чтоб у меня было вдоволь еды и питья, а уж о том, как одолеть врага, не тревожьтесь.

Сын рос не по дням, а по часам, ел он и пил столько, что матери было не под силу его пропитать. Соседи пригоняли ему быков, несли плоды, пироги, напитки, а он все не мог насытиться. Соткано было видимо-невидимо шелка и пестроцветной парчи, но на платье ему все равно не хватало. Пришлось нарезать перистых цветов тростника, чтобы он мог прикрыть свою наготу.

Едва иньское войско достигло подножья Буйволовой горы - Чэу-шон, что в Ву-ине, отрок встал, распрямился во весь рост, а было в нем более десяти тхыоков (иные говорят, даже не тхыоков, а чыонгов), чихнул грому подобно - громче десяти глоток разом, и, выхватив меч, воскликнул:

- Эй, трепещите, пред вами небесный воитель!

Нахлобучил нон и прыгнул в седло. Конь взвился на дыбы, громко заржал и помчался, словно на крыльях. В мгновение ока богатырь обогнал изготовившуюся к бою государеву рать и поскакал впереди, размахивая мечом. Еще миг, и он со всею мощью обрушился на врагов. Враги побежали вспять, одни рушились замертво, другие, уцелев, падали ниц и кланялись небесному полководцу, моля о пощаде. Иньский император погиб в сражении.

Достигнув горы Шаук-шон- "Северной горы", что в уезде Золотых цветов (Ким-хоа), небесный воитель сбросил одежды и улетел на своем коне в небеса. Случилось это в девятый день четвертого месяца, и по сию пору на скалах хранятся его следы.

В благодарность за великий подвиг государь Хунг велел величать богатыря Благородным князем духов из Фу-донга, поставил в деревне, близ старого его дома, поминальный храм - миеу и пожаловал храму тысячу мау доброй земли. С утра и до вечера горят там огни курений. После этого Иньский дом на шестьсот сорок четыре года закаялся ходить против нас войной.

Позднее государь Ли Тхай То пожаловал воителя званием Вознесшегося на небеса Великого князя духов, поставил храм в деревне Фу-донг подле пагоды Изначального постижения и приказал изваять статую на горе Духа-заступника (Ве-линь); весною и осенью - дважды - в тех храмах возлагались дары и совершались празднества.

При государе Тхуан Де из дома Ле проживала в деревне Фу-ло девица по имени Нго Ти Лан: жадная до книжной премудрости и искушенная в стихотворчестве, она во множестве слагала прекрасные стихи. Совершив как-то прогулку на гору Ве-линь, сложила она такое четверостишие:

"Молодая листва на вершине Ве-линь
тонет в белых волнах облаков:
Склон окутан в лиловый и розовый цвет:
сотни тысяч горят лепестков.
В поднебесье железный скакун улетел,
но прославлен скрижалью седок,
И останется он на родимой земле
навсегда, до скончанья веков".
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:11

Рассказ о горе-балдахине

Гора Тан-виен высится к западу от града Взлетающего дракона (Тханг-лаунга), столицы государства Нам-виет. Она вознеслась на двенадцать тысяч триста чыонгов, а путь вдоль ее подножья равен девяноста восьми тысячам шестистам чыонгов. Три вершины ее, поднимаясь к небу одна над другою, напоминают балдахин, именуемый "таном"; оттого и зовется она Тан-виен-"Балдахин". Согласно сочинению Танского монаха "Вступленье к плачу о Цзяочжоу", Великого князя этой горы звали Шон Тинь, то есть "Дух гор", и происходил он из рода Нгуен. Чудотворная сила Духа не знала границ. В бездождье ли, в половодье - стоило лишь помолиться ему о заступничестве, и все сбывалось. Оттого поклонялись ему люди и чтили его всем сердцем.

Часто в ясные дни чудится людям, будто в ущельях Горы-балдахина проплывают знамена и стяги. Говорят, это шествует Дух гор со своей свитой.

Когда Гао Пянь послан был танским императором в Ан-нам, он вознамерился было усмирить и изгнать всех тамошних духов. Тотчас велел схватить девицу семнадцати лет от роду, не познавшую мужчины, вспороть ей чрево и вырвать внутренности. Потом - набить ее травою, обрядить в платье и усадить на алтарь, поднеся жертвенное мясо буйвола и быка. Ежели тело девицы хоть чуть шелохнется, надобно с маху отсечь ей голову. К этой уловке прибегают всегда, чтоб извести духа обманом. Но тут Гао Пянь, решивший обманом извести Великого князя горы Тан-виен, увидал вдруг, что Князь скачет во весь опор по облакам на белом коне. Приблизившись, он плюнул на чучело и умчался.

- Увы! Духов Юга никак не обманешь, - посетовал Пянь. - Когда же иссякнет наконец их чудесная мощь?!

Вот как являла себя чудотворная сила.

Давным-давно Великий князь, увидав несравненную красоту Горы-балдахина, тотчас проложил дорогу от пристани Белая изгородь через ущелье Мирной твердыни к южному ее склону, туда, откуда берут начало ручьи. Вдоль дороги воздвиг он дворцы и построил беседки для отдохновения. Затем он взошел по гребню на самую вершину, утопавшую в тучах, и решил там поселиться. Иногда Дух гор плавал в своей ладье по Малой Желтой реке - Тиеу-хоанг-зианг, любуясь рыбною ловлей, и, останавливаясь в деревнях, непременно ставил беседки для отдохновения. Многие годы спустя люди, открыв следы этих беседок, строили там дены и миеу для поклонения и молитв.

Согласно древнему преданию, изложенному в сочинение Лу-гуна "Записки о Цзяочжоу", Великий князь Дух гор из рода Нгуен жил в веселье и согласии с водяными тварями в земле Прекрасного спокойствия (Зиа-нинь), что в Горном краю (Фаунг-тяу). При чжоускрм императоре Нуань-ване восемнадцатый государь наш из дома Хунг пришел в землю Водоемов Виет (Виет-чи) и Горный край и основал там государство Ван-ланг. Была у него дочь Ми Ныонг, внучка Божественного земледельца в двадцать седьмом колене, славившаяся необычайной красотой. Фан, властелин страны Тхук, сватался к ней, но государь не дал согласия, ибо желал найти зятя великодушного и доброго.

Некое время спустя пришли к государю двое; один назвался Шон Тинем, - или "Духом гор", другой - Тхюи Тинем, или "Духом вод", и оба просили отдать им в жены прекрасную Ми Ныонг. Но государь предложил им сначала показать силу своего волшебства.

Дух гор протянул палец к горе, твердь расступилась перед ним, он вошел в гору и с такою же легкостью вышел назад. Дух вод исторг в небеса струю воды, и она обернулась дождевыми тучами.

- Вижу, волшебной силы вам не занимать, - молвил государь. - Но дочь у Нас только одна, и Мы отдадим ее за того, кто первым подарит свадебные дары.

На другое утро Дух гор преподнес Ми Ныонг дорогие каменья, злато и серебро, диковинных птиц и зверей. Само собой, государь дал согласье на свадьбу.

Дух вод прибыл позже него и уже не нашел Ми Ныонг. Разгневался он, созвал всех водяных тварей, и выступили они в поход - отвоевать невесту. Дух гор перегородил железной решеткою реки в уезде Ты-лием (Благодетельная чистота), но Дух вод тотчас сотворил для Малой Желтой реки новое русло, и стала она впадать в реку Хат-зианг. Затем он проник в реку Полноводный проток (Да-зианг), чтоб с ходу ударить Горе-балдахину в тыл. Сотворил он еще один новый речной проток... и направил его Горе-балдахину в лоб. Он обрушил берега рек, затопил их озерами и болотами, открыв удобный путь для водяных полчищ. То и дело насылал он вихорь с ливнем и тучами, поднимал бурные воды рек - чтоб сокрушить Князя. Люди, жившие у подножья горы, видя все это, начали забивать в землю бревна, ставить частоколы, застучали в барабаны и ступы и закричали что было мочи, призывая всех на подмогу. Приметив подплывшие к частоколу отбросы, люди выпустили в них стрелы и увидели мертвых водяных ратников; трупы черепах и морских змеев запрудили всю реку.

С тех пор всякий год в седьмом и восьмом месяцах происходит одно и то же: урожай, выращенный людьми, что живут у подножья горы, терпит великий урон от ветра и половодья. Говорят, будто это Дух гор и Дух вод сражаются из-за прекрасной Ми Ныонг. Великий князь постиг тайну бессмертия небожителей, оттого чудотворная сила его и могущество беспредельны. Он - первый среди Добрых духов - заступников страны Дай-виет.

При государях из дома Чан муж по имени Нгуен Ши Ко, удостоенный в Королевской письменной палате "Лес кистей" чина хаук ши, направляясь на запад, побывал на Горе-балдахине и сложил такие стихи:

"Известно: высокая эта гора -
высокого духа приют.
На ней воспевали его в стихах,
струился курильниц дым.
О дух, за которым пошла Ми Ныонг
и стала творить чудеса.
Молю, защити ты меня среди битвы,
щитом огради своим".
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:14

Из книги "Сочинения, оставленные государем Тхань Тонгом из дома Ле"

Перебранка двух Будд

В год, на котором в месяцеслове сошлись знаки Воды и Змея, случилось великое наводнение, и змеи хоронились от него на вершинах деревьев. Птиц и прочую домашнюю живность людям пришлось относить на деревья самим. Дены и пагоды были по большей части подмыты водою, иные - разрушены вовсе.
На двадцать седьмой день восьмого месяца вода спала. Мы поплыли в ладье, чтоб самолично убедиться, каков нанесенный водою ущерб, и помочь народу. К вечеру невдалеке от пристани в уезде Кроткой реки (Ван-зианг) застиг Нас ветер с частым и сильным дождем. Мы распорядились причалить ладью близ стоявшей у берега пагоды и прилегли отдохнуть. В час третьей стражи среди полнейшей тишины донеслись до Нас из пагоды чьи-то голоса. Вельможи и чиновники Наши спали уже крепким сном. Мы осторожно выбрались на берег, приблизились к дверям пагоды и заглянули внутрь. Что же Мы увидели?! Глиняный Будда с мечом в руке попирал ногами голову некоего зверя; усы у него стояли торчком, словно наконечники копий, четырехугольное лицо имело в ширину целый тхыок, спина была в добрых три обхвата. На верхней ступени алтаря восседал деревянный Будда. Красный от злости глиняный Будда кричал деревянному:
- В шестом и седьмом месяцах, когда водяные духи навлекли на землю ужасные беды, у тебя, жалчайшего, недостало силы, устоять перед наводнением; ты, как болван, уплыл туда, куда понесли тебя волны; вода то накрывала тебя с головой, то выталкивала на поверхность. Твоя разноцветная шляпа съехала набок и держалась разве что чудом, твои расписные туфли были выпачканы в грязи, и деревенские бабы, глядя на тебя, думали, ты банан, вырванный с корнем, а плотники приняли тебя за бревно. Который год молодцы в коричневых рясах то и знай ублажали тебя тайком, зато уж теперь не видать тебе подношений и жертвований. Да ты должен быть счастлив, что тебя отыскали, и настоятель принес тебя сюда, подновил твое платье и шляпу да заново позолотил и покрасил тебя. И вот после того, как обнаружилась позорная твоя немощь, у тебя еще хватает бесстыдства сидеть выше Нас и втрое против Нашего получать даров.
Деревянный Будда, охваченный раздражением, встал и сказал:
- Ты небось и не слышал, невежда, те строки из священной книги, где говорится: "От века все сущее подвержено переменам, по это не пугает мудреца, ибо умеет он долее прочих сохранить свой дух неизменным". Наводненья и засуха - в природе сущего. Когда поднялись воды, Мы последовали их течению; сошли они, и Мы воротились на прежнее место. Разве, покорившись течению, увлекшему Нас в странствия, нанесли Мы хоть малейший урон Нашему "вечному духу"? Нет и нет! Да и возможно ли "овладеть десятью тысячами сущностей, не следуя законам смены четырех времен"? Отплывая по мятущимся водам, устремляли Мы взоры на удалявшуюся от Нас пагоду, и если и сокрушались о чем, так это о постигшей тебя беде. Ибо знали: едва волны достигнут твоих ног, как их тотчас размоет, поднимется вода тебе по брюхо - чрево твое лопнет, потом развалятся спина и плечи, а там смоет поток высокое чело твое и долгие ресницы, и - только тебя и видели! О, горе! О, печаль! Ах, как Нам было жаль тебя! Утратить свой облик и телесную сущность - кому приятно сие!
Долго они еще препирались и спорили столь же яростно, пока не явился вдруг Будда Сакьямуни с флягою вина в руках; охмелевший, он сделал два-три неверных шага по пагоде и изрек:
- Оба вы кругом виноваты! Когда прихлынул вал, неистовый и безбрежный, вам и в голову не пришло вооружиться пятью проникновениями и прибегнуть к шести знаниям, дабы громовыми заклятьями возвернуть воды обратно в Восточное море! Куда там! Разве озаботит вас что-нибудь, кроме бренной вашей плоти - деревянной или глиняной; выпивая и поедая подносимые людьми напитки и яства, вы погрязли в отвратительной праздности. Вы и прежде не ведали стыда, а теперь еще учинили здесь постыдную свару, - или не боитесь, что "и у стен есть уши"?
Будды, столь явно осужденные Сакьямуни, начали было ему возражать, но, почуяв вблизи человека, тотчас умолкли.
Мы же, толкнув дверь, вошли в пагоду: на алтаре в мерцанье свечей виднелись три изваяния из дерева и глины - безмолвные и неподвижные.

