События на Восточном (Южно-Китайском) море

Новости, традиции, путешествия, культура и другие вопросы.

Модератор: tykva

ozes
Администратор
Сообщения: 28631
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение ozes » 28 июн 2020 16:56

Пандемия коронавируса усугубила обстановку в Южно-Китайском море
03.06.2020

Судя по всему, «морской» узел в ЮКМ станет одним из ключевых конфликтов завтрашнего мира, так как идеально подходит для этого, считает Григорий Трофимчук

02FBF4C5-FB5A-40B3-AB43-DA2841E5FFB7.jpeg

Пока весь мир празднует 75-ю годовщину Победы в Великой Отечественной и Второй мировой войне в далеком от России регионе, Южно-Китайском море, усиливается масштабная проблема, которая может спровоцировать новую международную катастрофу.

Празднование юбилея Победы имеет несколько фунадаментальных смыслов, главными из которых являются память о жертвах, которые пришлось принести ради общего мира, а кроме этого – гарантированная и долгосрочная система контроля с целью недопущения нового взрыва. Но, глядя на динамику развития событий в акватории Южно-Китайского (Восточного, по вьетнамской терминологии) моря, находящегося в ключевом месте Юго-Восточной Азии, возникает сомнение – а видит ли международное сообщество эти негативные тенденции, адекватно ли оценивает их последствия. И самое главное, что конкретно предпринимает для снижения напряженности в регионе. Пока мы не видим ничего, кроме общих заявлений.

Вкратце напомню о сути проблемы в ЮКМ, нам приходится напоминать об этом все чаще и чаще. Состоит она в том, что Китай, Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Бруней и Тайвань уже десятки лет подряд претендуют здесь на группы островов, а нерешенность проблемы влияет на свободу судоходства, безопасность и стабильность во всем стратегическом регионе.

При этом Китай много лет назад, явочным порядком, объявил эти архипелаги – в целом около 80 самых разных объектов суши – собственной территорией и зоной влияния, что создает условия для бесконечно тянущегося конфликта. Проблема усугубляется транспортной значимостью этих водных коридоров, а также наличием здесь больших природных запасов сырья. В первой половине апреля зафиксирован очередной инцидент: вьетнамское рыболовецкое судно было затоплено боевым кораблем береговой охраны КНР. Карательная операция – несмотря на все карантины.

Казалось бы, какие еще сигналы нужны отвечающим за безопасность мира странам, чтобы обратить более пристальное внимание на эскалацию в ЮКМ? Или Второй мировой войны, которая фактически была подожжена здесь же, в Азии, совсем недалеко от проблемной зоны ЮКМ, международному сообществу было мало, и оно не вынесло из той трагедии необходимых исторических уроков?

Вьетнам, занимающий пост непостоянного члена Совета Безопасности ООН в 2020-2021 гг., а кроме того отвечающий за проведение у себя саммита Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) 2020 года, регулярно ставит вопрос о необходимости своевременного решения проблемы ЮКМ дипломатическим и политическим, то есть исключительно мирным путем.

Для такого решения разработаны все необходимые документы, в том числе подписано соответствующее соглашение между Китаем и АСЕАН, целью которого является выход на Кодекс поведения сторон в ЮКМ. Однако основополагающие документы давно уже есть, а практического урегулирования как не было, так и нет.

Китаю, который испытывает все более сильное давление со стороны своих западных оппонентов, в том числе и по проблеме COVID-19, Кодекс помог бы максимально быстро урегулировать отношения со своими ближайшими соседями, чтобы соглашение уже само по себе стало бы прочной платформой мира в этой части планеты. В противном случае разногласиями между Китаем и теми соседними странами, которые он фактически прижал к берегу, спровоцируют масштабный конфликт, в котором пострадают все.

В начале пандемии коронавируса ООН призвала все страны прекратить на время взаимные конфликты, однако расстрел вьетнамской шхуны показал, что кто-то этого призыва не услышал. Как раз наоборот, проблема пандемии усугубила имевшееся напряжение в ЮКМ, в то время как силы и ресурсы многих стран, включая Вьетнам, были брошены на борьбу с инфекцией. Таким образом, коронавирусный сезон в ЮКМ может стать «мертвым» во многих смыслах.

На фоне усиливающихся противоречий по линии США-КНР против Пекина будут использованы все инструменты, включая попытку его доминирования в ЮКМ. Вашингтон уже сделал специальное заявление по поводу уничтоженного вьетнамского судна. Китай должен понимать, что на него могут «навесить» теперь все проблемы, и предотвратить такое развитие событий сильным политическим ходом, реализовав Кодекс поведения сторон.

Региональные страны, имеющие законные, исторические права на острова в этом море, предупреждают о том, что может произойти, если проблема не будет решена в самом ближайшем будущем. После апрельского инцидента с вьетнамскими рыбаками возле Парасельских островов Филиппины официально выразили глубокую обеспокоенность происходящим и полностью солидаризировались с Вьетнамом. То есть Китай в его стремлении доминировать над спорными объектами, не поддерживает никто. Нет никаких сомнений, что Вьетнам в текущем году поставит вопрос об урегулировании ситуации в ЮКМ еще более конкретно, с учетом того, что его мирный подход активно поддерживают не только государства АСЕАН, но и внерегиональные партнеры. Время формальных деклараций заканчивается, и это ясно всем.

В противном случае, ситуация в Южно-Китайском море вполне может войти в более горячую фазу, так как практически все ведущие мировые эксперты сходятся на том, что после пандемии коронавируса «мир уже никогда не будет прежним». Уже сейчас определяются зоны и территории, которые могут быть использованы, как рычаг, для того, чтобы передел мира осуществился на практике. Многие аналитики говорят об изменении политической карты после COVID-19. Судя по всему, «морской» узел в ЮКМ станет одним из ключевых конфликтов завтрашнего мира, так как подходит для этого «идеально».

У мирового сообщества еще есть время, чтобы услышать призывы Вьетнама и других стран Юго-Восточной Азии и предотвратить войну завтрашнего дня.

Григорий ТРОФИМЧУК – эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности

http://eurasiahouse.ru/pandemija-korona ... skom-more/

ozes
Администратор
Сообщения: 28631
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение ozes » 28 июн 2020 17:04

Сотрудник РАН: Вьетнамский подход вносит большой вклад в мирное развитие АТР

Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН) отметил, что подход Вьетнама в АТР и ЮКМ основан на принципах сохранения мира и добрососедства.

27F6162D-D0B2-4942-AA12-6BD5DD7D0CA2.jpeg

В контексте сложной ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) в целом, в Востчном море (ЮКМ) в частности, Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН) отметил, что подход Вьетнама в АТР и ЮКМ основан на принципах сохранения мира и добрососедства.

“Ханой поддерживает разрешение спорных конфликтов посредством международного морского права, и его основы - Конвенция ООН по морскому праву 1982 года (UNCLOS-1982). Подобный подход вносит большой вклад в мирное развитие АТР” – сказал И.О. Мишин корреспонденту ВИА в Москве.

По его мнению, такой подход получает широкую поддержку мирового сообщества, “кроме некоторых стран, политика которых направлена на изменение статус-кво в регионе”.

Касаясь взаимодействия между Вьетнамом и Россией на международной арене, И.О. Мишин подтвердил, что два государства сотрудничают эффективно. Эксперт Российской академии наук в беседе с корреспондентом ВИА в Москве сказал: “Российско-вьетнамские отношения носят стратегический характер и наши двусторонние отношения проверены временем. Россия и Вьетнам успешно взаимодействуют в рамках АСЕАН, Регионального форума АСЕАН по безопасности (АРФ), Совещание министров обороны государств-членов АСЕАН и партнеров по диалогу («СМОА плюс»). Также обе страны, как и было сказано, поддерживают UNCLOS-1982, как основу поведения и разрешения конфликтов в ЮКМ. Соблюдая нормы и положения UNCLOS, наши страны вносят большой вклад в мирное разрешение конфликта в ЮКМ”./.

(Хонг Куан - корреспондент ВИА в Москве)

ВИА 28 июня 2020 г

https://ru.vietnamplus.vn/сотрудник-ран ... р-3582.vnp

dunacafe
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 12 сен 2017 20:38
Откуда: Viet nam

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение dunacafe » 28 июн 2020 18:44

M3.jpg
Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН)

dunacafe
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 12 сен 2017 20:38
Откуда: Viet nam

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение dunacafe » 28 июн 2020 18:52

M5.jpg
Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН)
ozes писал(а):
28 июн 2020 17:04
Сотрудник РАН: Вьетнамский подход вносит большой вклад в мирное развитие АТР

Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН) отметил, что подход Вьетнама в АТР и ЮКМ основан на принципах сохранения мира и добрососедства.

В контексте сложной ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) в целом, в Востчном море (ЮКМ) в частности, Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН) отметил, что подход Вьетнама в АТР и ЮКМ основан на принципах сохранения мира и добрососедства.

“Ханой поддерживает разрешение спорных конфликтов посредством международного морского права, и его основы - Конвенция ООН по морскому праву 1982 года (UNCLOS-1982). Подобный подход вносит большой вклад в мирное развитие АТР” – сказал И.О. Мишин корреспонденту ВИА в Москве.

По его мнению, такой подход получает широкую поддержку мирового сообщества, “кроме некоторых стран, политика которых направлена на изменение статус-кво в регионе”.

Касаясь взаимодействия между Вьетнамом и Россией на международной арене, И.О. Мишин подтвердил, что два государства сотрудничают эффективно. Эксперт Российской академии наук в беседе с корреспондентом ВИА в Москве сказал: “Российско-вьетнамские отношения носят стратегический характер и наши двусторонние отношения проверены временем. Россия и Вьетнам успешно взаимодействуют в рамках АСЕАН, Регионального форума АСЕАН по безопасности (АРФ), Совещание министров обороны государств-членов АСЕАН и партнеров по диалогу («СМОА плюс»). Также обе страны, как и было сказано, поддерживают UNCLOS-1982, как основу поведения и разрешения конфликтов в ЮКМ. Соблюдая нормы и положения UNCLOS, наши страны вносят большой вклад в мирное разрешение конфликта в ЮКМ”./.

(Хонг Куан - корреспондент ВИА в Москве)

ВИА 28 июня 2020 г

https://ru.vietnamplus.vn/сотрудник-ран ... р-3582.vnp

ozes
Администратор
Сообщения: 28631
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение ozes » 29 июн 2020 15:26

Как реализовывается Китаем “стратегия салями” во время пандемии COVID-19?

Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН)

Коронавирусная инфекция особо не влияет на активизацию действий КНР в Южно-Китайском море (ЮКМ). Китай не делает ничего кардинально нового в ЮКМ. Был бы коронавирус в этом году или не было бы его, Китай действовал бы также абсолютно: например, те же потопления рыболовных судов... Китай по-прежнему действует в рамках стратегии, популярной в США под названием “стратегия салями” (“Salami-slice strategy”) - постепенного, “шаг за шагом” распространения суверенитета и юрисдикции КНР на всю акваторию Южно-Китайского моря. Преимущество данной политики состоит в том, что каждое небольшое наступательное действие со стороны Китая не дает явного основания для применения военной силы со стороны китайских оппонентов. При этом Китаю удается избежать крупномасштабных конфликтов, а военное и гражданское обустройство искусственных островов в ЮКМ все увеличивается.
На самом деле, активные действия Китая в ЮКМ начались даже раньше с декабря 2019 года и продолжились в январе 2020 года, обострение связано было с конфликтом вокруг островов Натуна, принадлежащих Индонезии (Natuna Islands). Они находятся на юге ЮКМ и находятся значительно далеко от Китая. На сами острова Китай не претендует, но эксклюзивная экономическая зона этих островов Натуна соприкасается, пересекается с так называемой девяти-пунктирной линией Китая в ЮКМ. Как мы знаем, по этой девяти-пунктирной линии Китай считает практически всю акваторию ЮКМ (там по разным оценкам от 80 - 90 процентов ЮКМ) своими водами. Напомним, что Постоянная палата третейского суда (ППТС) в Гааге в 2016 году официально отвергла тезис о девятипунктирной линии Китая, она была признана противоречащей нормам и положениям современного морского права. Суд также отверг так называемое “историческое право” владения Китаем ЮКМ. В конце декабря 2019 года в индонезийские воды вторглись большое количество рыболовных судов и два судна береговой охраной Китая. После этого к ним присоединились ещё несколько судов Береговой охраны Китая, начался незаконный улов рыбы. От этих незаконных действий страдает экономика Индонезии, страдает очень сильно. По данным ОНН, Индонезия теряет до одного миллиарда долларов ежегодно от этого незаконного улова рыбы в её исключительной экономической зоне. Практически 45% - 50% рыбаков Индонезии, остались без работы, стали безработными из-за действий Китая. Конфликт удалось погасить во многом благодаря решительным действиям президент Индонезии Джоко Видодо и министа иностранных дел Индонезии Ретно Марсуди. Президент Видодо в разгар кризиса посетил эти острова, это был символистический шаг, чуть позже произнес свою речь о том, что никаких соглашений, касающихся суверенитета Индонезии вокруг островов Натуна не может быть и речи. Еще другой символистический шаг “на показ Китаю, что это не их воды» был сделан в 2017 году когда Индонезия вообще переименовала свою исключительную экономическую зону вокруг островов Натуна в ЮКМ в “Море Северная Натуна”.
Таких действий со стороны Китая становится все больше и больше. Было потопление вьетнамского рыболовного судна в прошлым году (2019). Последнее действия Пекина - 2 апреля 2020 года когда китайский корабль Береговой охраны потопил вьетнамское рыболовное судно возле Парасельских островов, 8 членов экипажа были задержаны. Кроме того, чуть позже были задержаны еще два вьетнамских спасательных судна, вышедших на место аварии.
На островах Спратли Китай активно строит и развивает и военную, и гражданскую инфраструктуру, даже в первую очередь военную. Несколько лет назад было сообщение, что Китай разворачивается средства ПВО средней дальности, строятся взлетно-посадочные полосы, то есть фактически превращает острова в ЮКМ в свой так называемый “непотопляемой авианосец” (“Unsinkable aircraft carrier”). Поэтому действия Китая мало соответствуют международному праву.
Такие активные действия Китая, находящиеся вне рамок международного права, вне рамок конвенции UNCLOS-1982, повлияют негативно на региональную безопасность,. Кроме того, Китай продолжает игнорировать решения Постоянной палаты третейского суда (ППТС) в Гааге 2016 года, продолжается улов рыбы незаконный в исключительной экономической зоне Филиппин. КНР явно не заинтересован в подписании Кодекса поведения в ЮКМ (the Code of Conduct).
Что касается России, то ее позиция в ЮКМ - нейтрализм, невмешательство в конфликт внерегиональных стран (non-claimant states), Россия стоит на позиции соблюдения международного права, соблюдения UNCLOS-1982. Россия старается поймать баланс между всеми заинтересованными странами, потому что, оставаясь явно на стороне Китая в ЮКМ, Москва может серьёзно ухудшить свои отношения со всеми другими странами, конфликтующими в ЮКМ. И с Вьетнамом, Филиппинами, с Малайзией и все десятилетия плодотворной работы, которые Россия осуществляла в АТР, налаживая дружеские двухсторонние отношения стратегического партнерства со странами Юго-Восточной Азии, могут серьёзно пострадать от этого. Поэтому Россия должна сохранять нейтралитет в этом вопросе, поддерживая контакт со всеми конфликтующими странами. Москва все более присматривается к конфликту в ЮКМ, он начинает все больше интересовать российское руководство./.

(Статья для сайта nhat-nam.ru)


Комментарий Владимира Колотова:
На самом деле все как раз наоборот. Китай реализует стратегию "Поднять шум на Востоке, напасть на Западе" и во время пандемии они многое сделали в ЮКМ, что в обычных условиях вызвало бы большее внимание, а сейчас под прикрытием больших проблем в других регионах мира им это сошло с рук.

ozes
Администратор
Сообщения: 28631
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение ozes » 29 июн 2020 15:36

«Европа- это прежде всего сухопутный пейзаж, Восточная Азия - морские просторы»
Роберт Каплан,
Азиатский котел: Южно-Китайское море и конец
стабильности в Тихом океане. 2014

«А лисички Взяли спички, К морю синему пошли, Море синее зажгли.
Корней Чуковский, Путаница. 1926

Море раздора

Начиная с января 2020 года самой обсуждаемой новостью международного масштаба стала пандемия COVID-19: что стало причиной стремительного распространения вируса, какие методы выбирают европейские и азиатские страны, кто отрицает опасность от новой болезни, а кто, наоборот склонен ее преувеличивать. Эта тема на многие месяцы стала центральной в международной повестке, заслонив многие вопросы, волнующие людей в различных частях света. И зачастую напрасно.
В конце апреля тревожные новости стали поступать из района Южно- Китайского моря. Все началось с того, что власти Китайской Народной Республики объявили о создании территориальных округов Наньша и Сиша, административно подчиненных муниципалитету города Саньша на острове Хайнань. Таким образом КНР, несмотря на имеющиеся споры с Вьетнамом, четко обозначило свою позицию о китайской принадлежности Парасельских островов и архипелага Спратли. Более того, официальные лица КНР начиная с мая запретили рыболовецким судам из других стран осуществлять промысел в зоне Южно-Китайского моря, объявленной находящейся под юрисдикцией Китая.
Буквально за месяц ситуация вокруг спорных территорий в морской акватории стала выходить за рамки рядового спора «за территорию».
Все что сейчас происходит, говорит о том что, одна из сторон тлеющего уже долгое время конфликта внезапно решила сыграть на обострение. Иначе как еще расценить принятые решения? Немаловажная деталь: за установлением территориальной подчиненности сразу же последовал запрет на осуществление рыбной ловли. А это уже может привести к росту возникновения множества спорных ситуаций, когда рыбаки, не особо разбираясь в хитросплетениях территориальных споров, неизбежно будут пересекать установленную границу. Вряд ли китайские официальные лица не предвидели такой ситуации.
Довольно сложно предположить, чем руководствовались должностные лица Китая, когда решения насчет спорных территорий принимались именно сейчас. Вполне возможно, что здесь одним из мотиваторов было прикованное внимание мирового сообщества на проблемы, связанные с пандемией короновируса. Хотя это решение могло быть продиктовано личными сиюминутными устремлениями определенных чиновников. Но факт остается фактом: возникшая ситуация является крайне опасной для всего региона, затрагивая интересы не только Китая и Вьетнама, но и многих других стран, включая Малайзии, Сингапура, Филиппин и т.д. Очень хочется надеяться, что стороны конфликта будут стремиться разрешить спорную ситуацию исключительно правовыми средствами, не допуская силового столкновения как совсем недавно, когда китайский корабль береговой охраны протаранил вьетнамское рыболовное судно.
Ведь мы тоже должны понимать, что это не проблема и не конфликт только между Китаем и Вьетнамом. Слишком много государств, которые находятся в этой акватории и заинтересованы в скорейшем разрешение данной проблемы. Очевидно, что Конвенция ООН по морскому праву 1982 года (Вьетнам и Китай участвуют в этой конвенции) является юридической основой для разрешения конфликтной ситуации.
Кроме того, с 1 января 2020 года Вьетнам является непостоянным членом Совета безопасности ООН, и очевидно, что он мог бы поднять вопрос о разграничении территории в этой акватории на заседании Совета безопасности.
Как мы видим цивилизованных способов решения проблемы- множество. Будем надеяться, что мировое сообщество не останется в стороне сложившейся ситуации. И разрешение конфликта произойдет в тиши кабинетов исходя из права справедливости, а не на морских просторах опираясь исключительно на право сильного.

Александр Молотников, Центр Азиатских Правовых Исследований Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

http://rc-law.ru/wp-content/uploads/2020/05/Море-1.pdf

ozes
Администратор
Сообщения: 28631
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение ozes » 29 июн 2020 15:39

Море волнуется на фоне COVID-19

опубликовано 22 мая ‘20

В то время, как в мире продолжается борьба с коронавирусной инфекцией (COVID-19), а международное сообщество, помимо эпидемиологической ситуации, больше заботит ситуация на Ближнем Востоке, Китайская Народная Республика (КНР), похоже, в последнее время решила активизировать свои действия в Южно-Китайском море (ЮКМ).

Пекин здесь сочетает как военные, так политические действия, и продолжение давления на своих соседей, если в нем КНР удастся добиться успеха, в недалекой перспективе может изменить всю геополитическую обстановку в регионе Юго-Восточной Азии (ЮВА).

Китай претендует на 80% ЮКМ или больше 2.2 млн кв. км акватории моря, полностью игнорируя интересы своих соседей по региону. Являющейся одной из самых загруженных мировых транспортных артерий, по которой сейчас ежегодно свободно провозится грузов на 3,4 триллиона долларов, Южно-Китайское море также потенциально богато природными ресурсами. Интересы КНР, помимо сугубо военно-стратегических, просты: поставить под контроль торговые потоки, обеспечивающие не только сам Китай, но и другие восточноазиатские страны, в том числе Японию и Южную Корею, а также получить крупную ресурсную базу.

Несмотря на то, что претензии на акваторию ЮКМ Пекина не совместимы с нормами современного международного права, прежде всего, установленные конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года, ратифицированной Китаем в 1996 году, а также с решением Арбитражного суда в Гааге, который постановил, что КНР не имеет никаких юридических оснований для притязаний на акваторию Южно-Китайского моря, Пекин этой весной продолжил давление на своих соседей, которые также в той или иной мере считают акваторию своей: Вьетнам, Филиппины, Малайзию, Индонезию.

В середине апреля Китай объявил о создании двух административных единиц в ЮКМ: первый на архипелаге Спратли с центром на искусственном (намытом самим Пекином) острове Файери-Кросс, а второй — на Парасельских островах с центром на острове Вуди. Также КНР дала свои названия 25 островам, отмелям и рифам, в том числе искусственно ей созданным островам, а также 55 подводным объектам. Произошло это на фоне того, как Соединенные Штаты Америки (США), поддерживающие малые страны ЮВА в их противостоянии с Пекином по поводу акватории Южно-Китайского моря, отозвали из региона свой крупнейший Theodore Roosevelt, после разбушевавшейся на нем инфекции COVID-19.

В то же самое время КНР продолжает использовать свои корабли Народно-освободительной армии Китая (НОАК), а также береговой охраны, которые находятся в составе Народной вооружённой милиции Китая, для давления на своих соседей по региону. Они демонстрируют свой флаг в водах, которые Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Индонезия считают своими.

Например, в начале апреля китайское судно береговой охраны потопило вьетнамскую шхуну и арестовало восемь человек, находившихся на ее борту. Но Пекин не ограничивается только военными мерами. Например китайские рыбаки ведут нелегальный промысел у принадлежащих Индонезии островов Бангуран, находящихся в самой южной части ЮКМ, в международной признанных водах Индонезии, находящихся в тысячах километрах от китайской территории.

Более того, КНР всяческими способами стремится воспрепятствовать разведке и разработке природных ресурсов в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) других стран. Например, во второй декаде мая исследовательское судно, нанятое малайзийской нефтяной компанией Petronas, под давлением китайских кораблей было вынуждено покинуть район разведки нефтяных месторождений в ЮКМ.

Помимо США, своими действиями в ЮКМ Пекин бросает вызов Ассоциации государства ЮВА (АСЕАН), объединяющей десять стран субрегиона, многие из которых недовольны поведение Китая в ЮКМ. Именно это организация может стать платформой для противостояния не соответствующих мировому праву претензий северного соседа. Особую роль в этой плотике АСЕАН играет Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ), председательствующая в Ассоциации в этом году.

Все последние агрессивные и односторонние действия КНР в акватории Южно-Китайского моря вызвали соответствующую реакцию в Ханое, который публично опротестовал каждое из них. СРВ активно поддерживают Филиппины и Индонезия. В начале апреля Манила выразила солидарность со своим соседом по ЮКМ после того, как береговая охрана Китая потопила вьетнамскую рыболовецкую шхуну.

А в начале мая Индонезия заявила, что обеспокоена последними событиями в акватории Южно-Китайского моря. «Индонезия обеспокоена действиями в Южно-Китайском море, которые могут усилить напряженность, в то время как мир борется с пандемией COVID-19», — министр иностранных дел этой страны Ретно Марсуди.

Россия поддерживает дружеские отношения как с КНР, так и со странами АСЕАН, в особенности с СРВ. Поэтому Москва заинтересована в решении споров в акватории ЮКМ на основе принципа отказа от угрозы силой или ее применения, выработки компромисса Китаем и странами ЮВА, и взаимоуважения всех сторон, участвующих в диспутах по поводу Южно-Китайского моря. Таким образом, именно она может стать площадкой для поиска консенсуса в решении застарелого конфликта, поскольку, в отличие от США, не заинтересована в эскалации напряженности между своими союзниками в регионе.

https://m.infox.ru/news/283/236078-more ... e-covid-19

dunacafe
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 12 сен 2017 20:38
Откуда: Viet nam

Как реализовывается Китаем “стратегия салями” во время пандемии COVID-19?

Сообщение dunacafe » 30 июн 2020 00:56

Мишин Игорь Олегович, сотрудник Центра североамериканских исследований Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук» (ИМЭМО РАН).

IMG-20200511-WA0000.jpg

ozes
Администратор
Сообщения: 28631
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: События на Восточном (Южно-Китайском) море

Сообщение ozes » 30 июн 2020 12:25

В России состоялась онлайн-конференция по ситуации в Восточном море

0E94F97E-2D20-4E26-8EB8-9DA5AB77C7A3.jpeg
На конференции. Фото: ВИА

20 июня 2020 года в Институте востоковедения РАН в режиме он-лайн прошел экспертный круглый стол, посвященный ситуации, сложившейся сегодня в Восточном море.

На конференции с докладами выступили известные российские политологи П.А. Гудев, В.Н. Колотов, Д.В. Мосяков Е.В. Колдунова, Е.А. Канаев.

Представленные ими доклады охватили ключевые проблемы ситуации в Востчном море – от вопросов юридического-правового характера и до военных и экономико-политических проблем. В докладе П.А. Гудева (ИМЭМО РАН) «Ползущая экспансия КНР в Восточном мере: правовая оценка» основное внимание было уделено юридическим аспектам конфликта в Восточном море. Он подчеркнул, что именно Китаем реально нарушаются ключевые положения конвенции ООН по морскому праву 1982 г., Китай также отказался признать юрисдикцию и решения Гаагского трибунала по морскому праву и, тем самым, фактически оставил Восточное море без какого-либо обязывающего юридического компонента, который регулировал бы ситуацию. Единственная надежда на то, что события там вновь войдут в легитимное русло права заключается в том, чтобы все участники конфликта завершили разработку и подписали новый кодекс поведения в Восточном море.

В докладе д.и.н., профессора ВШЭ Е.А.Канаева «Южнотихоокеанский контекст эволюции проблемы Южно-Китайского моря» проанализирована ситуация в южной части Тихого океана как фактор влияния на состояние и дальнейшую трансформацию проблемы Восточного моря. Подчеркнув, что в современных условиях эволюцию проблемы Восточного моря определяет не столько динамика отношений между втянутыми в противостояние международными игроками, сколько внешний контекст ее развития, докладчик остановился на характеристике политики Китая, Австралии и США в южной части Тихого океана, подчеркнув, что Поднебесная переигрывает конкурентов. Это обусловлено, в первую очередь, подключением Новой Зеландии, Папуа-Новой Гвинеи и малых государств ЮТО к Инициативе пояса и пути, что ведет к притоку китайских инвестиций в их экономики и как следствие – их поддержке политики КНР. Переходя к анализу проекта Индо-Тихоокеанский регион как ответа на ИПП, профессор Е.А.Канаев указал на ограниченный потенциал этой инициативы вследствие ее политизированности, отсутствия проработанной экономической повестки и невозможности создания эффективно функционирующих институтов сотрудничества. В конце доклада его автор выявил особенности современных внутриполитических и внутриэкономических проблем стран Южной части Тихого океана (на примере Австралии), указав на экономические трудности как следствие пандемии COVID-19, снижение ВВП и мирового спроса, торговые трения с Китаем и перспективы их углубления после подписания американо-китайского торгового соглашения (т.н. «соглашения по первому этапу»). Основной вывод доклада таков, что Поднебесная является и будет и впредь оставаться слишком значимым партнером для стран ЮТО, чтобы они прибегали к действиям в Южно-Китайском море, способным вызвать негативно отразиться на ее интересах.

В докладе Колотова В.Н. (СПбГУ) «Изменение баланса сил в Южно-Китайском море как вызов для региональной безопасности» - речь шла о дуге нестабильности, которая охватывает не только Юго-Восточную Азию, но и весь Азиатско-Тихоокеанский регион. Докладчик отмечал, что распространение дуг нестабильности на Индо-тихоокеанский регион, увеличение числа и военных маневров и количества их участников не приближают Восточное море к миру, а скорее, наоборот, только повышают угрозу широкомасштабной войны.

В докладе Колдуновой Е.В. (МГИМО) «АСЕАН: региональная ситуация после пандемии COVID-19 и проблемы Южно-Китайского моря», отмечалось, что пандемия COVID-19 изменила глобальный и региональный ландшафт, став серьезным тестом для национальных систем управления здравоохранением и системы международного сотрудничества как в области реагирования на новые эпидемиологические риски, так и во многих других сферах. На фоне развития пандемии обострились или начали трансформироваться и другие глобальные и региональные проблемы, в том числе и проблема территориальных споров в Восточном море. В представленном докладе делается вывод о том, что глобальная пандемия оказала значительное влияние как на страны АСЕАН, так и на их отношения с Китаем.

Д.В. Мосяков (ИВ РАН) в своем докладе «Современная ситуация в Восточном море и политика Вьетнама» отметил, что вьетнамское руководство в своей политике относительно конфликта в Восточном море твердо придерживается линии за сохранение мира и стабильности, на решение существующего конфликта исключительно мирными средствами.

В то же время, – сказал Д.В. Мосяков, – сложносоставная вьетнамская политика в отношении конфликта в ЮКМ предполагает также максимально задействовать возможности стран АСЕАН как важного фактора мира, при поддержке которого открывается возможность для формирования более спокойной и прогнозируемой ситуации в морских акваториях Восточного моря. Большие надежды в этой связи возлагаются на подписание конвенции о кодексе поведения в Восточного море. Этот документ разрабатывается долго и трудно, явно встречается с серьезными трудностями, но именно Вьетнам и его представители последовательно выступают за завершение работы над ним и его принятие.

В своей политике относительно ситуации в Восточном море Вьетнам придает огромное значение сотрудничеству с другими крупными азиатскими и внерегиональными державами, которые также способны позитивно влиять на ослабление напряженности в Восточном море. Это Индия, Австралия, Япония и Россия, с которыми отношения сегодня находятся на очень высоком уровне сотрудничества. Их экономическое и политическое участие в событиях в Восточном море способно также склонить чашу весов в пользу мира и стабильности.

По мнению, высказанному Д.В. Мосяковым, Вьетнам сегодня один из ключевых факторов мира и стабильности и вносит огромный вклад в дело мира в Восточном море.

В ходе дискуссии были высказаны различные точки зрения и, в частности, указывалось, что ситуация в Восточном море становится все более напряженной в первую очередь из-за того, что Китай не отказывается от своих амбиций «монополизация Восточного моря», несмотря на общественное мнение и международное право. Было высказано общее мнение, что ключевой процесс относительно Восточного моря – это подготовка и подписание соглашения о кодексе поведения в Восточном море.

https://vietnam.vnanet.vn/russian/%D0%B ... 49563.html

Ответить

Вернуться в «Вьетнам»

Поделиться: