Та Нгок Диеп. Рассказ - перевод Куинь Хыонг

Книги, статьи и цитаты. Авторы.

Модератор: tykva

Та Нгок Диеп. Рассказ - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 12 янв 2016, 17:04

В погоне за собственной тенью

Рассказ

Та Нгок Диеп

Она смотрела на длиннющую тень, бегущую от своих тонких ног на 12-сантиметровых каблуках, когда стояла в вестибюле одна в ожидании такси. Несколько раз пыталась шагать, наступая ногой на собственную тень, однако та упорно убегала от неё. Игра продолжалась, пока не зазвучал сигнал от прибывшего такси. Она села в машину. Самое начало зимы, а на улице уже стоит такой жуткий, по-настоящему крепкий холод. Она уезжает со свадьбы своего бывшего мужа.

Когда-то ей было двадцать с чем-то лет. Имела два диплома высшего образования. Её особенно сердит ежегодный подоходный налог в размере десяти с лишним процентов. Она экономна до скупости. Её помесячная зарплата составляет 14 миллионов, не считая посторонние доходы, поквартальные поощрительные суммы и добавки к основному окладу. Кроме трехмиллионной оплаты за отдельную виллу, нанятую в качестве места жительства за городом, и расходов на бензин, который её мопед марки Веспа пьёт, как слон воду, она ни в чём себя не ограничивала, не отказывала, все оставшиеся деньги вложила в дружескую копилку со знакомыми женщинами (так частным образом поочерёдно собирают деньги на дорогие покупки - прим. переводчика). Участвует одновременно в трёх копилках, на что ежемесячно уходит 6 миллионов. А как дошла её очередь взять деньги, то к ней в руки попало 60 миллионов круглой суммой. Вдоволь насладившись видом толстых пачек наличных, она бросает их в багажник своего мопеда. Друзья посоветовали в банк положить. Но она не верит, как раз, в эти банки. Банки в наше время работают нестабильно, в одночасье могут оказаться вдруг обанкротившимися, она же останется с пустыми руками, а кровные её деньги растают, развеются по ветру, что ли? Нет. Даже любовники, поделив постель ночью, тотчас могут обмануть друг друга на рынке днём. Она закупает золото, слитками ровно по унции, и бросает под ночным столиком в своей спальне в небрежных пакетах вблизи урны для ненужных бумаг. Однажды в выходные вызвала услуги чистки квартиры, и работники смели эти пакетики в мусор – всего слитков, эдак, десять. К счастью, вовремя успела проснуться.

Она нравится работникам банка. Они говорят, она лучится привлекательной шикарностью, от неё пахнет деньгами, но без душевной чёрствости. Она, усмехнувшись, про себя ругает их за поверхностную слащавую натренированность в общении с клиентами. Как будто она не знает, каким образом они в своих банковских сделках ворочают клиентскими суммами. На рынке она бы прямо назвала это воровством, однако тут, в банках, они называют эти сделки «разумными сбережениями», «денежными обращениями». Взрослые, почему вы так осложняете дела? Почему не называете вещи своими именами, просто и прямо, как дети, так, чтобы всё было понятно, доступно всем, а?

И вспоминалось ей, как однажды подала заявление на пост бухгалтера именно в том банке. В то время она была молода, неопытна по своей зелёности. Была она и умна, однако умом не была быстра. На собеседовании спросили про стиль одеваться, она так и сказала, что внешность не важна, важны лишь прибыли. Да в то время еще и думала, что с такими волосатыми ногами, как у неё, мини-юбка решительно незачем – лишь людей насмешить, да себя поставить в неловкость. Однако, по слухам, ей отказали принять на работу именно из-за близорукости и по-деревенски неряшливой внешности. Ого, разве горожане могут существовать себе отдельно, без деревенских? Она про себя так всех и всё проклинает. Её не приняли на работу, несмотря на её красивое резюме, за некрасивую внешность. Ей было всё равно, ведь ещё верила, что работоспособность должна получить высшую оценку. Однако ей отказывали ещё два раза, уже при подаче документов на должности в налоговых органах. Однокурсники по институту, которые раньше уважали её за блистательную академическую успеваемость, сейчас усмехнулись ей в лицо, прошли мимо неё перед входом в комнату для собеседования. Они явились только для формальности. Она возражала – там работает комитет за закрытой дверью, конверты с вопросами запечатаны семью печатями, на экзаменах на должности применены меры, как на вступительных экзаменах в Академию Национальной безопасности, невозможно было прибегнуть к жуликовским приёмам. Она с успешностью прошла тесты на IQ и с блистательной легкостью ответила на все вопросы на собеседовании, с большой уверенностью в себя покинула комитеты. И провалилась. Просто не верится - она ругалась и пыталась найти правду для себя. Почему при такой честной гласности может такое случиться? Её имя Фу, неужели перепутали с результатами её тезки-однокурсника Фу? Она подала ходатайство на ревизию результатов, и после полтора месяца ожидания получила ответ: всё верно, всё остается таким же, без изменений.

Просидев дома без дел месяц, она пошла работать младшей бухгалтершей в логистическом отделении. И по велениям коллег работала не покладая рук, выполняя все приказы, от хождений по местным рынкам за покупками вкусных закусок, до забирания ребёнка начальника из садика, так как его жена в это время была занята лежанием в салоне красоты. Она обдумала свою позицию и поняла, что с бедным крестьянским происхождением, диплом с отличием, с отличными отметками по всем институтским предметам, даёт ей только полторамиллионную месячную зарплату. С тех пор она вдвойне усердно работала, днём в прежней компании, ночью ходила на курсы внешней экономики на вечернем отделении Института внешней торговли, после окончания чего успешно нашла работу в компании по прямым внешним инвестициям. К тому времени она уже знает все, как свои пять пальцев, способы сделать так, чтобы превратить деньги партнёров в прибыли для своей компании, и эти прибыли превратить в убытки в налоговых декларациях.

Семь лет прошло. А жизнь для неё предстает как уравнение. Для этого настоящего она провела пять лет без любви и радости, пять лет сердце черствело, в то время как мозги напрягались как натянутые струны. Пять лет. Когда она выключает компьютер на работе и выходит из своего кабинета на седьмом этаже, улицы уже пустеют. В ночной лавке, где продаётся суп хутиеу, старческая чета супругов-владельцев в спешности заново вскипятят бульон, а она с жадностью проглотит еду, лишь чтобы утолить голод. И поспешно к себе в нанятую за триста тысяч донгов в месяц комнатушку в бедном квартале, ложится, укутавшись одеялом. Соседи её за стеной на чердаке – пара шумных супругов, которые ссорятся, иногда весело, и издают приглушённые стоны во время приливов любви. А она в то время ещё не вкусила плотской любви и не знала сексуальных превратностей. Никто её ещё не учил. В двадцать три с половиной, случилось, ей понравился парень, она его вроде даже любила, однако при каждом его касании выше запястья лицо у нее уже краснело до невозможности, ведь побаивалась. Ночами она слышит неровные дыхания за стеной, с чердака. Она все ещё думает, что мужик с совиными глазами, который днём работает разнорабочим на стройке, ночью из-за усталости от дневных дел просто храпит. Она не знает, что в полночь хромая баба с желчью в голосе встаёт, готовясь к ночной смене на рыбном рынке, и после подъёма жены храп мужа становится ещё слышнее. Она прислушивается к этим храпам и постепенно тоже засыпает.