Нравоучение мужа с Южных гор. Перебранка двух Будд, что и говорить, дело диковинное. Да и строгие речи Будды Сакьямуни сами по себе необычны. Ведь ежели поразмыслить, то оба Будды стоят друг друга, а вернее - не стоят ничего: препираются, никчемные пустословы, из-за почетного места и большей доли от даров и жертвований! Стало быть, прав был Будда Сакьямуни, их порицавший. Но сам-то он, пьяница, разгуливающий с флягою вина, принес ли хоть малую пользу людям? Нет, он ничуть не лучше первых двух Будд!
Осененный благодатью, Сын Неба направляет сии слова против дурных и бесплодных деяний, а значит, и диковинная его история исполняется глубокого смысла. Читая ее, бездельники и тунеядцы, без сомненья, не раз утрут пот со лба, а многие затворники в монастырях, ознакомясь с нею, решат, наверное, немедля возвратиться на правильную стезю и уж более не дадут завлечь себя на пути бесполезные и лживые. Поистине: "Под названьем ничтожным - великое создано сочиненье".
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:16

Посланье комара

Некий Полевой комар познакомился, а затем и весьма подружился с комаром Домашним. Полевой комар уступил Домашнему права и звание старшего брата, сам же назвался младшим. Однажды, на закате дня, Домашний комар прилетел в поле проведать своего братца.

Полевой комар сказал:

- Вот, видите ли, какое множество буйволовых голов и козьих спин на моих обширных полях, - все они ваши, угощайтесь вволю, наедайтесь досыта, но торопитесь: и буйволов и коз вскоре загонят в хлев, и нам только и останется, что утешаться приятной беседою.

Через некое время пастух угнал весь скот, а Домашний комар так и не успел насытиться: пришлось ему, однако же, принять скрепя сердце приглашение Полевого комара взлететь следом за ним на листок сыти и развлечься беседою. Не успели братья обменяться друг с другом первыми словами, как налетел сильный восточный ветер, и они принуждены были спасаться от него в стебле дикого сахарного тростника, проникнув туда через дыру, проточенную гнилью. Но, увы, мгновение спустя хлынул проливной дождь. Братья поспешно вылетели из своего убежища и забрались в свернувшийся лотосовый лист.

- Здесь, правда, немного тесновато - сказал Полевой комар, - зато дождь может лить неделями, - я тут совершенно недосягаем.

На рассвете Домашний комар собрался в обратный путь, но прежде, чем откланяться, сказал своему брату:

- Отчего воззренья твои на мир, братец, столь ограниченны, а обитель твоя так низка и тесна? Возьми, к примеру, Наш дом; все у Нас устроено по-иному, не то что в твоем непросторном поле. Крыша дома высока и необозрима: дождь и ветер ей нипочем. Днем Мы обычно размышляем, прислонясь к украшеньям резной колонны, а чуть стемнеет - восседаем на затканном цветами пологе в спальне. По утрам с довольной и благостной песнею Мы отправляемся на базар развлечься, а потом играем в игры с соседями и кружимся в хороводах; когда же вновь опускаются сумерки, Мы не спеша вылетаем на промысел. В это время люди спят, неподвижные и усталые, и тут Мы насыщаемся допьяна". Ты сам понимаешь, что это еще не все: прочих Наших услад и приятностей, как ни старайся, не счесть!

Полевой комар слушал его и приходил в восторг. Уже на следующий вечер отправился он к жилищу людей, в гости к старшему брату.

Домашний комар обрадовался, завидя его, и молвил с приветливой улыбкой:

- Уж не дергался ли у тебя сегодня, братец, указательный перст? Ведь как раз только что явились сюда погостить две девицы из деревни, и у хозяина, слышали Мы, не хватит нынешней ночью пологов на всех. Так что ты можешь взять паутинку и препоясать чресла перед славною трапезой. Это тебе не буйволы и козы на закате дня!

И Полевой комар ощущал угрызения совести.

Едва пробило первую стражу, Домашний комар пригласил Полевого осмотреть дом, поясняя всячески, сколь величествен он и изобилен. Затем отыскали они щель и проникли сквозь нее в спальню. Само собою, комары узрели там двух девиц. Они возлежали совсем нагие. Храп их был подобен грому.

Домашний комар сказал Полевому:

- Кровь близ пупка весьма горяча, не то что в мякоти бедер и ляжек. Кожа на белых руках толстовата, щеки же приятно упруги.

Немедля вытянули они губы, выставили жала и стали вскоре весьма похожи на спелые вишни. Чувствуя сладостную тяжесть во всем теле, братья уселись на затканный цветами полог и задремали. Как вдруг слышат они, хозяин призывает к себе слугу и говорит:

- Что-то сегодня много комаров налетело. Разложи-ка огонь да выкури их отсюда едким дымом.

Домашний комар сказал Полевому:

- На черепичной крыше, меж изразцов, есть щели. Летим туда, спрячемся, и, сколько бы ни бушевал огонь, мы будем в безопасности.

Так они и сделали и, само собой, остались невредимы. Однако много времени не прошло, а они снова слышат голос хозяина. Призывает он слугу и говорит:

- Нет, их, как видно, простым дымом не выкуришь. Ты возьми листья соана, свежую рыбу и панцирь речной черепахи, сложивсе это вместе и подожги.

И вот клубы дыма поплыли по дому, проникая во все дыры и щели. У обоих комаров глаза от дыма набухли, как наливные яблоки; не раз и не два побратимы едва не сделались добычею муравьев.

Полевой комар запинаясь спросил Домашнего:

- Как же теперь быть? Если ничего не придумаем, выйдет, что мы, едва наполнив чрево, потеряем бессмертье души, и вы станете тварью бесчеловечной, а я - безвольной.

Домашний комар и сам перепугался насмерть, от ужаса он даже бредил, однако собрал последние силы и вместе с Полевым комаром отправился на поиски свиного хлева, надеясь хоть там укрыться.

Глаза их были столь сильно изъедены дымом, что побратимы ничего толком не видели и даже два раза по ошибке залетали в паутину, из которой едва освободились. Лишь спустя час отыскали они место, где можно было спокойно присесть; теперь дурные запахи хлева нисколько их не смущали.

Внезапно с крыши сорвалась целая стая летучих мышей и закружилась над двором. Всех комариных родственников, которые, спасаясь от ядовитого дыма, вылетели из дома на воздух, постигла презлая участь, и стали они песчинками, светящимися во мраке.

Полевой комар затрепетал от страха и впал в беспамятство, продолжавшееся более часа.

Когда он очнулся, огонь уже угас, дым рассеялся, а летучие мыши вернулись в свое жилище. Не медля более ни минуты, простился он с братом, захлопал крыльями и улетел восвояси.

Окончательно придя в себя и исцелившись, написал он письмо и со своим соседом москитом отправил его Домашнему комару. В письме было сказано:

"О многочтимый старший брат!
Неужто кровью нежных щек поныне сыты вы с тех пор?
Неужто дым не отлетел от ваших воспаленных глаз?
Осмелюсь думать, что не нам, чьи пращуры - из Бао-ха,
В атласе щеголять, в парче,
Мы слабы и легки, как пух, дрожащий в солнечных лучах.
Для нас ведь и пылинка - твердь, нам опояской - волосок.
А вы, живущие в домах, вы роем демонов ночных
Являетесь из темноты, едва светильник погасят,
Как радостно поете вы, кружитесь в комнате пустой;
К постели девичьей тайком за тонкий полог проскользнув,
Вы свежую сосете кровь.
Но если станут вас в ночи выкуривать, тогда - беда:
Кому не выест очи дым, того огонь (о, душегуб!)
Испепелит.
А если кто-нибудь из вас днем промышлять рискнет - того
Прихлопнут если не рукой, так опахалом, - смерть одна.
Сравню ли ваш удел с моим?
Как буйвол ни мотай башкой - меня рогами не достать,
Как ни маши хвостом коза - меня не сгонишь со спины.
Пускай тростинка подгнила - в ней может схорониться мой
Нетленный дух.
Хоть лотосовый лист и мал, я в нем убежище найду.
Комар Домашний! Старший брат!
Коль не послушаете нас, беда случится невзначай:
Мелькнете искоркой в огне, миг - и рассеетесь дымком.
Пора одуматься, мой брат!.. "

Читая это письмо, Домашний комар чувствовал себя вконец пристыженным.

Нравоучение мужа с Южных гор
. Полевой комар всего лишь мелкая тварь, однако изъясняется весьма достойно, а главное - справедливо, осуждает опасный путь со всей очевидностью. Не постигший глубоко смысла жизни не мог бы написать подобного. Должно быть, осененный благодатью Сын Неба по влечению души сочинил это, дабы не только власть предержащие извлекли для себя должный урок, но и любящие водить с ними корыстную дружбу стали бы осмотрительней да разборчивей.

Поистине, каждое движение кисти полно здесь великого смысла.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:17

Дивная любовь в краю Хоа-куок

В долине Округлой горы - Шон-ла, что в округе Хынг-хоа (Несчетные преображенья), жил юноша по имени Тю Шинь (Тю-школяр), сирота с самого своего рождения. Дядя, младший брат отца, приютил мальчика у себя в доме, а когда исполнилось Шиню восемь лет, определил его в школу. Наделенный острым умом от природы, Шинь был, однако ж, сверх меры ленив, и, хотя дядюшка его прозябал в величайшей бедности, племянник, бывало, и перстами не шевельнет, чтобы ему помочь. По утрам он ходил в школу, а вечерами нежился в безделье и праздности: больше ни о чем он и думать не желал.

Юные дни быстротечны; Тю Шиню исполнилось уже девятнадцать лет, а он даже не заметил, как пролетели годы. Меж тем скаредной тетке давно надоело кормить его задаром, и как-то однажды, когда муж по какому-то делу уехал из дома, достались племяннику на ужин и завтрак только чистая чашка да пустой котелок; вдобавок тетка набросилась на него с попреками и бранью. Не говоря ей худого слова, Тю Шинь собрал свои книги и воротился в родительский дом.

С той поры как отец и мать Тю Шиня покинули этот мир, в доме их никто не жил, и он стоял заколоченный и заброшенный вот уж двадцатый год. Пол в нем порос травою и мхом, а у порога торчал колючий кустарник. Кроме старой скамьи, лежанки да куска изодранной циновки, в доме ничего не нашлось. Тю Шинь сложил на скамью свои книги и прилег на лежанку. В сердце его не было ни обиды, ни гнева, лицо хранило спокойствие.

Когда дядя вернулся домой, жена, не жалея слов, принялась чернить и хулить племянника всячески. Дядя же, хотя и понял, отчего Тю Шинь ушел из дому, спорить с нею не стал, а только воскликнул в притворном гневе:

- Твоя правда! Да и кто захочет кормить и обихаживать такого бездельника? И не подумаю звать его обратно, сам приползет к порогу! - А после спросил жену: - Давно ли ушел племянник?

- Вот уже третий день, - отвечала жена.

Не сказав ей больше ни слова, дядя покончил с ужином, улегся в постель и притворился, будто заснул. Дождавшись полуночи, он встал потихоньку с постели и отнес Тю Шиню немного денег и рису. Отдавая все это племяннику, он сказал:

- Повремени денек-другой, женина злость уляжется, и ты снова вернешься к нам.

Шинь согласился. Однако три дня миновали, а он все не приходил.

Дядя явился к нему опять и сказал:

- Тетка давно перестала сердиться, отчего ты не возвращаешься? Деньги и рис у меня кончились, я беден, чем же, скажи на милость, мне кормить и содержать тебя дальше? Древние говорили: "Лишняя чашка да пара палочек - риса в котле не убавят". Ведь когда ты ешь вместе с нами, в семье, расход незаметен. Брат и сестра мои умерли, нет у меня в этой жизни ни единой родной кровинки, кроме тебя. И вот я вижу: ты задумал уморить себя голодом. За что же ты так терзаешь мне сердце?

Снова Тю Шинь пообещал вернуться через три дня и вновь его обманул. Трижды, а то и четырежды приходил за ним дядя, однако Тю Шинь всякий раз просил у него отсрочки. Потеряв наконец терпение, дядя сказал:

- Если уж ты совсем ума решился, что ж, живи как знаешь. Но ноги моей здесь больше не будет, и приносить я тебе ничего уже не смогу!

Заплакал дядя и побрел восвояси. А Тю Шинь в эту ночь уснул голодный. Вдруг появился пред ним придворный в четырехугольной шляпе, за ним шествовала свита в два или три десятка человек; в руке у придворного была золотая дощечка с надписью: "Повелеваем принцу-супругу прибыть ко двору. Такова Наша воля".

Тю Шинь отправился вслед за ним. Не прошли они и пяти замов, как вырос перед ними величественный дворец, где жил, как видно, сам государь. Придворный повел Тю Шиня запутанными и хитроумными переходами, по галереям и залам, красоту которых описать невозможно, и вскоре они оказались в просторных золотых покоях. У крыльца высились изваянья драконов, потолки подпирали покрытые лаком колонны с резными змеями, пол был выложен хрусталем, на стенах - изображения фениксов. Посреди покоев висела завеса, расшитая жемчугами.

- Прошу вас, принц, обождите немного, покуда я, недостойный, доложу о вас ее величеству, - прошептал придворный.

Тут он на некоторое время оставил гостя одного, затем вернулся и возгласил:

- Вдовствующая государыня уже восседает на троне, прошу вас, принц, сотворить положенные поклоны.

Не успел Тю Шинь, преклонив колена, дважды поклониться, как сквозь завесу послышался громкий голос:

- Наш зять не чета всем прочим подданным, для чего же ему воздавать Нам обычные почести?

И государыня приказала одному из придворных помочь Тю Шиню подняться с колен и ввести его в тронный зал.

Тю Шинь увидал старую женщину лет шестидесяти, сидевшую на ложе, украшенном изваяниями драконов. Весь ее облик внушал почтение и трепет.

- Перед вами вдовствующая государыня, - шепнул придворный Тю Шиню.

Государыня приветливо улыбнулась Тю Шиню:

- О, вот и пожаловал зять, поистине дорогой Нашему сердцу!

И предложила ему присесть. Вельможа из свиты подвел Тю Шиня к стоявшему вблизи трона золотому ложу.

Государыня приказала подать чай.

Четыре служанки красоты несравненной подали Тю Шиню нефритовую чашку с чаем, источавшим сладостное благоухание орхидей. Тю Шинь поднес чашку к устам.

После чаепития государыня подала знак к началу пиршества. Предшествуемые музыкантами и певцами, вошли восемь служителей и поставили перед Тю Шинем большой золотой поднос. Затем были внесены вина и яства, и государыня послала за наследным принцем. Вскоре на золотых носилках появился в зале отрок лет одиннадцати. Прислужницы, обступив носилки, помогли ему сойти наземь, и государыня сказала:

- Дитя мое, вот супруг твоей сестры. Он сегодня у нас впервые, полон смущенья, ободри его и как подобает угости на пиру.

Тут они оба, Тю Шинь и принц, начали пировать: прозрачное вино источало хмельной дух, на подносах теснились диковинные яства, отменные и прекрасные на вкус, - каких не увидишь у смертных.

Когда они оба слегка захмелели, государыня, возлежавшая на украшенном драконами ложе, промолвила, обращаясь к гостю:

- Некогда покойный государь, супруг Наш, и царственный ваш родитель, поклялись связать наши семьи узами брака, подобно семьям Чжу и Чэнь. Вам сравнялось ныне девятнадцать лет, принцесса Монг Чанг встретила восемнадцать весен, Нам исполнилось недавно шестьдесят. Наконец-то сбылось желание наше устроить счастье детей: единственная дочь обретает супруга.

Не постигая ее слов, Тю Шинь, однако, кивал головою и поддакивал. Вдруг течение их беседы прервал придворный звездослов и летописец; склонившись пред государыней, он сказал:

- Сегодняшний день неблагоприятен для брачных обрядов. Счастливый срок наступает через три дня, когда совместятся небесная добродетель с добродетелью лунной.

Государыня задумалась и, по окончании пира, сказала Тю Шиню:

- В делах, замышляемых на века, торопливость вредна и пагубна. Но до свершения брачных обрядов вам, принц, негоже здесь оставаться. Как только настанут положенные сроки, Мы обещаем послать за вами придворного с колесницей.

Затем она велела музыкантам проводить Тю Шиня до самых ворот дворца и долго глядела ему вслед.

Тю Шинь же, едва он покинул дворец, услышал внезапный порыв холодного ветра и пробудился. Тут только он сообразил, что все случившееся ему лишь пригрезилось. Однако уста его хранили еще винный дух, а в чреве ощущалась приятная сытость. Так-то три дня кряду Тю Шинь пребывал и сытым и пьяным.

В назначенный день, едва отойдя ко сну, Тю Шинь, как и прежде, очутился в золотом чертоге, украшенном цветами и наполненном запахом благовоний; отовсюду слышались согласные звуки Цитр и флейт.

Государыня велела придворному лекарю доставить только что сшитые яркие и богатые одеяния, затем, по ее приказу, Тю Шипя облачили в парадную шапку и платье. И тут, сопровождаемая служайками, в тронный зал вошла принцесса и обменялась, как должно, поклонами с женихом. Государыня своею рукой наполнила вином две нефритовых чаши и сказала:

- Пусть у вас будет, дети мои, сто детей и тысяча внуков!

Молодых супругов поздравили и пожелали им всяческого счастья наследный принц и придворные красавицы. После этого пышная свита сопроводила Тю Шиня и принцессу в Западный покой.

Тю Шинь и Монг Чанг наконец остались вдвоем и сели друг против друга. Тут лишь Тю Шинь разглядел впервые принцессу и увидал: кожа ее белизной посрамляет снег, чистотой затмевает яшму; пальцы гибки и тонки, как молодые побеги бамбука, зубы круглы и белы, словно семечки тыквы. Воистину, если она была не дева из Нефритового дворца на луне, то, уж наверно, - фея с горы Соцветие яшм! Разве среди смертных встретишь такую красавицу? Правда, потом он рассмотрел на животе ее пятнышки, прикрытые кисеей, и это его слегка удивило.

Ночь прошла во взаимных ласках и наслаждениях, о которых незачем распространяться.

На другой день не успели супруги покончить с утреннею едой, а государыня уже позвала Тю Шиня к себе. Он облачился в подобающие одежды и отправился на ее зов. Государыня усадила его рядом с собой и заговорила не спеша:

- Страна эта именуется Хоа-куок. С тех пор как государь, супруг Наш, отошел в иной мир, все державные дела и попеченья пали на Наши плечи. Наследник еще дитя, а Мы уж в преклонных летах, и бремя правления для Нас тяжело. К счастью, принцесса Монг Чанг помогает Нам денно и нощно, облегчая Наши заботы. Разве стали бы Мы иначе держать ее при себе?! Тотчас после свадьбы она покинула бы родительский кров и перебралась, как должно, к супругу. Поэтому, принц, вам придется еще раз исполнить Нашу волю: Монг Чанг останется здесь, с Нами, а Мы - единожды в три дня будем присылать за вами посланца, летящего меж цветов. Он будет ждать вас с колесницей, вы только не пропустите условленного срока.

Тю Шиню ничего не оставалось, как согласиться и отдать государыне прощальный поклон. Монг Чанг пришла проводить мужа, и наследник престола, видя ее, охваченной печалью, шутливо спросил:

- Ах, неужто супруги, проведя вместе одну-единую ночь, связаны на века, как сплетенные шелковые нити?

Государыня усмехнулась. Следом рассмеялись вельможи из свиты. Солнце поднялось на небо, и Тю Шинь, пробудившись, снова увидел, что все это было сном.

Так-то всякий месяц десятикратно посещали Тю Шиня подобные сны. Поистине:

Во сне он улетал
в Хоа-куок.
Над книгами корпел,
восстав от сна.
Хоть в очаге зола
и холодна,
Хозяин хорошеет
с каждым днем.

Дядя Тю Шиня, не понимая, что с ним происходит, терялся в догадках.

Через год Монг Чанг родила сына. Вдовствующая государыня повелела вторым женам вельмож и первым женам главнейших чиновников явиться во дворец, дабы кормить дятя грудью. А еще через год государыня сказала Тю Шиню:

- Близится день, когда Нашему внуку исполнится ровно двенадцать месяцев - срок отлученья детей от груди, и надо бы вам, сын мой, прибыть раньше обычного.

В тот вечер, едва Тю Шинь смежил веки, за ним тотчас явился посол. Войдя во дворец, он увидел прекрасное здание в два света, под легкою кровлей, устроенное нарочно к празднику. Наверху, по обе стороны вдоль колонн, восседали и пировали шестеро ближних вельмож, шестеро высших чинов государства, шестеро наместников и шестеро полководцев; внизу - пировали самые уважаемые и старейшие жители столицы. Дары, принесенные гостями, громоздились ввысь, словно горы.

Государыня, державшая на руках внука, поворотилась к Тю Шиню и спросила:

- Принц, на кого похож Наш внучек?

- Позвольте сказать: более всех на вас, матушка.

- Нет, вы не правы, - отвечала она, - чадо похоже на вашего царственного родителя.

После пиршества Тю Шинь, как и обычно, отправился в покои жены.

Но вот однажды заметил Тю Шинь, что лик государыни исполнен грусти, и, низко ей поклонившись, спросил:

- Скорбь и заботы лежат на вашем челе. Дозволено ли мне узнать, в чем их причина?

- Вот уже третий месяц, - отвечала она, заливаясь слезами, - что ни день, приходят с границ злые вести. Вражье племя Черноперых орда за ордою надвигается на Нас. Полчища их ворвались в пограничные ворота. Народ Наш и воины гибнут во множестве; из каждых трех одного уже нет в живых. Мы решили завтра же перенести отсюда столицу и с каждым часом, о сын мой, будем удаляться все дальше и дальше от вас. Вот почему грусть снедает Наше сердце.

Не успела она умолкнуть, как появился Начальник королевского войска и, преклонив у трона колени, почтительно доложил:

- Полчища Черноперых множатся с каждым часом. Если Величество промедлит хотя бы день, половина всего податного люда погибнет. Чем же тогда снова возвысится наша держава? Этой ночью время второй стражи благоприятствует походу. Недостойный смиренно просит, отдайте приказ о выступленье, иначе

не уберечь народ и войско.

Государыня в волненье схватила кисть и начертала такой приказ:

"Казною сполна
обеспечить народ.
Приказ Войсковой
пусть готовит поход.
Знамена - вперед,
следом - лучников строй,
Богатый обоз
за войсками пойдет.
Без музыки, тихо
отправиться в путь,
Пускай барабан
тишины не прервет.
И младшим и старшим
исполнить свой долг.
Лишь стража вторая
пробьет - и вперед!"

Потом она обернулась к Тю Шиню и промолвила:

- Настали тяжкие времена. Все четыре страны света в огне и дыму, словами этого не выразишь. На прощание Мы по-матерински жалуем вам скромный подарок - как говорят, деньги на кисть и тушечницу, - он доставлен уже к вам домой. Внук же Наш еще мал и не может последовать за отцом. Позвольте вам возвратить его через двадцать шесть месяцев.

Выслушав государыню, Тю Шинь опрометью бросился в Западный покой, обнял Монг Чанг и заплакал:

- Любящие супруги неразлучны и в жизни и в смерти, отчего же я должен так скоро с тобою расстаться? Покуда мы живы - пребудем вместе! Возможно ль отцу разлучиться с чадом, мужу - с возлюбленной женою?!

Он зарыдал и без памяти рухнул наземь. Монг Чанг подняла его и сказала:

- Ведь когда-то, не зная еще друг друга, мы уже были в разлуке, но потом соединились. Так уж всегда случается в жизни, а чтоб одиночество не было вам в тягость, я оставлю у вас в услуженье девицу Донг Нян. Полно, не предавайтесь гневу и отчаянью. Когда я узнала, что государыня решила покинуть эти края, я всю ночь не смыкала глаз. Есть у меня листок из мягкого камня, я начертала на нем стихи и в них открыла все свои чувства и чаянья. Прошу вас, о мой возлюбленный, примите его в подарок. Пусть он неизменно будет при вас, словно бы это я всегда рядом с вами. В камне, из коего сделан листок, сплавлено тончайшее вещество, собранное с десяти тысяч цветов, и ему, поистине, нет цены. Тому, кто носит его при себе, летом не страшен зной, а зимой нипочем стужа. Храните его, о мой возлюбленный. Настанет и в вашей судьбе счастливая развязка, я верю, она не замедлит свершиться. Увы, связанная дочерним долгом, я не могу выполнить долг жены и уйти вместе с вами! А вам оставаться здесь долее невозможно. Берегите, мой дорогой, мой несравненный возлюбленный, берегите свое здоровье; дождливыми вечерами пораньше ложитесь спать, не торопитесь вставать по утрам, если дует холодный ветер. Взаимному нашему счастью еще суждено продлиться.

С этими словами Монг Чанг опустила каменный листок со стихами в кошель Тю Шиня и удалилась, горестно раздирая одежды.

Так-то проснулся Тю Шинь в своем бедном доме один-одинешенек. Он затеплил светильник и увидал на скамье парчовый кошель. Найдя в нем десять лангов золота, он тотчас же спрятал их под ветхой стеною дома. Затем снова пошарил в кошеле и, само собой, нащупал некий предмет длиною около двух пядей и толщиной в полфэна, закругленный, будто футляр для кисти. Раскрыл Тю Шинь кошель и увидел диковинный листок, белый, словно лепестки дикой сливы; по белизне расходились разводы, как на дорогом атласе, весь он сверкал, переливался и был удивительно мягок на ощупь. На листке было начертано восьмистишье. В изящном почерке чувствовались одухотворенность и сила. Разве что прославленный в древности почерк госпожи Вэй или письмена жившего позднее знаменитого вельможи по имени Ван Си-чжи могли бы сравниться с ним.

В стихах говорилось:

"К реке, устремившей в теснину поток,
придешь ты в осенние дни.
Со знаком "шаунг" знак "тхиен" сочетай,
со знаком "тиеу" - знак "ни".
Дойдешь до горы под названьем Хоа
тотчас поверни на восток,
Увидишь бурливый поток Хо-тхюи -
направо тотчас поверни.
Знай, в день "нят тхап нят" ты избудешь печаль,
которую годы влачил,
А в ночь "люк тхиен" речь пойдет о любви,
завещанной нам искони.
Меня по скончанье пятнадцати лет
в местах повстречаешь иных:
Прошу я: не надо так тяжко скорбеть,
скорее печаль прогони".

Шинь читал и перечитывал стихи, переворачивал их и так и этак, но уразуметь их значенья не мог. Казалось бы, все с ним случившееся было только во сне, но откуда тогда взялись золото и диковинный камень? Если же драгоценности осязаемы и существуют, отчего исчезло все прочее, столько раз предстоявшее его очам? В смятении и тревоге Тю Шинь просидел до рассвета. "Отныне, - думал он, - не будут уж мне, как прежде, являться видения, и снова меня одолеют голод и жажда". Обмакнул он кисть в тушечницу и начертал на стене дома такие стихи:

"Любовь в краю Хоа-куок
за годом год жила.
А ныне пыл души остыл,
как в очаге зола.
Где колесница и дракон,
где Феникс на стене?
Неужто не вернется сон,
рассеялся, как мгла?"

Едва он закончил писать, как где-то в деревне послышались крики и плач. Оказалось, там умерла его тетка.

На следующий день, взяв золото и книги, Тю Шинь возвратился в дом дяди.

Увидев его, дядя начал браниться:

- Подумать только, и двух лет не прошло, а ты уже вернулся?

- Прошлого ночью, - стал оправдываться Тю Шинь, - явился мне покойный родитель и говорит: "Дядюшка твой вконец обеднел, да теперь еще и овдовел. Под стеною нашего дома закопано десять лангов доброго золота. Возьми его и отдай дяде, пусть он достойно похоронит жену". Кто знает, - продолжал Тю Шинь, - не моя ль к вам любовь и преданность привлекли дух покойного отца? Ах, дядюшка, неужто вы все еще гневаетесь?

Дядя задумался, потом сказал:

- Чтобы утешить дух моего покойного брата, я возьму это золото, но помни: схороним покойницу, и ты останешься у меня насовсем. Здесь ты будешь избавлен от домашних забот и все свое время посвятишь предстоящим экзаменам; ну, а иногда сможешь и отдохнуть.

Тю Шинь согласился и с этого дня от зари до зари усердно корпел над книгами. Через год он отправился на испытания в главный город округи и вышел восемнадцатым среди удостоенных отличий.

Когда Тю Шинь, по обычаю, с почетом воротился домой, дядя задумал сосватать ему невесту. Однако ни одна из невест не пришлась Тю Шиню по нраву - ни из городских домов, ни из деревенских. В конце концов дядюшка рассердился:

- Высокие, по-твоему, - дылды, маленькие - коротышки. Уж не желает ли ваша милость взять за себя принцессу?

- А почему бы и нет! - улыбнувшись, ответил Тю Шинь.

- Ну, если так, - сказал дядя, - послушай: в прошлом году отправился я по торговым делам и повстречал на дороге девицу, сидела она у обочины и плакала в голос. Приступил я к ней с расспросами и вот что услышал: "Я из семьи Донг, зовут меня Нян, родилась я на Облачном острове. Я заблудилась и никак не найду обратной дороги". Сжалился я над ней и приютил под своим кровом. Ныне сравнялось ей восемнадцать лет, она целомудренная, добрая и почтительная девица. Ты уже в возрасте. Не взять ли тебе пока Донг Нян в наложницы? А потом, если встретишь девицу знатного рода, сочетаешься браком, как с первою женой.

Тю Шинь, услыхав имя Донг Нян, вспомнил прощальные слова Монг Чанг, возликовал и тотчас ответил:

- Позвольте почтительно следовать вашим советам.

Дядя без промедленья накупил для Донг Нян красивых нарядов и в счастливый день привел ее к Тю Шиню, устроив подобающий случаю праздник. С той поры девицу так и называли: наложница Тю Шиня.

Год спустя Донг Нян разродилась сыном. Когда же Тю Шинь взял его на руки, чтобы дать ему имя, то, приглядевшись, увидел: во всем, до самой малости, похож он на дитя, родившееся некогда от него в стране Хоа-куок. Шинь пораскинул умом и быстро догадался о причине такого сходства, к тому же он отсчитал по пальцам месяцы - сколько прошло их со дня разлуки с принцессой, - вышло ровно двадцать шесть.

Дни мелькают за днями, словно ткацкий челнок, и вот уже подошло время столичных экзаменов. Тю Шинь участвовал в них вместе со многими и был удостоен высокого отличия. Вскоре его сделали Смотрителем столичных школ. С тех пор каждые три года ему выходило повышение в чине, так что спустя двенадцать лет стал он большим вельможей.

В самом начале года, на коем в месяцеслове сошлись знаки Воды и Козла, презренный Ву Ван Хой, полагаясь на неприступность окрестных гор, поднял мятеж в земле Возвещенного света (Тюйен-куанге) и отказался выплачивать подать. Король многократно высылал против него войска, но одолеть его никому не удавалось. Тогда разгневанный вконец государь пожаловал Тю Шиню чин Главного военачальника - усмирителя варваров, и вручил ему двадцатитысячное войско, дабы он сокрушил мятежника.

Поистине, Тю Шинь в ратную премудрость привнес наставления Дуна и Цзя: не берись за оружие попусту, но, взявши его, - побеждай; готовясь к сражениям, уподоблялся он Суню и У, - либо не затевал дела, либо уж, начав его, доводил до завершенья.

Поэтому после недолгого раздумья он принял знаки верховной власти - изображение рыбы, подвесил к поясу, поднял боевые знамена - и тотчас выступил на врага. Он шел, свернув многоцветные стяги, без барабанного боя, по мало кому известным дорогам, переходил быстрые реки и зловонные топи, восходил на крутые вершины, продирался сквозь лесные чащобы. Через полмесяца достиг он округи Люк-ан (Умиротворенная зелень), от которой было рукой подать до вражеского стана. Однако путь ему преградила река, мчавшаяся в глубоком ущелье. Переправиться через нее вброд не было никакой возможности, поэтому Тю Шинь приказал разбить поблизости лагерь, разыскать окрестных жителей и выведать у них доподлинно, каково положение неприятеля и как к нему подобраться.

Жители отвечали:

- Река эта - Хо-тхюи - "Текучая вода". Ежели пойдете вдоль берега направо, то через день увидите стан мятежников. Если пойдете на восток, то и тогда потратите не меньше дня. Есть, правда, еще один путь. На другом берегу реки стоит гора Хоа-диеп; если вы, перейдя реку, обогнете гору, а там двинетесь напрямик, то поспеете и за полдня. Но воинам вашим придется прорубать дорогу сквозь лесные чащи.

- Сколько же замов надо пройти, огибая гору? - спросил Тю Шинь.

- Никак не менее сорока, - отвечали жители. - Склоны ее поросли густым лесом; в том лесу круглый год не опадают цветы. Лет пятнадцать назад около полуночи слетелись сюда бабочки - десятки и десятки тысяч. Они поселились здесь и теперь, когда поднимаются над землею, заслоняют полнеба. Поэтому мы и назвали вершину Хоа-диеп- "Гора цветов и бабочек".

Слушал Тю Шинь, а про себя отмечал: каждое их слово в точности совпадает со стихами, начертанными на листке из дивного мягкого камня. Открылись ему значенье и смысл прежних его сновидений: вдовствующая государыня - это и есть Королева бабочек, а Монг Чанг - бабочка-принцесса. Да и само названье государства "Хоа-куок" просто-напросто - "Страна цветов". В давние времена Чжуан Чжоу (по-нашему, Чанг Тю) приснилось как-то, будто он сделался мотыльком. Что ж удивительного в ясном теперь совпаденье: имя жены его - Чанг, а его самого нарекли Тю?! "Посланец, летящий меж цветов" - это ведь мотылек, порхающий среди лепестков, так и сказано в древнем стихотворении; отметины па теле Монг Чанг - конечно же, пятнышки, которыми испещрены бабочки. Вражье племя Черноперых, само собою, - вороны и сойки, пожиравшие бабочек. А когда государыня говорила о переносе столицы, речь, разумеется, шла, о перелете сюда, на эту гору.

Шинь достал листок со стихами Монг Чанг и принялся разбирать их строку за строкою.

"В первой строке говорится, что я поведу войска на врага, засевшего в неприступных лесах за горами.

В следующей - слова "ни" - "второй" и "тиеу" - "малый" дают в сочетанье знак "муи", а слова "шаунг" - "пара" и "тхи-ен" - "небеса" образуют иероглиф "куи", что означает, бесспорно, нынешний год "куи-муи" - год Воды и Козла. Третья строка советует идти на восток, не переходя, однако, гору Цветов и бабочек, что на другом берегу. Смысл четвертой строки совершенно ясен. В пятой три слова: "нят" - "единица", "тхап" - "десятка" и "нят" - "единица" дают в сочетанье цифру "ньэм" - "девятый". Значит, именно на девятый день я "избуду" - уничтожу того, чье имя Хой, ибо так же звучит и слово "хой" - "печаль". В шестой строке слова "люк" - "шесть" и "тхиен" - "тысяча" образуют цифру "тан" - "восьмой". Стало быть, ночью восьмого дня я встречусь с Монг Чанг, - ведь здесь упомянута беседа о "любви, завещанной нам искони". Седьмая строка объяснений не требует. И смысл заключительной строки - ясен. Обе они означают: "Не печалься, через пятнадцать лет в иных краях я встречусь с тобою, возлюбленный". Уразумев сокровенную суть стиха, Тю Шинь хоть и понял, что сочетался узами брака с летучей тварью, но ничто уже не могло отрешить его от сладких воспоминаний и поколебать былую любовь.

Созвал он своих военачальников и объявил:

- Путь через гору Хоа-диеп короче других, но весьма утомителен; чтобы пройти там, пришлось бы свалить немало деревьев и долго прорубаться сквозь чащу. Так мы еще, чего доброго, спугнем мятежников. Не лучше ли Нам двинуться вдоль реки Хо-тхюи, перейти на правый берег и обрушиться на вражеский лагерь слева, а помощнику Нашему с его полком обойти гору с востока и ударить по лагерю справа?! Замысел этот прост и безупречен.

Едва опустил он свой бунчук с головою тигра, как военачальники бросились исполнять приказ. Само собой, они наголову разбили мятежников, а Ву Ван Хоя взяли живьем. Тю Шинь опечатал захваченную казну, сжег дотла вражеский лагерь, переписал податной люд и, покончив за десять дней со всеми делами, старой дорогой повел победоносное войско в обратный путь. Случилось же это в день тан, и потому Тю Шинь на исходе дня велел причалить ладью близ горы Хоа. Он вспоминал стихи принцессы и преисполнялся надеждой снова увидеть прежние сны.

Когда закатилось солнце, Тю Шинь приказал поставить в ладье тигровый шатер и отошел ко сну. Вскорости, как в бывалые времена, явился за ним посол и пригласил ко двору. Тю Шинь отправился следом за ним и немного спустя очутился в роскошных палатах, красотою и блеском превосходивших старый дворец десятикратно. Тотчас увидел он вдовствующую государыню, она восседала на престоле в открытой галерее.

Еще издали услыхал он ее голос:

- Не устали ли вы, о прославленный Усмиритель варваров? Глядя на густые усы ваши и бороду, думаем с грустью: пропала юная ваша краса и пригожесть. Увы, месяцы и годы снуют, будто ткацкие челноки, и недолговечна весна! Нет, люди не должны без пользы расточать отпущенный им срок.

Тю Шинь поклонился и взошел во дворец. Справились они, как водится, друг у друга о самочувствии и здоровье, а затем государыня велела придворным приготовить все для пиршества в Западном покое, уединенном и тихом. Встретились там Тю Шинь и Монг Чанг и подняли чаши с вином. Она была так прекрасна, что гуси, завидя ее, упали бы с неба, а рыбы - утонули в пучине, фея, лучезарная, как утренняя заря. Он - знаменитый полководец, чья слава обошла земные пределы, подобен был быстрокрылому соколу и рыкающему тигру. Сколько лет страдали они в разлуке, и вот свиделись вновь, - возвышенные духом супруги, которых небо взыскало богатством и знатностью. Хмельное вино горячило сердца, очи лукаво косились, и брови взлетали, подавая некие знаки. Солнце взошло и закатилось снова, но пиршеству их не видно было конца.

Узнав о том, государыня послала принцессе такой наказ: "Супругу твоему повелитель доверил великое дело, не затягивай же, дитя мое, сверх меры радости и утехи".

Тогда лишь прервался их пир, и Тю Шинь пришел отдать государыне прощальный поклон. Она взяла его за руку и сказала:

- Знайте, матушка ваша уже в преклонных летах и силы ее покидают. Зато наследник престола вырос и возмужал. Не далее как через месяц Мы сложим с себя бремя правления и удалимся в запретные чертоги - вкусить там отдохновение и покой. Державу решили Мы разделить надвое: земли по левую руку, что на востоке, отойдут к принцу; землями же по правую руку, на западе, будет владеть принцесса. Однако с тех пор, как перенесли Мы сюда столицу, число Наших подданных и достояние государства выросли многократно, а принцесса - всего лишь слабая женщина, и ей одной не под силу держать народ в повиновенье. Вот почему вы должны поскорей завершить дело, порученное вам государем, вернуться к нам и царствовать вместе с нею.

Тю Шинь отвечал согласием.

- Древние говорили, - молвила далее государыня, - "Остережешься заранее, можешь потом не страшиться беды". Сказано также: "Готовься встретить беду, пока ее тень тебя не коснулась", и еще: "Запирай ворота и двери, покуда не хлынули ливни". Так и вы позаботьтесь всячески, чтобы полчища Черноперых не перешли через гору Хоа-диеп. А слава государя, пекущегося о народе, продлится в веках.

Тю Шинь обещал ей и это.

Мгновенье спустя ветер всколыхнул полог, и Тю Шинь проснулся. Военачальники, ожидавшие его пробуждения, почтительно молвили:

- Вы отошли ко сну вчера, в час тхан, и проспали двенадцать часов. Только что стражи снова пробили час тхан. Должно быть, ратные дела вконец утомили вас и потому вы почивали так долго?

- Впервые после долгих тревог и волнений вкусили Мы сладость сна, - усмехнулся Тю Шинь.

Поднявшись на берег, он один, без провожатых, обошел гору Хоа-диеп, пригляделся ко всему повнимательней и купил тридцать земельных наделов близ ее склонов, нанял из тамошних жителей искусных лучников и поселил на тех землях, чтоб стрелами своими отгоняли птичьи стаи. И, лишь устроив все наилучшим образом, он отбыл в столицу.

Зная, что вскоре ему суждено стать властелином Страны цветов и потому ненадолго задержится он в этом мире, подал Тю Шинь государю прошение, чтоб отпустили его на покой восвояси. Воротился домой и в тот же день умер.

Нравоучение мужа с Южных гор. Все, кому бы ни довелось прочитать этот рассказ, твердят, будто мало в нем правды и лишь благодаря искуснейшей кисти, расцветившей повествование узорами и словесами, история эта слывет отменной и занимательной. Но причина всему одна: видя вокруг себя мало чудес, люди, когда и свершается диво, почитают его небылицей.

А ведь у нас, в горных долинах земель Хынг и Туйен, Тхай, Ланг и Као-банг, столько диковин, что летописцам и не под силу все перечислить. К примеру - оборотни: днем они сохраняют человеческий облик, а ночью становятся привидениями, летающими по воздуху... Мертвецы, чьи останки сохраняют для поклонения, в скудные годы становятся тиграми и рыщут повсюду в поисках пищи. И сколько еще подобных ужасов?!

Ежели люди таковы, то почему должны быть иными прочие твари? Известно ведь, в сыром и удушливом мраке дальних лесных топей, куда не ступала нога человека, звери, с течением времени, становятся оборотнями.

У бабочек есть своя царица, как и у муравьев - свой государь и подданные.

Сам же рассказ этот по смыслу напоминает "Историю о пчелиной матке". Но там: вместе со сновиденьем - кончается и любовь, а свиданья и встречи разлетаются, как ветер.

Здесь же: виденья становятся явью, и все сохраняют свое обличье и сущность.

Что же до искусства и изящества повествованья, то осмелится ль кто утверждать, будто мы, живущие ныне, уступаем древним?!
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:18

Принцесса Нефрита обретает супруга

У самодержца Нефрита уже в преклонных летах родилась дочь; лицо ее было прекрасно, как цветок, кожа - белее снега; и самому искусному живописцу не передать было одухотворенности ее обличья. Она превосходно рисовала, играла на цитре и пела, проявляя к тому же удивительные дарованья не только к этим, второстепенным занятиям. Родись она с усами и бородой, быть бы ей среди первых мудрецов, отличаемых на испытаниях. Ей минуло дважды по восемь лет, а звали ее Нгаук Ти - "Нефритовая печать". И вот Самодержец Нефрита решил учинить состязание женихов, названье его - "Ожидание феникса" - было начертано на доске близ дворца. В состязании мог участвовать каждый, кто пожелает.

Услыхав об этом, Повелитель гор сказал самому себе:

- Горы - высоки, превыше всего на свете. Кому, как не Нам, победить в состязании феникса? А когда Мы возьмем за себя Нгаук Ти, все станут чтить Нас как Бодхисатву, вседневно восседающего на лотосовом троне, будут возносить к Нам молитвы и любоваться Нами. У себя в дому Мы - владыка птиц и зверей, а за пределами его станем принцем-супругом и зятем самого Самодержца Нефрита. Вот это - величие! Вот это - власть!

Тотчас уселся он в колесницу, запряженную белыми косулями, и помчался к Небесным воротам.

Узнав о том же, Повелитель вод собрал на совет всех водяных тварей и сказал:

- Вода проникает собою все и вся. Так было, есть и так будет! Кому, как не Нам, подстрелить воробья, нарисованного на ширме?! Когда Мы возьмем за себя Нгаук Ти, то построим для нее жемчужный дворец посреди моря, и будет она возлежать там подпологом из яркой парчи, сотканной подводными ткачами. А Мы станем любоваться ею и всячески о ней заботиться. В морях и реках все водяные твари будут Нам верными подданными, а в небесах Мы станем супругом царской дочери. Вот какова будет Наша сила и слава!

Тотчас вскочил он на коня, вода расступилась, и конь полетел ввысь.

Оба Повелителя столкнулись у Нефритовых ворот и вместе вошли во дворец. Один из них был высок и темен лицом, а другой - низок и светлокож. Они сотворили положенные поклоны на Драконьем дворе и одновременно распрямились оба во весь рост.

Самодержец выслал дворцовую стражу, и стража спросила их:

- Откуда вы пожаловали и по какой надобности? Каковы имена ваши и род? Говорите все как есть.

Назвали они свои имена и звания, а потом сказали:

- Дошла до нас весть, что Ваше величество учредили состязанье "Ожидание феникса". Мы, недостойные, хоть и не обладаем Девятью красотами и семью добродетелями, присущими фениксу, однако же дарованьями и искусством своим этому предвестнику великого спокойствия ни в чем не уступим. Жаль лишь, неведомы нам возвышенные желанья и мудрые намеренья Величества.

Самодержец Нефрита изобразил на лице улыбку и молвил: - Нам подвластны десять тысяч стран, и есть у Нас единственная дочь Нгаук Ти. Если б сыскался муж, равный ей талантами и достоинствами, Мы тотчас бы отдали за него принцессу. Покажите Нам каждый, на какие чудеса вы способны, а Мы посмотрим.

Повелитель гор взмахнул рукою в сторону дворцового входа - куда устремлен был взгляд Самодержца Нефрита, и в тот же миг поднялась там высокая гора, вершина которой терялась в тумане, как Лазоревый пик, а иные отроги видны были четко и ясно, как у горы Соцветия яшмы; там порхали и садились прекрасные птицы, гуляли дивные звери. Стоило сделать один лишь шаг в сторону, и картина тысячекратно менялась. Все оглашалось криками чудищ и стенаньями духов, и эхо в горах и глубоких ущельях вторило им; рычали тигры, ревели медведи, огромные змеи разевали пасти, способные проглотить слона; а над ними летали птицы, и крылья их, словно тучи, заслоняли небо. При виде ужасающих тварей и нежити придворные охотно бы отвернулись, а слыша их рык и вопли, почли бы за благо оглохнуть.

Самодержец Нефрита наклонил голову и изрек: - Великий искусник!

Повелитель гор снова взмахнул рукою, и вход во дворец принял свой прежний вид.

Тогда Повелитель вод высунул язык с магическими письменами, и в тот же миг дворцовый вход превратился в морскую пучину. Волны с гребнями пены взметнулись до небес и ринулись наземь. Высочайшие горы скрывались под водою, а из-под воды вырывались языки пламени, развевавшиеся, как знамена. Губительные смерчи вздымались выше самых высоких деревьев и падали, рассыпаясь ливнями дождя. Вдруг разом пропали с глаз долой все драконы и рыбы, показался цветистый парчовый парус, возносившийся к лунным чертогам, и посреди спокойных вод поднялся дворец Пэнлай, окруженный купами разноцветных облаков. Раздалась стройная, веселая музыка, в лад ей звучали пленительные и чистые голоса певиц. Чудесные звуки слышались словно бы со всех сторон, все, представавшее очам, было исполнено удивительной красоты. В один-единый миг сменились тысячи очертаний и красок.

Самодержец Нефрита снова наклонил голову и молвил: - Великий искусник!

Повелитель вод во второй раз высунул язык с магическими письменами, и вход во дворец принял свой прежний вид.

Самодержец с великой радостью усадил Повелителей обеих стихий на циновку по левую руку от себя и стал их потчевать чаем.

Оба гостя, тешась самодовольством, восседали близ Самодержца; вдруг они видят - вошел во дворец какой-то человек.

Пришелец обладал осанкой дракона и поступью тигра, очами Шуня и бровями Яо, он был огромен и ясен, словно гора, и душа его была безбрежна, как море. Человек этот вышел на середину двора и остановился - недвижно и прямо.

- Это место особое и чтимое всеми! - грозно закричала дворцовая стража. - Кто ты? Откуда явился и почему не падаешь ниц?

Человек сложил руки на груди и сказал:

- Зачем все эти придворные церемонии победителю состязанья "Ожидание феникса"? Не пробив воробьиного глаза, ужель торопился бы я предстать пред царственным тестем? Прошу Самодержца оказать мне свою благосклонность.

Самодержец Нефрита весьма изумился, однако предложил незнакомцу сесть на циновку по правую руку и медленно произнес:

- Почтенные гости, сидящие слева от Нас, - вот кто победил в состязании феникса. Оба они из прекрасного рода и искусны превыше всяких похвал. Поистине, нет им равных во всей вселенной. Ежели не они - избранники, достойные восседать на восточном ложе, то кто, спрашиваем Мы? Каковы же должны быть твои дарованья, если дерзаешь соперничать с ними? Слов нет, изрядно ты поразвлек Нас своим скудоумием!

Человек с достоинством поднялся и сказал:

- Вы не правы, Ваше величество. Духи, повелевающие горами и водами, сильны и всемогущи в пределах своих владений, но не более того. Чем иным, как не хитростью и хвастовством, добились они столь лестного о себе мнения? Сколь ни высока гора, люди восходят по ней до самой вершины; сколь ни велико море, но корабельщики, соревнуясь друг с другом, переплывают его от берега и до берега. Познанья и ум, царящие во вселенной, суть познанья и ум единого властелина. Горы беспрекословно исполняют назначенный им долг; реки не смеют нарушить предначертанное им течение. Если недруг притаился, как заяц, в горах или скрылся, подобно киту, в отдаленном море, против него посылают умудренного науками мужа либо полководца, славного ратным искусством. Полки ныне строят в боевой порядок, наподобие змея с горы Чан-шань, а поступь войск неудержима, словно течение рек Цзян и Хань. Горы могут стать вровень с землей, а хребты - превратиться в долины; разбушевавшиеся воды можно утихомирить, бурливым речным потокам - преградить путь. Оглянитесь: реки смиренны, горы невозмутимы, повсюду царит покой. Река Хуанхэ подобна поясу, а гора Тайшань - точильному камню. Пять вершин и Четыре реки хранят вассальную верность. Кто посмеет противиться восходящему на вершины гор и одолевающему пучину моря, дабы выразить преданность Небу?! Самодержец, Сын Неба, владеет всем видимым миром, Царице, супруге его, подвластны душа и нутро всего сущего, им - все плоды земли и дары моря, все вкуснейшее, сладчайшее, драгоценнейшее. Кто после этого станет слушать черпак, кричащий, будто он бездонен, или камешек, возомнивший себя горою?

Самодержец Нефрита возликовал в душе, поднял руку и объявил:

- Воистину, ты - Наш зять! Без тебя лжецы и пустоболты могли бы Нас обмануть.

Видя и слыша все это, оба гостя, сидевшие по левую руку Самодержца, на мгновение оцепенели, а потом втихомолку скрылись, не смея и заикнуться более о сватовстве и женитьбе.

Нравоучение мужа с Южных гор. Дол порастает травою, как черепаха облекается в панцирь; глубокая расселина в горной пещере - словно раковина, таящая дивную жемчужину. О, которая из девиц не похожа на всех прочих?! А Повелитель гор, похвалявшийся собственной мудростью, и Повелитель вод, возносивший свои таланты, - оба остались ни с чем, ибо воспользовались чудотворным искусством ради обмана. Внемля речам человека, постигаешь, насколько он благородней и выше Повелителей обеих стихий; об этом говорят и заключительные его слова: "Самодержец, Сын Неба, владеет всем видимым миром, Царице, супруге его, подвластны душа и нутро всего сущего; им - все плоды земли и дары моря, все вкуснейшее, сладчайшее, драгоценнейшее". Именно они определили выбор Самодержца Нефрита, объявившего человека своим зятем. "В поисках мест, очертаньем похожих на жилы Дракона, люди проходят тысячи замов, ибо земля в тех местах благодатна для погребенья; а ведь сама могила мала и неприметна". Вот изречение, передающее истинный смысл сего рассказа.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:19

История мыши-оборотня

В некой богатой семье был сын, и когда исполнилось ему двадцать лет, родители его женили. Жена была пригожа и хороша собой, и он полюбил ее страстно. Но едва миновало полгода после их свадьбы, отец сказал сыну:

- "Не учась во младости, что станешь делать в старости?" Ты сейчас в самом цветущем возрасте, полон здоровья и сил. Не пора ль тебе взяться за учение и усовершенствовать свой дух! Ведь, предаваясь одним лишь утехам супружества, ты попусту растрачиваешь время; не упускай его - после раскаешься, да будет поздно. Отправляйся-ка, сынок, в дальние края и займись книжной премудростью; а иногда ты сможешь гостить дома.

Поняв правоту отца, юноша тотчас простился с семьей и вместе со старым слугою отправился в дальний путь на поиски ученого наставника. Нежная и заботливая жена тихо сказала ему на прощанье:

- Супружеская любовь - на долгие годы, а не на денек-другой. Вы идете в далекие земли учиться. Если вам повезет и вы отличитесь на испытаньях, этим вы, перво-наперво, прославите отца с матерью, а потом порадуете меня с детьми. Прошу вас, забудьте на время о вашей любви ко мне, старайтесь лишь преуспеть в науках. И не тревожьтесь: я позабочусь о том, как родителей ваших почтить и уважить, выбрать им лучший кусок, приветить их поутру и утешить вечером.

С отъездом мужа жена принялась всячески ублажать свекровь со свекром; послушная и любезная, не навлекала она на себя и тени их неудовольствия. Так прошло полгода. И вот однажды ночью видит она; муж перелезает через ограду и входит в ее опочивальню.

- О супруг мой, - удивилась женщина, - отчего вы приходите так поздно? И хорошо ли, вернувшись издалека и не поклонясь отцу с матерью, торопиться сразу к жене! Утром они обо всем узнают и возмутятся: дескать, любовные ласки для вас выше сыновнего долга и ничему вы не научились в чужих краях; а обо мне скажут, будто я думаю только о плотских утехах.

- Милая супруга, - отвечал муж, - очень я по тебе соскучился и давно уж хотел вернуться, да все боялся родительского гнева. Поэтому я сегодня, едва дождавшись ночи, украдкой явился к тебе и уйду с первыми петухами. Держи мой приход в тайне.

Жена промолчала. Укрылись они под одним пологом и отдались страсти. С первыми петухами муж встал и вышел из опочивальни.

На другую ночь он явился к ней снова.

- Я ведь знаю, вы учитесь более чем в двух днях пути от дома, - сказала жена в изумленье, - как же вы успеваете возвращаться обратно?

- Откроюсь тебе во всем, - отвечал ей муж, - ради тебя я сменил место ученья и проживаю теперь лишь в десяти замах от Дома. Но чтобы видеться с тобой без помех, я утаил это от родителей.

Жена очень любила его и более ни о чем не расспрашивала. Так миновало еще полгода. О тайных их встречах никто не догадался, но красота жены с каждым днем увядала, словно ее подтачивал скрытый недуг.

Родители мужа, видя, как невестка их чахнет от тоски, посоветовались и сказали:

- Молодые супруги, живущие в разлуке, заслуживают состраданья. С тех пор как сын наш уехал, прошел ровным счетом год. Невестка - ничего не скажешь - почтительна и прилежна, но у нее болезненный вид и в глазах - печаль. Поэтому мы отправляем сыну письмо и разрешаем ему приехать. Пусть погостит с месяц дома, порадует родителей, - мы ведь и сами глаза проглядели, стоя в воротах у прохожей дороги, - а там и жену утешит, одинокую на супружеском ложе.

Итак, отец отправил сыну письмо. Сын испросил разрешения у своего наставника и без промедленья пустился в путь. На другой день, в полдень, он добрался до дома и тотчас прошел в родительские покои. Отец стал первым делом расспрашивать его об успехах в ученье. Сын отвечал толково и без запинки, чем несказанно обрадовал старика. Кликнул отец невестку и, со смехом показывая на сына, сказал:

- Ну-ка, невестка, взгляни на своего мужа да на его слугу! Видишь, как поистрепалось их платье и волосы разлохматились. Что же ты не торопишься подать супругу чистую одежду, не согреешь воду - умыться с дороги?

Невестка с поклоном повиновалась.

Вечером вся семья сошлась за веселою трапезой, и было там немало выпито и съедено. Лишь поздней ночью сын, с позволенья родителей, удалился в опочивальню.

- По-прежнему ли батюшка твой и матушка в добром здравии? - спросил он, присев рядом с женой.

Но она промолчала. Тогда он сказал шутливо:

- "Не сравнить новобрачных с супругами, что встретились после долгой разлуки". Знаешь ли, по какому случаю это сказано?

Жена опять ничего не ответила.

- В "Книге песен" говорится:

"Этот вечер - не знаю, что это за вечер сегодня?
Я тебя увидала - собою прекрасен мой милый".

Разве наши с тобою чувства не созвучны древним стихам?

Жена и на этот раз промолчала. Помедлив, муж легонько погладил ее по спине:

- С того самого часа, как я оставил родной кров, я, говоря словами поэта, "у петушиного окна в ночи безмолвной разворачивал свитки книг", и знания мои умножались день ото дня. Уподобился я бедному мудрецу, который, не имея светильника, читал книги в сиянии белого снега, просветляя свой дух, и добродетели мои с каждым днем укреплялись. Постиг я, что старое изречение: "Отец и мать, возлюбя свое чадо, пекутся о будущем его на долгие годы вперед", - по справедливости относится и ко мне. Пребывая вдали от дома, я был твердо уверен: ты всегда воздашь родителям должное, - и был покоен. Однако, едва вспоминал я нашу опочивальню, сердце мое загоралось страстью, и в мечтах я уносился к тебе. Послушай, какую сложил я песню:

"По ком на чужбине тоскую и ночью и днем?
Любовь неизбывная в сердце моем,
вовеки моя неизбавна тоска!
Кого я зову? Кто мне видится издалека?
Печаль, словно горный хребет, высока,
любовь - словно туча, плывущая вдаль.
Неужто тебе, о любимая, вовсе не жаль
Страдальца, в чьем сердце гнездится печаль?
Скажи, вспоминаешь ли ты обо мне?
О ком день и ночь я печалюсь в чужой стороне?
Не в силах забыться я даже во сне,
все яства безвкусны, все яства пресны.
Тревожны осенние ночи и полдни весны.
Вдали от тебя, от родной стороны
мгновение - как нескончаемый год.
О Небо! Зачем ты послало нам столько невзгод?
Неделя одна за другою идет;
мне рыба и гусь не приносят письма.
Второй уже год я тоскую, подумай сама!
В жилище моем одиночество, тьма,
возлюбленной нет; и, тоскою сражен,
Томлюсь, как томились влюбленные давних времен".

Но жена по-прежнему не отвечала.

- В песне "Боевая колесница", - сказал разгневанный муж, - супруга, оставшись одна, от тревоги не спит по ночам. В песне "Возвращение из похода" жена, разлученная с супругом предается тоске и горестно вздыхает. Любящие сердца страдают в разлуке, - так бывает со всеми, и этому тьма примеров. Отчего же, скажи, я по тебе истомился, а ты со мной так холодна? Трижды я обращался к тебе, и трижды не ответила ты на мои слова. Что это значит? Взгляни на горлицу, как кричит она в дождь, призывая солнце, ибо только при солнечном свете может встретиться со своим любимым. Если уж птица, малая тварь, выказывает подобную силу чувства, то человек тем более должен хранить верность своей любви. Или сердце твое переменчиво, как листок, что поворачивается, куда ветер дует, и ты, как говорят: "Одного провожаешь к воротам, а другой уже к двери твоей в паланкине спешит"? Есть еще и старинное присловье:

"Проводит супруга - и тут же замену найдет:
к чему тосковать ей всю ночь напролет?
И ночи одной в одиночестве не проведет".

Оно ведь словно про тебя придумано.

Широко раскрыв глаза от изумленья и гнева, жена воскликнула:

- Для чего вы городите весь этот вздор?! Не прожили мы в разлуке и полугода, как вы, тайком от отца и матери, перебрались поближе к дому. По ночам вы лазили сюда через ограду и с первыми петухами уходили, крадучись, в притворенную дверь. Вспомните, сколько раз встречались мы за это время! К чему же теперь болтать о тоске и разлуке? Я любила вас, жалела, боялась за вас, потому и сдержала свое обещанье и никому не открыла нашей тайны. А вы здесь наговорили великое множество слов, весьма для меня обидных и оскорбительных. Униженная вами, как я стану глядеть в лицо вашим родителям, да и своим родителям тоже?

- Вот уже второй год тому, как я и в глаза тебя не видел, - вскричал муж, - старый слуга подтвердит, что я говорю чистую правду. Да разве это похоже на меня - втихомолку менять наставника или лазить в собственный дом через ограду? Не иначе, у тебя гащивал какой-то развратник, прикинувшийся мною, а ты, обознавшись в ночной темноте, да и сама лишившись от похоти разума, с немалой, как видно, охотою раскрыла ему объятья. И ты, ничтожная, смеешь говорить мне, будто он - это я!

Жена заплакала и сказала:

- У кого, как не у вас, красный шрам на шее и черная родинка в ухе, словно зернышко риса? Голос, подобный звону кханя и губы, как киноварь? Кто другой ростом не выше и не ниже вас, дородством и статью - вылитый вы? Не я ли своими руками сшила белые ваши порты и платье из тонкого шелка? Как же я могла обознаться? Ваш шелковый веер и красный платок - не мои ли подарки, как же мне было ошибиться? Не далее как позапрошлой ночью вы разделяли со мною ложе и говорили так сердечно и нежно? Я ясно все помню. И вы еще смеете говорить, будто я спутала вас с кем-то?

И она зарыдала в голос.

Родители мужа услышали плач, прибежали и давай допытываться, что случилось. Невестке же, оскорбленной мужем, злость ударила в голову; обливаясь слезами, стала она кататься по земле и, позабыв приличия, рассказала о ночных делах все, как было.

- Если то, что наговорил здесь супруг мой, правда, - заключила она, - значит, я не только нарушила супружескую верность, но и запятнала доброе имя семьи. Как мне жить теперь дальше?! Как глядеть вам в глаза?

Тут она стала биться головой о колонну, желая лишить себя жизни. Свекор со свекровью и муж бросились утешать ее и уговаривать ласковыми словами. Наконец она пришла в себя.

Родители, поразмыслив, сказали сыну:

- С того дня, как ты отправился на ученье, жена твоя была нам во всем послушна, добродетельна и хранила верность тебе. Если и обольстили ее, то только обманом. Странно, однако, другое, ведь мы за полгода ничего не заметили! Уж не злой ли дух или оборотень, пленившись ее красотою, повадился к ней? Возвращайся назад и продолжай ученье, а мы попытаемся заклятьями и амулетами его одолеть.

Сын послушался их и через месяц вместе со старым слугой вернулся к своему наставнику. Свекровь шепнула невестке:

- Ночью, как только он явится, хватай его и держи покрепче, а сама - кричи что есть мочи, зови нас на помощь.

Когда на третью ночь старики услыхали крики невестки, они тотчас вскочили с постелей и подняли на ноги всех домочадцев и слуг. Прелюбодея схватили и привязали к колонне. Утром родители пришли поглядеть на пленника, и видят: он как две капли воды похож на родного их сына. Невестка подтвердила: точь-в-точь ее муж. Родичи, близкие и дальние, все в один голос признали: он - отпрыск их семейства. В конце концов отыскался меж ними некий умник и сказал:

- Надо послать человека туда, где учится ваш сын, и узнать, вернулся ли он. Только так мы установим, самозванец ли это или подлинно ваше дитя.

Отец так и сделал.

На другой же день сын получил его письмо и вместе со старым слугою заторопился домой.

Мать с отцом, родня и невестка, глядя на того и другого, только даром глаза проглядели: вместо одного человека перед ними стояли двое, и оба на одно лицо. Двойников тотчас отвели к уездному начальнику, чтобы тот рассудил, который из двух - оборотень. Начальник в этом деле разобраться не смог и переслал их к наместнику. Но и наместнику оказалось оно не под силу, и потому направил он всех ко двору, отписав особый доклад.

Узнав об этом, Мы решили сами устроить дознание. Мы приказали страже снять с них одежды и выяснили: не только лицом, но и телом они похожи во всем, даже щербинки от оспы и родимые пятна в самых сокровенных местах были у них одинаковы.

Один из приближенных Наших сказал:

- Днем надобно вывести их на яркий солнечный свет, а ночью - осветить фонарями; тот, у кого не окажется тени, и есть оборотень. Позвольте их испытать, вреда здесь никакого не будет.

Прибегли Мы и к этому средству, увы, все было напрасно! Наши придворные, тщетно изыскивая способ разрешить сие престранное дело, впадали в отчаяние. И тут наполнили Наше сердце гнев и досада:

"Ежели Мы, государь и повелитель, не рассудим своим судом этого дела, то у родителей появится сын-оборотень, а у супруги - еще один муж, порожденье нечистой силы. К тому же, если дело оставить без последствий, оборотень снова примется за свое".

Воскурили Мы благовония светлейшему духу Фу-донга и попросили его о помощи. Едва поднялись к небу клубы пахучего дыма, слетел к Нам дух в образе юноши и сказал:

- Оборотень этот не кто иной, как старая мышь. Прожила она на свете несчетное множество лет и стала кровожадным чудовищем, ибо нет такой твари, плоти которой она б на своем веку не отведала. Она не боится ни огня, ни воды, и никакие заклятья и амулеты изгнать ее не в силах. Оборотни вроде этой старой мыши искусно принимают сотни разных обличий; их способности к превращениям с древнейших времен и по сей день не имеют себе равных. В Китае, к примеру, при династии Сун подобная мышь оборотилась самозванным императором Жэнь-цзуном. И сам Бао-гун, разбиравший их тяжбу, не смог уличить оборотня. Пришлось обращаться к его величеству Самодержцу Нефрита и почтительнейше просить у него на время кота с яшмовыми глазами; то гда только мышь лишилась своей волшебной мощи, предстала в подлинном своем естестве и пала от кошачьих зубов. Увы, сейчас в Небесном дворце очень много книжных хранилищ, кот с яшмовыми глазами стережет их, и залучить его будет трудно. Но ради вас, государь, я попытаюсь сокрушить оборотня чудесным мечом.

Он начертал на листах бумаги два магических знака и велел прилепить их на спины обоим юношам, чтобы оборотень не сумел убежать.

На другой день Мы приказали вывести юношей на Драконий двор и поставить лицом друг к другу. Вдруг все вокруг заволокли густые черные тучи, и посреди двора что-то сверкнуло, будто упала молния. Через мгновение небеса прояснились, и Мы увидали пятицветную мышь с усами, белыми, как снег, и висячими когтями на всех четырех лапах; весила она никак не менее тридцати канов. Уткнувшись головой в землю, она подыхала; черная кровь ее изливалась сквозь все семь отверстий. А рядом как ни в чем не бывало стоял юноша.

Стражники, приставленные к ним, содрогнулись от ужаса.

Мы же, подняв лицо к небесам, возблагодарили духа, после чего приказали сжечь мертвую мышь и пепел ее выбросить в реку.

Супруга того юноши из богатого дома еще более года принимала лекарства, прежде чем окончательно исцелилась от зловредных последствий общения с мышью-оборотнем.

Нравоучение мужа с Южных гор. Чересчур долгий век любую тварь превращает в оборотня. Однако с древних времен и доныне обезьяны, лисы и мыши хитрей и злокозненней прочих. Впрочем, обезьяна по природе своей способна и к добрым делам. Так, Сунь У-кун, служивший некогда конюшим у Самодержца Нефрита, за шутки и забавы свои, превысившие всякую меру почтения и приличия, был заколдован и сослан на землю, где через пятьсот лет исправился и вернулся опять на стезю добродетели. Вместе с Танским монахом совершил он паломничество в Тхиен-чук, побывал у Будды Татагаты и получил от него в дар более восьми десятков священных свитков. По сей день ставят в пагодах статуи Сунь У-куна в образе человека с обезьяньей головою и поклоняются ему; чудесам его нет конца. Лисы, хотя и злобны, все ж не доходят до того, чтобы менять свой облик и прелюбодействовать с человеческими женами. Зато еще в эпоху Весен и Осеней мышь трижды тайком прогрызала рога жертвенных буйволов. Выедая глаза у покойников, она становится мышиной царицею и разгуливает по ночам, укрываясь на день в потаенных глухих местах. В Китае при императоре Сунской династии Шэнь-цзуне мышь родом из Цзинь-лина поменяла старые своды законов, вызвав мятежи и возмущения. А после клика Цай Цзина и Тун Гуаня, пользуясь обстоятельствами, ввергла династию Сун в ничтожество, и она потеряла трон. Изречение: "Без длинных клыков наши стены насквозь прогрызает", - показывает вредоносность мышиного племени. Другое изречение: "Ты ль собирала зерно, что пшеницею нашей живот набиваешь", - показывает, сколь велика мышиная жадность. Поэт в стихах упоминает мышь лишь для того, чтоб сравнением с нею осмеять и унизить никчемного человека. А Су Дун-по непотребство мышей выносит даже в названье одной из своих од. В сундуках мышей постоянно подстерегают оставленные людьми мышеловки; если же мыши превращаются в перепелок, люди их ловят сетями; из нор в основаниях жертвенников мышей выкуривают дымом; в полях поклоняются Духу - повелителю кошек, дабы те их сожрали. Тварью, обреченной на истребление и гонения от рода людского, во все времена была мышь. О мышь, мышь! Отчего ты столь зловредна и скрытна? Почему нрав твой так отвратителен?
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:21

Из книги "Записи дивных речений в саду созерцания"

Преподобный Кхуонг Виет

Великий настоятель Кхуонг Виет (прежнее имя его Тян Лыу - "Вездесущая истина") был настоятелем пагоды Постигшего учение в деревне Кат-лой (Благодетельное добро), что в округе Тхыонг-лак. Настоятель Лыу происходил из деревни Кат-лой и род свой вел от императора Нго Тхуэна. Обличье преподобный имел смышленое, нрав прямой и открытый, сызмальства он изучал конфуцианскую премудрость и, лишь возмужав, стал следовать учению Будды. Вместе с другими учениками явился он в пагоду "Основанье державы" внимать поученьям настоятеля Вэи Фаунга, чье имя "Облако и ветер" означает Извечные перемены. Там преподобный перечитал все, какие ни есть, священные книги учения Будды и постиг до конца сокровенную суть Тхиена.

Сорока лет от роду стал он известен и славен по всей стране. Государь Динь Тиен Хоанг приглашал его во дворец для беседы и, проникшись восторженным почтением, тотчас пожаловал должность Главного смотрителя храмов. На второй год "Благодатного мира" государь вновь наградил его - званием Великого настоятеля Кхуонг Виета (Заступника земли Виет). Высокочтимый и уважаемый государем, преподобный участвовал неизменно во всех делах правления и войны.

Имел он обыкновенье прогуливаться на горе Духа-заступника, что в округе Бинь-ло. И, восхищенный красотой и тишиною тех мест, задумал поставить на горе пагоду.

Однажды ночью предстал ему во сне некий дух в золотом панцире. Левой рукою дух сжимал золотое копье, правой - придерживал на плече многоярусную башню, какие обычно ставят у пагод. А за ним следом шли более десяти мужей ужасающего облика.

- Мы, - сказал дух преподобному, - Небесный князь из Обители блаженных. Идущие позади - все как один - демоны ночи. Небесный государь послал Нас оберегать здешний предел неба, дабы утверждался и процветал Закон Будды. Меж тобою и Нами давние узы, вот Мы и сочли своим долгом явиться к тебе.

Преподобный проснулся в испуге, услыхал прокатившийся по горам громоподобный глас и изумился. Ранним утром отправился он в горы и увидал там огромное дерево, густая и прекрасная крона его поднималась едва ли не на десять чыонгов и была окутана купами облаков. Нанял преподобный мастеров, и они срубили дерево и высекли статую, во всем подобную духу из сновиденья, чтоб люди могли ему поклоняться.

В первый год "Небесного блаженства" сунское войско вторглось в наши пределы. И государь Ле Дай Хань, наслышанный об этом духе, отправил к нему посла с мольбою о заступничестве. Тогда сунское войско, охваченное страхом, отошло назад и укрепилось на реке Хыу-нинь. Однако нагрянул с реки вихрь, нахлынули волны, вышли из них злобные чудища и змеи, и вражьи полки разбежались.

В седьмой год "Небесного блаженства" прибыл к нам в страну посол Сунского дома по имени Нгуен Цзюе. Государь, услыхав, что монах До Тхуэн славится своими дарованьями, тотчас велел ему, притворясь лодочником, плыть навстречу послу, туда, где сливаются реки. Нгуен Цзюе приметил в До Тхуэне способность к поэзии и подарил ему стихотворение, где была такая строка:

"За небом другое, новое небо
сияет лучами света... "

Государь дал прочитать стихи преподобному Кхуонг Виету, и тот почтительно молвил:

- Судя по этой строке, посол хотел сказать, что уважает ваше величество как своего императора.

Когда же пришло время Нгуен Цзюе возвращаться восвояси, преподобный, чтобы достойно его проводить, сложил песню "Возвращение Вана".

Вот эта песня:

Ярко горит в небесах ореол,
парус надут шелковый;
К царским чертогам блистательный муж
должен вернуться снова.
Пересечет он хребты и холмы,
моря опасные дали,
Дабы достигнуть в конце пути
центра круга земного.
Выпиты - горькой разлуки знак -
чаши вина хмельного.
Как за послом вослед из груди
рвется душа в печали!
Прошу, чтоб до царского слуха дошло
мудрое верное слово
И пограничья дела государю
ведомы стали.

Позднее преподобный, одряхлевший уже и слабый, упросил отпустить его, построил пагоду на горе Зу-ки и был в ней настоятелем.

Сошлось к нему множество учеников. Однажды Дай Бао, ближний его ученик, спросил преподобного:

- Что есть неизменность Пути и Ученья?

- Нет ничего неизменного, - отвечал он, - но превращенья совершаются в пустоте. Если постиг ты всеобщую истину, знай, суть неизменности та же.

- Что делать, дабы оберечь ее извечную сокровенную суть? - снова спросил Дай Бао.

- Человеку, - ответствовал преподобный, - некуда здесь приложить ни дарованье свое, ни силу.

Тогда Дай Бао сказал:

- Прекрасно вас понял, святейшество.

- Что же ты понял? - переспросил преподобный.

Дай Бао возопил во весь голос.

На второй год "Небесного благополучия" дома Ли, в пятнадцатый день второго месяца, прежде чем возвестить о скором своем преставленье, преподобный прочел Дай Бао поучительный стих "ке".

Вот он:

Истинно - в плоти древесной заложен огонь искони,
Пламень угаснувший из древесины опять оживает вмиг.
Пусть утверждающий, будто бы в древе жар не сокрыт,
Древо о древо потрет и ответит: откуда огонь возник?

Дочитав до конца, преподобный уселся, скрестив ноги и положив поверх них руки - ладонь в ладонь, и угас. А лет ему было от роду пятьдесят два.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27

Re: Вьетнамская проза средних веков

Сообщение ozes » 29 фев 2012, 10:23

Из книги "Собрание чудес и таинств земли Виет"

Высокородные и победоносные воительницы Чынг

Сказано в летописях: старшую сестру нарекли Чак, младшую - Ни; были они из рода Лак - дочери властителя земель в Зиао-тяу, выходца из Ме-линя, что в округе Фуанг-тяу (Горный край).

Достопочтенная старшая сестра сочеталась браком с господином Тхи Шатем, выходцем из Тю-зиена (земли Красного коршуна). Славился Шать отвагой и силой и был за доблесть свою почитаем и любим всеми.

Видя такое, Су Дин, ханьский наместник в Зиао-тяу, прибегнув к коварству, возвел на Тхи Шатя ложное обвиненье и погубил его.

Гневом воспылала достопочтенная Чак, тотчас вместе с младшей сестрою подняла войска, изгнала Су Дина и захватила Зиао-тяу. Тут уж и округа Нят-нам, Кыу-тян и Хоп-фо, узнав обо всем, покорно примкнули к ним. Они взяли более шестидесяти пяти городов в пределах земли Линь-нам, объявили себя государынями страны Виет, обосновались со своим двором в Тю-зиене и приняли имя Чынг.

Тем временем Су Дин бежал на Север, в Наньхай. Услыхав об этом, император Гуанъу-ди разгневался, разжаловал Су Дина и сослал в Даньэр, а против обеих сестер отправил Ма Юаня и Лю Луна с превеликим войском. Когда ханьская рать достигла Волнистого озера - Ланг-бак, достопочтенные сестры заступили ей путь; однако войско их было малочисленно и не могло долго противиться неприятелю. Пришлось достопочтенным сестрам отступить в Красивое ущелье - Кэм-кхе; войско их день ото дня редело. И сестры, оставшись с малою силой, погибли в бою.

Оплакивая обеих, тамошний люд воздвиг в их честь ден - храм поминовенья, и было там много чудес и знамений. Ныне тот храм стоит в уезде Ан-хат.

Во времена государя Ли Ань Тонга случилось великое бездождие, и преподобный муж по прозванью Тинъ Зиой (Средоточие блаженства) был послан государем в храм сестер Чынг вознести моление о дожде; само собою, тотчас же хлынул дождь и опустилась прохлада. Государь, обрадованный, прилег отдохнуть, и вдруг явились ему во сне две незнакомые девицы. Лики их были подобны цветам фу зунг, брови - как листья ивы. Они ехали верхом на железных конях; на девицах были красные шапки, зеленые рубахи и красные юбки, стянутые дорогими поясами. Следуя за падающим дождем, они подъехали поклониться государю. Государь, изумившись, стал расспрашивать их, и они отвечали:

- Мы, сестры из рода Чынг, выполнив волю Повелителя Неба, сотворили дождь.

Восстав ото сна, государь, растрогавшись, тотчас послал подновить и изукрасить храм и велел собрать подобающие дары для жертвоприношенья. Затем он отправил послов - торжественно доставить святыни на Север, в престольный град, где воздвигнут был храм Подательниц дождя.

Потом достопочтенные сестры снова явились во сне государю и попросили поставить им храм в Ко-лай. Государь внял их просьбе и особою грамотой пожаловал обеим звание: Целомудренные и чудотворные жены.

В четвертый год "Многократного процветания" достопочтенным сестрам пожаловано было звание Победоносных воительниц, а в двадцать первый год "Возвышения и изобилия" почтительно присовокуплены были к званию достопочтенной старшей сестры еще два слова: Чистая и непорочная, а к званию достопочтенной младшей сестры - слова: Охраняющая и мягкосердая. Чудотворная их святость несомненна с давних времен.
Аватара пользователя
ozes
Администратор
 
Сообщения: 76364
Зарегистрирован: 21 окт 2009, 19:27


Вернуться в Литература - вьетнамская и про Вьетнам

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0