Но в один прекрасный день крыша протекла. Дом-то построен был десять с чем-то лет назад, крыша уже изрядно прохудилась, хозяин ежемесячно каждое второе число берёт деньги от постояльцев, но ремонт не делает. Ждёт, когда вода каплями с воробьиные яйца закапает на жильцов, что ли? Она поспешно проглотила, доев суп в пиале, и побежала домой. А дождь начинается. Луна показалась на небе чуточку и совсем исчезла. Ударил гром. Все лавки по дороге убирают, закрывают. Она спешила, так как в эту ночь ей ещё предстоит выполнить налоговый отчёт компании Вьетхынг, которая наняла её делать ежемесячно за восемьсот тысяч эти отчёты. Закончив последний документ, она выключает компьютер, собираясь ложиться. Однако заглючил компьютер, никак не хочет выключиться. А дождь так и льёт, как из ведра. Гром опять, в который раз, прогремел. Она испугалась. Правда, не грома, а проточной воды. Сейчас холодная вода капает прямо ей на спину. Она подвинула уже изрядно потрёпанный матрац, встала на стул, скомкала кусок нейлоновой ткани, пытаясь заткнуть дырку на крыше. Встав на стул, она достала как раз высоты на уровне окошка, что на временной перегородке между комнатами. В слабом освещении со стороны соседней комнаты, она не видела кирпич, который обычно использовала, чтобы прикрыть отверстие в перегородке. Она встала на цыпочках, даже не успев надеть очки, как заметила посреди соседней комнаты голого мужика, без трусов, поблёскивая голыми худющими ягодицами лежавшего на хромой бабе. Он тяжело дышит, его жена тоже тяжело дышит. Затем она смеётся, он тоже смеётся. Она видит, как четыре ноги ступнями к ней двигаются судорожным образом, мужик последними усилиями сделал выдох и затих. Вот тебе и ежедневное любопытство. Она почувствовала себя какой-то лоснящейся. Под ней стул проскользнул, она упала на пол. У соседей ярко включается свет. Она слышит, как яростно вопит хромая соседка. «Много раз велела тебе вывесить шторы, ты не послушался. Вот теперь эта, что жаждет мужских ласк, подсматривает».

Она плачет, неизвестно, оттого ли, что проснулся инстинкт, который далеко и глубоко прятала в себе уже который год, или оттого, что её тяжело оскорбили эти слова. Знает только, что плачет не от грома или дождя. В эту ночь ей не спалось. А когда наконец уснула, ей снился мужчина на её животе. Чувствовала даже хоть неясную, но именно теплоту. И проснулась она потому, что почувствовала влажность между своих ног. Не месячные. Она вспомнила, в пятом классе слышала, при половой зрелости не то у парней, не то у девушек, встречаются такие «влажные сны». Она про себя думает, может быть это у неё вот тоже наступила половая зрелость.

На следующее утро неизвестно почему она покраснела, встретив охранника у входа в свою компанию. Пошли слухи, будто ей понравился этот охранник. Она улыбается. Охранник помог ей завести мотор её паршивого мотоцикла китайского производства, когда она никак завести не смогла сама. Она нехотя пригласила его в свою комнату. Затем ещё три раза, из-за каких-то мелочей, однако во всей компании никто так к ней не был добр – ведь этот охранник помогал ей четыре раза. Дело дошло до веселой пирушки по поводу проводов уходящего года, он проводил её до дома, выпивши. Он её поцеловал и пуговицы растегнул. Впервые наяву она занимается тем, что снилось во сне. Таким самым глупым образом стала она женщиной, и никак не может теперь понять, почему все женщины на свете, в том числе и хромая соседка, ночью готовы лечь в постель, чтобы эта твёрдость воткнулась между ног. Для неё были только страх, боль и кровь. Она выставила его из дома, когда у соседей громко захлопнулась дверь в сопровождении едких слов. «На вид-то порядочная девка, а так на самом деле то подсматривает, то мужиков на ночь приводит». Она ещё раз поплакала, и, отплакавшись, подала на увольнение. Пошла искать другую крышу над головой и работу. Ушла из района Б.

Четыре года подряд полностью отдаваясь работе, чтобы забыть кошмар, собственными руками натворённый, она выдвинулась на пост главного бухгалтера, живёт в простом небрежном логове, ночами видит только собственную тень на стене. Она помахала руками, хотела выгнать, а тень так упорно ей машет в ответ. Слезы у неё ночами текут. Но пришло такое время влюбленности. В коллегу. Маленький бухгалтер в компании по добыче полезных ископаемых. Ровесник. Мечты высокие лелеет. Не могу я жениться, когда денег не хватает на покупку участка земли для строительства дома. Не могу я жениться на женщине, у которой зарплата выше, чем у меня. Она ему наврала, моя зарплата, мол, три миллиона, как раз еле хватает на скромные затраты на себя, да учёбу младшей сестры. Я буду жить на свою зарплату, также и ты, если появится ребенок, то будет трудновато-туговато, должны будем уметь сбережения делать, но мы коллеги, можем понять и посочувствовать друг другу, не так ли? Он кивает-кивает головой, но, тайно разведывая, в обеденный перерыв добрался до её рабочего места. Подсмотрел её табло зарплат. Ха Данг Фу – четырнадцать миллионов триста тысяч. Глаза выкатив, он её непрерывно целовал-миловал прямо на рабочем кресле.

А когда решили вместе жить для подготовки к свадьбе, он осторожно у неё выклянчил её сбережения. Ну, наверное, у тебя уже накопилось несколько сотен, я задумал купить участок земли в районе Б, там по планировке земли продаются по низким ценам. Я не буду даром брать деньги у тебя, пока мы друг другу никто. Она доверчиво правду и выложила – у неё сейчас в руках десять унций золота, а золото тогда было по три миллиона и восемьсот тысяч. Ради любви она отдала одну треть своих сбережений, вот такая ничтожная сумма, ведь всё равно будет общим имуществом. В эту субботную ночь он понёс её в постель на руках. Она отдалась, но с боязнью, оставшейся от прежнего, первого раза. Однако он был ласков и мягок. Она поняла женское счастье, поняла, что хорошо быть женщиной. С тех пор сама стала требовать от него больше любви, но он отказывался, день свадьбы также перенес на более поздний срок, взял от неё ещё две унции золота и только после этого ещё раз понес её в постель. А она поверила, верила, что этот участок земли в районе Б будет их, пока в один прекрасный день не пришёл к ней на работу в компанию за ещё одной унцией золота.

Он встал на колени перед ней с молениями и просьбами. Она выплакала все слезы, но опять легла к нему в постель, а после этого раза он её втоптал в грязь. Навсегда. Была она глупа, одним словом, потому что ему поверила. Месячные на две недели опаздывают. Почувствовав неладное, она пошла на УЗИ. А шестинедельный ребенок уже ворочается в утробе. Собрав всё мужество и терпение, она отдала ему свои последние три унции золота, покупая таким образом свидетельство о браке. Слишком дорого, чтобы купить себе законного мужа. Иронично, но это она его на себе женила. Она страдает, изнемогая от непогоды, от растущей в её животе жизни, а он публично, всем на показ, гуляет с другой девушкой, которая моложе её на семь лет, надув губы: «Подумал – девственна, оказалось – тоже нагулялась. Десять унций золота достойное возмещение за ущерб». Вот как девственность оказывается вечным кругом наказаний, висящим над женщинами. Она с горестным смехом упала с лестницы на работе. У неё случился выкидыш всего через месяц после дня заключения брака. Похудела до синих вен по шее, до костей по телу. Больно и потерянно. Она вернулась в район Б.

Когда-то бывшие жалкие бараки давно превратились в шикарные виллы. Иностранные клиенты снимают жильё тут по двенадцать миллионов в месяц. Она решительно настроена сделать всё сначала, собрав свои последние деньги. Нашла маленький отдельный дом за три миллиона. Со своим блестящим резюме она нашла работу в аудиторской компании с начальной зарплатой в пятнадцать миллионов. Нелегко, но она уже умела строить глазки начальнику кадрового отдела, жалуясь на жару и духоту, расстегнула две пуговицы своей блузки на груди, не дав ему время включить кондиционер. Он на неё смотрел во все глаза, и дал согласие принять её на работу. Она заманчиво улыбнулась, женственно-соблазнительным движением руки убрала на затылок волосы, обнаружив напоказ красивую нежную шею. Надо же ей встать на том же самом месте, где споткнулась, чтобы сызнова начать жить. Начальник кадрового отдела пригласил её на ужин, она со своей сноровкой успела добыть номер мобильника его жены, подарила ей партию средства для ухода за кожей, и так близко подружилась с ней, прямо везде видели их вместе. Начальник, глотая слюни, смотрит на глубокое ущелье на её груди, но ей теперь уже за тридцать. Ей нужно заработать другие слитки золота, да и пришла она к выводу, что те или иные слитки – то же самое золото. Она должна накопить новые десять унций вместо потерянных. Она добилась того, что жена начальника приняла её как свою сестру. А ведь никто из порядочных мужчин не посягает на сестру жены. Поэтому он оставил её в покое, а она с тех пор чувствует себя как тигр, который вдобавок ко всем природным преимуществам получил еще и крылья. И каждый раз, наслаждаясь купленным золотом, пробует слитки на зуб, все десять раз как один. Золото, оказывается, имеет терпкий сладковатый привкус, а не «металл без вкуса» как описано в менделеевской таблице.

А бывший муж, хоть свадьбы не было, но расписан с ней он был, поэтому и называется бывшим мужем, нашел её на Фейсбуке, приглашает на свою свадьбу. Бессовестный, думает она, с бессовестным оскалом на аватаре. Она его презирает, но всё-таки решила поехать. Она где-то ведь читала, что когда тебя топтали, ты должен это пережить и зажить так пышно, чтобы пожалели. Ведь если жалуешься, тем самым своих обидчиков радуешь.

Район А издавна известен многолюдностью, так как это старые кварталы города. Еще при прежних властях прославился местом городского шика. Из района Б, который получил развитие недавно при расширении городских пределов и явно беднее, менее развит, в район А нужно ехать через мост над мелководным тихим заливом, соединяющим сушу с узкой горной цепью. Приехав на место свадьбы, она увидела жениха со странной беззубой улыбкой, как будто держит и жует кусок бетеля во рту, а у невесты под платьем животик надут, прямо как в популярной мелодраме «Женись, а то...». Она вошла в зал торжества, подписалась в листе, который ей подставили на столе для регистрации гостей. Рядом со своим именем, написанным чёткими буквами, она добавила «Десять унций золота», оставила конвертик с триста тысячами, и вышла, покидая свадьбу...

Водитель такси, малый лет тридцати с чем-то на вид, примерно с ней одного возраста. Она сказала ему – вперед, она дорогу покажет. Пообещала платить по счетчику и триста тысяч чаевых. «Только ничего не спрашивайте. Дайте послушать песни в исполнении Ле Куен». Таксист поддакивает. «Но у меня только Куанг Зунг». «Это певец этот что ли, родом из Куиньён который, и на жене которого друг женился?».

В салоне заиграла музыка, звучит песня, что-то такое: «Я тебе в долгу, в долгу был». Она от нечего делать буркнула: «Ох, какие, если долги есть, то надо встретиться лично, чтобы покрыть. А так, если сидеть и песни петь, то долги никогда не будут погашены». «Вы, кажись, бухгалтер компании по погашению долгов, что ли?». На её слова так осторожно отреагировал таксист. Она молчит, внимательно смотрит на улицы, наряженные к Рождеству, все и везде разукрашенные мигающими лампочками, и, почувствовав себя одинокой, тихо заплакала. Так получилось. До отъезда на свадьбу она съездила в парикмахерскую сделать красивую прическу, модный маникюр с яркими красными ногтями, выбрала красную помаду в тон алому обтягивающему вечернему платью-рыбий хвост, в руке держит лосняще-блестящую черную сумочку Прада. А сейчас слезы так сами собой и потекли, через её контактные линзы голубого цвета, и лобовое стекло такси всё кажется смазанным. Ей ведь не выпало такое счастье стоять в этом зале торжества, принимая гостей, где стояла она сегодня в погоне за своей собственной тенью.

В салоне такси песня еще звучит. Она спрашивает у водителя, просто так, чтобы не было неловкого молчания. «Который сейчас месяц, что так холодно?». «Уже декабрь», - водитель такси отвечает с послушной охотой. «Скоро будет Рождество, скоро настанет и Новый год. А вы, кажется, не здешняя. Я вас не знаю».

Она улыбается. «Как вы можете меня знать. Среди десятков тысяч людей, скольких можете знать. Среди миллионов, можете со сколькими стать близкими. Однако, вы правы, я тут не живу. Но я тут жила когда-то». «А вы почему так рано ушли со свадьбы?». «А это свадьба моего бывшего мужа. Мужем назвала, но успели поделиться только постелью, не успели влюбиться друг в друга, уже развелись. Как вы меня оцениваете, выгляжу ли я развратной?». «Хм, да это от конкретных обстоятельств зависит».

- Хотите выпить? Угощаю.
- Спасибо, но не могу. Я в рабочей смене.
- А сколько времени вы за рулём такси?
- Три года уже. Я закончил Институт банковских дел, но не смог получить работу по специальности. Так получилось, что сел за баранку такси. Работа неплохая, однако. Близко к дому, только приходится видеть многое не по душе. Вон молодежь – пацаны бренчают серёжками, как у девок, а девчонки шляются в мужкой одежде. В моей машине, случалось, старик с седой бородой обнимается с желторотой девкой, целуясь. Я и не такое видел. А вы, вы приличный человек. Только, наверное, вас муж бросил.
- Ах да, вы правы. Меня бросил муж. Наверно, потому, что нехорошая. А вы, женаты ли? Сколько вам лет?
- Мне тридцать два. А вам?
- Тридцать один. А вы моложе своего возраста выглядите. Честно. Дайте мне свой телефон. Когда нужно такси, я вам позвоню.

Водитель такси поправил зеркала и вручил ей визитную карточку. Она тоже отыскала единственную визиточку в своей сумочке и протянула ему.

- Это мой номер. Мы ведь коллеги. С моей компанией работает ряд хороших партнеров, им нужны честные, хорошие специалисты. Видно, вы добры сердцем. Если такие вакансии появятся, я вас порекомендую. С моей рекомендацией надежнее будет. А сейчас давайте поедем в район Б.

В салоне такси освещено нежным светом от маячка. Она придвинулась к стеклу, и, обмякнув, заснула крепким сном, успела почувствовать только свежесть морского ветра на декольте. Почувствовала ещё легкое касание чего-то очень теплого на подбородке, и там оно и осталось до того, как она проснулась, и с её тела упала на пол у её ног мужская куртка. Раньше она никогда не спала в чужой машине. Она ведь все ещё боится неопределенной тени, которая её преследует и судорожно двигается над ней.

- Вы проспали два часа. Я ждал, потому что не знаю, где вы живёте. Слышал, как у вас телефонные звонки непрерывно трезвонили, но я не стал вас будить. Вы так сладко спали.

- Ой, боже мой, разве уже два часа ночи? Ой, какая я плохая, почему не разбудили. А как вы завтра на работу выйдите? Отвезите меня на Третью концевую, переулок номер 14. Заплачу вам вдвое.

- Не надо. Возьму по счётчику, и за стоянки. Миллион и девяносто тысяч.

Она расплатилась с парнем тремя купюрами и разваливающимися шагами вошла в дом. В доме темно, потому что в результате неисправности электростанции свет отрубили. Легла плашмя на лавке. Уже неизвестно сколько лет она не могла выспаться непробудным сном, без телефонных звонков. Во сне она всегда остаётся бдительной от неопределённой сомнительности, она боится собственной тени, которая гнётся над ней, заставляя её просыпаться во время сна.

Воскресенье, скоро будет Тэт. На шумных улицах всё пахнет счастьем. Она позвонила знакомому водителю такси. Парень сверкает незнакомой радостью, он рассказывает ей, что скоро бросит таксистское дело, потому что уже принят на работу по специальности в компанию К. Помесячная зарплата семь миллионов, работа далековата, но он готов себя попробовать на новом поприще. Еще говорит, что эта работа попалась ему как карма. На прошлой неделе кто-то из его клиентов уронил в его машине листовку с сообщением о конкурсе на эту должность, и вместе с листовкой некоторые коментарии, он нашёл ту листовку, когда убирал салон. Пошёл подать документы на должность, и, к счастью, его приняли. На следующей неделе уже должен будет выйти на работу. На сегодня если бы не она, то он всем другим отказал бы, потому что должен ехать по магазинам купить себе новую одежду.

Она только улыбается. Ведь уже несколько раз она хотела его рекомендовать на разные посты, он упорно отказывался. Не хочет. Поэтому ей пришлось тайком уронить в салоне его машины листовку компании К и коментарии, сделанные в отдел кадров дочерней компании Г, где она сама работает. Она с нетерпением ждала его появления, её терзали сомнения, однако сейчас чувствует значительное облегчение. Она говорит ему, если он поедет сейчас за покупками, то она с ним, так как ей тоже надо ехать в книжный магазин. С опытом однажды замужней женщины, она поможет ему в выборе одежды.

Парень согласился. Она зашла в магазин фирмы Вьеттиен, выбрала две рубашки, сказала – пусть платит за одну, а другую она ему подарит по случаю первого дня на новой работе. Он сначала хотел отказаться, однако согласился её получить, если только она согласится получить от него в подарок книгу. Он с некоторой неуклюжестью вынул с полки роман «Аромат», у неё глаза мгновенно зажглись, она прыгнула к нему и двумя руками схватила, готова вырвать книгу из его рук. Он не успел еще понять случившееся, она ему поспешно радостно объяснила: «Я искала эту книгу уже три года, вот хорошо, что ты нашёл». «Нет уж, это я себе искал. Я потерял один экземпляр. Я так часто теряю книги. Если не дам друзьям читать, они говорят, что я скупой. Но если даю, то обязательно теряю. Неловко мне требовать книги обратно от друзей». Она вырвала книгу у него из рук, побежала к кассе.

Парень недовольно ворчит. Но она решительно заявляет, дай сюда четыреста пятьнадцать тысяч. Я тебе подарю одну рубашку. За вторую и за эту книгу сам плати. Она взяла книгу, но он вырвал из её рук и молниеносно подписал своим именем на первой странице. И с вызывающей интонацией в голосе сказал – вот, даже ты себе нарочно возьми, все равно книга остается моей. Официально моей.

Ей хочется есть, велела таксисту ехать в поиске еды и заказала две порции KFC. Выпив огромный стакан Пепси и облизав соус на пальцах, она говорит: «Угощаю тебя, cейчас давай поедем до переулка номер 14».

Как только она вошла в дом, бросила сумочку на кровать, в дверь позвонили.

«Ты забыла шарф в машине. Я принёс отдать тебе, а то уже не будет шансов встретиться. Я не смогу приехать за тобой каждый раз, когда ты звонишь». «Да, добро пожаловать в мой дом. Я живу одна, в доме беспорядок, не обращай внимание. Я тебе что-нибудь принесу выпить, будем считать, это на прощание».

- Cтарое издание «Камелии» имеет очень красивый переплет – он сказал с сожалением. - У меня тоже был один экземпляр, но потерял. Дал одной девушке, она понесла в библиотеку почитать и потеряла.
- Ты, оказывается, тоже любишь читать.
- Ага, люблю, читаю в свободное время, например, когда жду клиента за покупками.
- А я украла эту книгу у одной знакомой девушки. Она дала мне почитать, а я украла, потому что уж очень хотелось, а денег не было купить. Я наврала ей, что забыла в бибиотеке.
Она неожиданно сделала это признание и открыла первую страницу книги, там, где подпись стоит. Ву Минь Нгок. А, кстати, её имя же тоже Минь Нгок!
- Ой какая девочка-плохишка попалась! - Пошутил парень, глазами сверкая. - Ах, нет же, так это та самая книга, которую я потерял. Это моя подпись, моё имя. Если не веришь, я могу при тебя еще раз подписаться.

У неё глаза на лоб полезли.

- Минь Нгок из филологического факультета, 40-го набора? Эта? Откуда ты её знаешь?
- Да мы были соседками по общежитию. А ты что сказал, я так и не усекла.
- Это та самая книга, которую я потерял. На семьдесятой странице я подчеркнул четыре последние строчки.

Она окрыла книгу на семьдесять первой странице. Увидела чёрточки чернилами на противоположной стороне бумаги...

Последний раз на своём такси он возил её в город М, к подруге по имени Минь Нгок. Та уже заключила долгосрочный контракт по молниеносной любви с офицером Народной армии, и вместе с ним воспитывает двух маленьких солдат. Семейному счастью временами грозят кризисы, когда та вспоминает о грехах сестёр офицера. Она рассказывает подруге о романе «Аромат», который она попросила найти на книжной улице в городе, где та живёт. Она сделала откровенное признание о краже романа «Камелия», в котором рассказывается о достойной восхищения любви аристократа к прекрасной девушке из низов, кража, которую она совершила из-за нехватки денег. Подруга с шумом застучала ей кулаком по спине, причитая – всё это твоё предназначение. У тебя вот все терзания по жизненному пути закончились, когда встретила ты холостого парня Минь Нгока. У всех людей, у которых имя Нгок, светлая душа. Они втроем так и сидели, хохотали в вечернем кафе. Подруга посмотрела на часы и встала – пора ей в садик забрать детей.

Вечерело. Такси доставило их, уже парой, в переулок номер 14. Рука в руке. Поздно повстречались, поздно приобрели счастье. Но ведь они и раньше встречались, хоть и заочно, однако судьба заставила их потерять друг друга, и они смогли заново найтись только после стольких преград. Он сжал её руку еще сильнее. И она снова заснула. Мирно и сладко спит... А когда пробудилась от ласкового легкого поцелуя, то встала и нехотя зашагала в дом. Она следит за тенью, которая молча следовала за ней у её ног со многими пакетами в руках. Она не оглянулась, потому что твёрдо знает, что дверь за ней уже заперта, а второй ключ только что вручила доверенному человеку. Она старается догнать тень, но не смогла, а он подошёл к ней, и они вдвоем одновременно повалились...

Там на улице весенний дождь теплом моросит, тепло тут её руки ищет, приятно и хорошо до каждого малейшего сустава. Вдалеке тут и там по ночному небу уже взлетают, зажигаются и погасают новогодние фейерверки. Рядом с ней тень потянулся за пультом телевизора, и по всей комнате разлилась мелодия Happy new year навстречу нового, счастливого года...

Хошимин, 2014
Аватара пользователя
tykva
 
Сообщения: 360
Зарегистрирован: 22 окт 2009, 10:48
Откуда: Ханой

Вернуться в Литература - вьетнамская и про Вьетнам

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron