"Узнайте о человеке и короле Ты Дыке"

Ответить
Вадим Ларин
Сообщения: 20
Зарегистрирован: 18 мар 2017 23:40
Откуда: Москва
Род занятий: Научный работник

"Узнайте о человеке и короле Ты Дыке"

Сообщение Вадим Ларин » 12 май 2020 11:59

Предисловие автора

Мной начат исторический детектив, который предварительно имеет название «Сокровища Ты Дыка». Вступление и его начало опубликованы на моей странице Ф-бук. Несмотря на общий, в целом понятный замысел и имеющийся план, уже первые попытки преподнести литературный материал сопровождаются некоторыми вопросами. К таковым относятся использование исторического материала, стиль произведения и лингвистические нюансы. Одним из таких материалов станет материал историка Хо Бать Тхао (от 2016 г.) «Узнайте о человеке и короле Ты Дыке» Переведена пока его половина, которую я помещаю ниже.
Центральной фигурой повествования, разумеется, является сам император, когда становятся понятными тенденции его государственной политики, обусловленные порядком жизни правящего дома Нгуен, семейными отношениями и состоянием его здоровья, иностранным влиянием. Вместе с тем, мы учтем то критическое мнение об императоре, которое выразил тов. Хо Ши Мин. Положение аристократии во Вьетнаме после Августа 1945 г. и, видимо, после освобождения Юга в 1975 г. претерпело огромные изменения в плане исключения сословного неравенства. Как известно, императорский дом продолжает свою жизнь на Западе, после отъезда в Париж в 1954 г. последнего императора династии Нгуен Бао Дая, отрекшегося от престола в 1945 г.
Несмотря на движение Вьетнама по социалистическому пути, интерес к династии развивается, о чем мы можем судить по публикациям обширных материалов в «Википедии». Несомненно, этому служат национальные исторические традиции, неотъемлемой частью которых являются традиции жизни вьетнамских династий, берущих начало с 3-го тысячелетия до н.э. В последние годы во Вьетнаме проводятся большие экспозиции предметов, популяризируются деревянные ксилографы (мок бан), которыми печатались труды и документы дома Нгуен на хан-номе.
В собственно историческом плане мы постараемся максимально избежать вымысла, хотя поиск здесь неизбежно станет приводить к гипотезам, должным иметь свою оправданную логику. Повторюсь, своей задачей я не ставлю нахождение сокровищницы императора, но указание на ее значение, которое, полагаю, может быть сопоставимо со значением гробницы фараона Тутанхамона. Так, уже на первых порах появляется вопрос о возможности следования императором Ты Дыком египетским похоронным обрядам, однако для его освещения имеющихся сведений чрезвычайно мало. Должен сказать, что этой гипотезе в значительной мере может послужить мое историческое египетское происхождение, о чем говорят результаты недавней генетической экспертизы. Сегодня я рассматриваю эту проблему в плане отношений, существующих в Мыслящем эфире, когда я время от времени становлюсь свидетелем и участником чудесных явлений, подобных тем, о которых нередко говорит вьетнамская литература.
По всей видимости, мы должны иметь ввиду относительную историческую неотдаленность рассматриваемой эпохи, когда в некрологе, написанном восшедшим на трон его младшим братом Киен Тхюи Куан-выонгом по случаю кончины Ты Дыка, обнаруживается отсылка к легенде о Фаэтоне. Астрология, как известно, имела в Китае и Вьетнаме большое значение. Если наше предположение является верным, тогда возникает вопрос о знакомстве дома Нгуен с греческой мифологией, о наличии такой оригинальной или переводной литературы в императорской библиотеке. Т.е. о знакомстве с западной культурой вообще. При существовании во Вьетнаме в рассматриваемый период большого чиновничьего аппарата данный вопрос не является абсолютно надуманным, так, мы знаем о некоторой осведомленности об астрономических достижениях Запада известного деятеля Нгуен Чыонг То, принадлежащего эпохе Ты Дыка [Л. Соболевски]. Тем более, когда известна история жизни в Португалии в 18-19 вв., в течение 30 лет, пресвитера Филиппе Биня, получившего обширные познания о жизни Европы [Н.И. Никулин].
Поскольку исторический детектив во многом отличен от исторического труда, писатель не только имеет возможность, но и должен дать простор своему воображению. Это – неизбежно, т.к. мне предстоит изобразить себя в несколько отличном от существующего образе, как и других персонажей, имеющих реальных прототипов и обладающих соответственно действию придуманными чертами. Я не предполагаю насыщать книгу собственно детективными, острые сюжетами, как это произошло вначале, но поддерживать интригу благодаря историческому контексту, образам персонажей, которые будут проявлять ко мне недоверие либо предостережения, что должно найти отражение в создании их облика и диалогов. А также путем описания городской и сельской обстановки, и природы. В конечном итоге, надеюсь найти верное соотношение между мраком и солнцем на улицах и в душах героев, дабы книга получилась вполне поэтической и жизнеутверждающей.
Тем не менее, я пока не ощущаю той творческой мощи, которая непременно должна сообщить книге ее истинный дух. Передо мной, как ноты на пюпитре, стоят такие литературные произведения, как Нго Тат То «Экзамены в королевском дворце», «Классическая проза Дальнего Востока», именно они должны послужить искомой стилистике, основанной на историческом контексте, представленном в трудах по истории, прежде всего, Кюинь Кы и До Дык Хунга «Династии Вьетнама» (на вьет. языке), в «Новой истории Вьетнама» 1980 г. (Глава 2), в «Истории XX века» 1938 г. (Тома 5 и 6). Несомненно, в книгу будут включены некоторые сведения из китайских, французских и египетских источников и работ по египтологии. Вероятно, в книгу будут включены небольшие рассказы о традиционных боевых искусствах (ТБИ), а также гипотезы об НЛО.
Кроме того, подспудно могут помочь книги Е.И. Парнова «Красный бамбук – черный океан», Р.В. Гулика о судье Ди, сестер Чан Ньыт «Тень Принца» и некоторые другие. Тогда как, от обращения к стилю И.И. Лажечникова, очевидно, придется отказаться, хотя мы, вероятно, и можем представить некоторые исторические параллели между китайско-вьетнамскими и российско-лифляндскими отношениями.
Что относится к реальным и вымышленным событиям, происходящим в Москве, то здесь будут использованы сообщения прессы и описания отечественных историков – В.А. Гиляровского из книги «Москва и москвичи», из сборника «Московская старина», фрагменты современной исторической обстановки, реальные и вымышленные события из собственной жизни, как это уже сделано в самом начале, и стихи.
К лингвистическим нюансам относится необходимость избыточности языка, которая предполагает облегчить коммуникацию с аудиторией и предупредить возможные ошибки. Эти ошибки, предположительно, могут быть вызваны сложными контаминациями исторических событий, происходивших в описываемую эпоху, с их авторской трактовкой. Об этом говорит уже сам перевод ниже представленного текста, хотя литературный вымысел всегда занимает в подобных произведениях значительное место.
Незнание хан-нома значительно затрудняет работу, хотя имеются переводы на вьетнамскую латиницу. Это относится, например, к реальным и мифологическим культовым персонажам, географическим названиям, связям с китайской традицией и др. аспектам. Так, в одной из публикаций речь идет о болезни императора Ты Дыка оспой, тогда как в настоящей - о заболевании холерой, что нарушает литературную логику поиска королевской сокровищницы. Об этом мной некоторое время тому назад уже был опубликован материал.

́* * *

Написание столь сложного в сюжетном плане произведения, тем более его композиции, отражающей реальную историческую обстановку и некоторые события нынешнего дня, требует от автора, по всей видимости, включить в него вымышленные, но правдоподобные диалоги интеллектуалов - религиозных и светских лиц. Утверждение Христианства во Вьетнаме не могло не оцениваться современниками в сравнении с господствующей на протяжении веков мыслью Буддизма, и здесь мы вполне можем опираться на имеющиеся в нашем распоряжении научные исследования. Вместе с тем, подобные диалоги или мысли служат развитию гипотез, которые способны пролить свет на развитие событий, остающихся пока вне поля нашего зрения:

Диалог клириков

- Из рачительного усердия не вырастет откровение, так и из желудя не возникнет яблоня. Видно, из-за этой зависти Христа распяли на кресте из кедра, Иисуса – потомка Адама и Евы.
Не уж-то кедр способен завидовать яблоне? Разве, не прекрасны они вместе, вздымающие свои трепещущие кроны к синему Небу?
Вы – злой человек, хотя пророчество и должно предупреждать слепых от зла. Что предупреждать о добре? Пусть оно будет нечаянным, нежданным и поэтому тем более радостным!

- Вы говорите мне, ты – свой во зле! Ты – падший ангел! Невозможно постичь зло без добра, и я знал его. Влейте мне каплю яда в вино, а без него оно было бы добром! Кто не вливал этой капли хотя бы раз, кто не познал от древа добра и зла.

- Крылья падшего ангела и теперь прорастают из земли ужасными мечами зла. Либо он сгнил бы без следа, принеся миру мир!

Написание книги об Императоре Ты Дыке требует достоверности не только в отношении фактов, но и мысли, которая эволюционировала ввиду длительного французского господства. И христианская идея, в силу объективных причин, искала пути примирения детей Господних. В данном отношении автор пытается поставить некоторые вопросы, которые к периоду правления Ты Дыка уже могли найти место в умах не только буддистов, значительного числа обычных вьетнамских христиан, но, прежде всего, священников.
Польский исследователь З. Коседовский кратко характеризует сказание об Адаме и Еве как «очаровательное и наивное». Отсюда возникают все устремления человека постичь мир путем страстотерпия. Мы же сегодня можем спросить, почему Господь не наставил их растить яблони, чем обеспечил бы потомков пропитанием и товаром.

Шоу-син. Академик. ру.jpg
Шоу-син. Академик. ру.jpg (16.96 КБ) 38 просмотров

Итак, зерна научного познания не положены в Писании в начало человеческого пути. С научной точки зрения это означает, что Адам и Ева не могли сопоставить рождение человека и всякого древа из одного семени, подобно тому, как и ныне мы не видим непознанное, царящее вокруг нас. Каким же образом могло идти научное познание мира, как ни путем заблуждений, которые рассматриваются сегодня. Действительно, дуб не может завидовать яблоне, это было бы парадоксом, так откуда же в мире появилась зависть? В отношении нашей работы над книгой это – важный, но всего лишь один из вопросов. Мы знаем, что китайцы и вьеты задумывались о плоде бессмертия, о том, что держит в своей руке Шоу-син* , о персике, но реальная его польза не приносит желаемого и по сей день. Вероятно, это – эсхатологический посыл к поиску путей достижения такового. Вполне возможно, что природные соки сообщают человеку свойства, которые помогают ему существовать в тонких мирах, иначе не было бы разницы с влиянием веществ, ведущих человека к смертному одру.
Христианство принесло во Вьетнам идею Спасения, которое ему дарует Господь, насылающий на человека болезни за грехи. Император Ты Дык не был христианином, но был конфуцианцем и буддистом и, таким образом, данное откровение не могло объяснить ему причин его болезней. Так каковы они? Если Небо послало ему слабость, то почему? Мы, очевидно, способны понять это не только просто логически, но и научным путем. Разумеется, и западные клирики не могли считать Императора подобным христианину. Были ли среди его традиционных лекарств средства более современные, как и книги по европейской медицине? Нельзя не предположить, что, если бы прогрессивные западные методы лечения «поставили его на ноги», то присутствие людей Запада во Вьетнаме обрело бы лучшую почву. Однако, более чем вероятно, согласно имеющимся в нашем распоряжении историческим сведениям, что этого не произошло. Колониализм принес во Вьетнам войну, необходимость многообразной борьбы, хотя, казалось бы, прогрессивные начинания французов – создание институтов, школ, больниц должны были способствовать не войне, а миру. Император Ты Дык не был завоевателем, т.е. не мог пострадать по этой причине, но мог ли он пострадать от козней миссионеров и собственных приближенных? Утвердительный ответ на этот вопрос мы можем дать пока лишь литературным образом.
Если мы предложим гипотезу о том, что Император Ты Дык не исчез, а получил помощь западных медиков и уехал во Францию, поскольку путь туда уже был проложен веком ранее принцу Каню епископом Адранским, то в пользу этого говорят пример ушедшего веками ранее в монахи Императора Чан Тхай Тонга и Петра Великого. Королевский статус играл здесь положительную роль хотя бы постольку, поскольку Филиппе Бинь уже стал католическим пресвитером в Португалии в конце 18 века. Во всяком случае, действия Императора Ты Дыка не были столь действенными, чтобы Ватикан или Париж не могли принять его в качестве клирика или ученого.
Это событие может быть отнесено, несомненно, к разряду похищения в Европе Петра Великого и его подмены. Тем не менее, многообразие исторических обстоятельств, в т.ч. авантюристических, позволяет нам литературную их трактовку, например, в виде общественных слухов. Общество выносит оценки жизни и деятельности видных деятелей, но масштабы и противоречия исторического процесса всякий раз ставят их перед лицом рока, обнаруживая слабости в достижении общественной гармонии. Никто пока, ни Император Ты Дык, ни Толстой, ни Император Николай Александрович Романов не смогли достичь ее. Однако в переплетении исторических судеб страны, города и деревни ищут и обретают тех, чьи усилия служили новым высотам общественного развития и роли самого человека как созидателя и патриота.
Французы, прибывавшие во Вьетнам, конечно, привозили с собой книги – пособия по военному делу, романы, из которых любовные были в багаже дам. На эти книги обращала внимание местная прислуга, протирая пыль… Попали ли вместе с французскими во Вьетнам какие-нибудь книги из России, первые переведенные на французский издания А.С. Пушкина? Тем более о них могли знать при дворе. Первое издание книги Л.Н. Толстого «Война и мир» на французском относится, напомним, к 1879 г., т.е. за 4 года до кончины Императора Ты Дыка. Тут, несомненно, следует упомянуть и историю об исчезновении А.С. Пушкина из склепа и превращении его в А. Дюма. Средства у императора были, и он мог вполне успешно обеспечить свое пребывание за границей под каким-либо псевдонимом, быть может, традиционным. Кстати, и пример Марко Поло не мог быть не известен ему.
Мы повторим мысль, что западная литература должна была быть знакома ему. Его пристрастия к литературе и науке позволяют предположить, что данные жанры вызывали его наибольший интерес, тем более ввиду вопроса «Быть или не быть». Если Император избрал путь «Не быть, но быть», то эта гипотеза становится весьма важной, пусть только и как литературная гипотеза.
Понимая, что прямой путь наших поисков, т.е. ведущий к раскрытию тайны, не есть лучший путь, мы можем упомянуть и о масонском обряде «философской смерти», когда в гробницу клали мешок с песком или камнями, о чем пишет Мэнли П. Холл в своем известном труде.

По мере продвижения в написании книги мы, видимо, будем и далее публиковать новые комментарии, раскрывающие существо приходящих вопросов, относящихся не только к исторической, но и современной действительности.
Очевидно, эта работа с учетом подготовки диссертации о ТБИ, основной работы и уже названных условий займет длительное время. Прошу извинить, что публикация новых фрагментов в Ф-бук будет происходить со значительными перерывами. Полагаю, со временем эти фрагменты будут несколько преобразованы стилистически, т.е. с учетом необходимости избыточности языка, о чем упомянуто выше. В тексте перевода остаются некоторые, требующие уточнения термины.
Моя благодарность коллегам-востоковедам за внимание и поддержку будет выражена позднее, надеюсь, что они со временем приобретут большее место в наших диалогах. Конечно, книга выиграла бы существенно в случае поездки во Вьетнам, на что я очень надеюсь.

Спасибо за внимание.
В.П. Ларин


Узнайте о человеке и короле Ты Дыке

Эта статья была опубликована 29 декабря 2016 года в "Истории Вьетнама".

Ключевые слова: династия Нгуен, зависимость от Франции, Ты Дык.

Мавзолей Ты Дыка.jpg
Мавзолей Ты Дыка.jpg (100.69 КБ) 221 просмотр

Хо Бать Тхао

Среди королей династии Нгуен Ты Дык был правил долее всех; он взошел на престол в 1848 году, почил в 1883 году, когда ему было 36 лет. Во время его царствования Франция вторглась во Вьетнам, повсюду случался хаос, ответственность короля за историю была поистине огромна. Прежде, чем удостоиться исторической критики Король Ты Дык в 1876 году обвинил себя в đạo dụ эдикте о “Tự Biếm” «Самозабвении»:
«Я был коронован как ребенок, благодаря тому, что предки нации в то время процветали. Дело страны – было делом [его] жизни, еще не имеющей опыта; не обращал внимания на заповедь «в мирное готовься к тяжким временам», постоянно чрезмерно увлекался играми; так сильно вознесся, что небеса призвали к ответу, а люди внизу возненавидели, и иностранное государство [Китай] рассердилось снаружи, а внутри не было хорошего плана. Как браться за дело, то давай взятку, но оно решено не будет. Скрепя сердце, следовал замыслам Фан Тхань Зяна (1)1 , забросил землю и людей 6 провинций Кохинхины, чтобы молиться об избавлении от войны, за спокойствие родины. Более 200 лет просвещения сохранили тяготы, рано брошенный в [злоключения] – это преступление этого маленького мальчика, как это назвать! Бедственная история постановила, что общественной морали недостаточно, чтобы искупить грех. Тем более, что Юнец не обладал моралью, был эгоистом и лишь нагло смотрел вниз, пока не стал старым и слабым; хотя люди не обвиняют меня, мое сердце открыто для размышлений».

( 朕 冲 齡 阼, 憑 藉 前 庥, 國 家 全 盛 ,政 務 世 故, 未 嘗 留 意. 昧 居 安 慮 危 之 戒, 惟 眈 樂 之 從, 以 致 上 干 天 譴 ,下 畜 民 怨, 外 招 鄰 怒, 内 乏 良 籌, 事 至 而 憂, 無 救 于 事. 勉 從 老 成 謀, 捐 此 南 圻 六 省 土 地 人 民, 以 息 兵 争, 以 安 天 下. 二 百 餘 年 創 守 艱 難, 棄 于 一 旦, 是 予 小 子 之 罪, 不 可 勝 言, 縱 有 何 功 德 亦 不 足 以 贖. 况 無 功 無 德 徒 靦 面 尸 位, 積 日 以 至 于 衰 老, 人 不 忍 斥, 予 豈 何 心 ). (2)

По словам его довольно искренней самокритики видно, что король не имеет сил выполнить важную задачу в трудный период истории. Давайте внимательнее посмотрим на такие обстоятельства формирования человека и короля как: телесность, темперамент, образование, семья, чтобы понять, почему этому человеку не хватило героизма и отваги, необходимых великому герою королю в то смутное время.

A. Биография Императора Ты Дыка


Ты Дык – сын Тхиеу Чи, названный Хонг Нямом (3), родился 25 августа года Ки Шыу (22 сентября 1829 года). Тхиеу Чи имел 64 детей, 29 принцев и 35 принцесс; Хонг Ням был вторым ребенком, Ан-Фонг-конг, т.е. Хонг Бао родился первым, но от младшей жены. Матерью Хонг Няма была Королева Ты Зу, детским именем которой было Фам Тхи Ханг, родиной уезд Тан-Хоа провинции Го-Конг; она была ребенком Чиновника Тхыонг тхы бо Лай2 Фам Данг Хынга. Госпожа Ты Зу была принята во дворец в 14 лет, через год после рождения принцессы Зиен-Фук, и в возрасте 19 лет родила короля.
В январе третьего года правления Тхиеу Чи (1844) Хонг Няму было присвоено звание Фыок-Туи-конг, и он жил в своей резиденции; В это время, хотя он вырос, Ты Зу по-прежнему заботилась о нем, как о ребенке.
В октябре года Динь Муй после смерти императора Тхиеу Чи Хонг Ням взошел на трон и заменил название года на Мау Тхан (1848 г.) как первый год Ты Дыка. В статье «Thị Thần Công Dụ» король объяснил причину выбора имени «Tự Đức» в качестве девиза правления - чтобы показать его искренность и желание соединить добродетели своих предков (4). У короля не было детей, поэтому он должен был воспитать трех внуков, которых он усыновил: старшего - Зук Дыка, второго -Тянь Монга, третьего - Зыонг Тхиена.
Приводя портрет короля Ту Дука, Губернатор Чан Чонг Хюэ написал следующее: «Он выглядит конфуцианцем, невысокого или среднего роста и среднего возраста; не худой, не толстый, скорее худой. Кожа не белая и не черная. Лицо немного длинное, подбородок довольно маленький, лоб широкий и прямой, нос высокий и круглый, глаза зоркие, но добрые. Он часто обматывает голову маленькими золотыми платками и носил золотую одежду, плотную, какая положена Министерству внутренних дел. Он не любит украшений, и при этом не позволяет госпожам внутренних покоев носить украшения, но в основном лишь свежие одеяния, создающие красоту». (5)

Б. Телесное состояние Короля Ты Дыка

Ты Дык.jpg
Ты Дык.jpg (32.82 КБ) 37 просмотров

На основании документов известно, что король Ты Дык был физически слаб при рождении, когда ему было 3 года, он заболел холерой, поэтому утратил свою силу; Король признался:
«Когда я был маленьким, я был очень худым и слабым. Когда мне было три года, у меня была холера всю ночь; В то время меня кормили грудью, но мама не была удовлетворена, изгнала кормилицу и запретила больше кормить грудью. Каждый раз, когда холера возвращалась на полночи или на две части ночи, наша мать всегда не спала и сразу прижимала меня к себе». (6)
В частности, в «Сочинениях Священномудрого Ты Дыка в Трех Томах» («Tự Đức Thánh Chế Văn Tam Tập»3 ) король сказал о состоянии своего здоровья так:
«С моей врожденной слабостью до сих пор не сравнится никто. Поэтому с детства и юности до самой старости болезнь сделалась моим другом, а лекарства судьбой, и не было почти ни дня передышки. Теперь, когда мне исполнилось почти 50 лет, усталость чувствуется все больше, пища и питье не выходят, бурлят и застаиваются, лицо мое стало бледно-серым, кожа истончилась, голова тяжела, в глазах рябит, взгляд не такой ясный, как прежде». (7)
Король также жалуется на очень серьезный упадок здоровья, вынуждавший его длительные периоды проводить сидя, когда его мучали головокружения, а речь страдала от крайней одышки:
«Юнец [всегда] был очень болен, в императорских покоях [терплю] тяжелый метеоризм, поэтому долго сижу, чувствую головокружение, когда долго говорю, у меня перехватывает дыхание, и всегда было так. «(8)
Собственно, король Ты Дык был физически слаб с момента своего рождения, затем он постоянно болел, не оставляя [употребления] лекарств. К 50 годам здоровье его было почти истощено, поэтому король много раз выражал отчаяние, используя жалостные слова о своем здоровье. Король использовал много бумаги и чернил, чтобы говорить о болезнях; в частности, в «Сочинениях Священномудрого Ты Дыка в Трех Томах» есть два примера молитв за хороших врачей и два других примера выговоров Придворным лекарям (9), которые были некомпетентны и нерадивы в работе. Конечно, слабое здоровье очень сильно повлияло на политическую деятельность короля.

В. Умонастроения
1. Сентиментальность


Исследователи истории «Киеу» часто полагают, что автор Нгуен Зу обладает сентиментальной и меланхолической душой. Читатели, знакомясь с написанными на китайском, стихами автора, встречаются со многими жалобами евнухов на болезнь, худобу, седые волосы и т. д.
Это обстоятельство не обязательно является правилом, но может быть отмечено у некоторых других авторов подобных произведений, включая короля Ты Дыка. Обычно те, кто несет тяжелое коромысло, должны контролировать эмоции; и Ты Дык, король, который получил образование в традициях Конфуцианства, должен был проникнуться этим правилом. Однако, обладавший сентиментальной природой, король подчас не мог сдержать своих чувств, откровенно выражал их, что было зачастую не приемлемым для политики. Как, например, в «Самозабвении» он говорит о своих ошибках такими строками:
«И иностранное государство [Китай] рассердилось снаружи, а внутри нет хорошего плана. Как браться за дело, то давай взятку, но оно решено не будет».
Те, кто читали эти слова, не могли не сочувствовать королю, но также они не могли разумно доверять такому слабому руководству и не могли управлять плывущей сквозь шторма лодкой государства. Чувства императора Ты Дыка еще более ясно проявлены в некрологе (в стихотворной форме), написанном его младшим братом Киен Тхюи Куан-выонгом, который подчеркивает, что монарх почти отказался от своей роли государя, используя душераздирающие слова воспоминаний из детства в ожиданиях, пока оба брата не повзрослеют:

Примерный перевод

Некролог, написанный четвертым ребенком Киен Тхюи Куан-выонгом (10)

(Четвертое жертвоприношение богам, четвертое для высшей инстанции Киен Тхюи Куан-выонг вана)

Ну вот, ах! Мой дорогой,
Высшее просветление, добросердечный брат.
Пусть благодаря благоприятным обстоятельствам, (11)
Но благодаря врожденному. (12)
Помня день, когда бросил писать (13)
Незрелые стихи о чем-то.
Я, малый, не научившись писать парные стихи,
Едва ты [старший брат] обучился экзаменам. (14)
О чем беспокоиться, чего желать,
Этой или иной великой мысли.
Рассыпав четыре драгоценности4 со стуком, ударив по волану5,
Грустно не думать. (15)
О тебе, направляющемуся в Ханой за титулом [Фаэтоне]6,
Подчиняться приказу императора, идти рука об руку.
Жить в цитадели,
Параллельные резиденции
Посещать в свободное время,
Очень было весело в (обед).
Ласточка не перестает быть другом,
Хочется жить душа в душу.
Небеса и земля приносят несчастье,
Случайно, неумышленно.
Хочется шутить и веселиться вместе,
Но теперь уж не стало веселья!7 (16)

Лит. перевод В. Ларина:

Как быть, мой дорогой, чистосердечный брат?
Иль добрый рок, иль разум светлый твой
Мне не дали писать незрелые стихи когда-то,
Как примешь ты экзамен мой?
Но парный стих сложить - теперь моя работа.
О чем тревожиться, чего желать,
К какой идти великой мысли,
Когда об землю топнул я ногой,
Когда рассыпались из рук все драгоценности четыре.
- О тебе, как ты отца сопровождал в Ханой,
Где титул императора он получил [велением Китая]
И волею своей идти рука об руку заповедал нам,
И править параллельными дворцами и мирами,
И навещать друг друга, как весел полдень был тогда.
Но небо и земля, они – теперь не с нами,
Лишь вьется ласточка, она – у дел всегда,
Наш друг смешной, случайный, славный.
Однако, право, какое уж веселье сим годам!

Возможно, Ты Дык известен как великий король, хорошо владеющий литературным языком, во многом благодаря его эмоциям, которые помогали ему найти новые слова и передать свои глубокие чувства через произведения.

2. Недостаток решимости

В историческом аспекте мы понимаем, что король Ты Дык был нерешительным, поэтому он упустил очень много возможностей. В 1859 году французская армия дважды осуществила нападение на Дананг, но, что характерно, не смогла добиться желаемых результатов, пострадала от суровых погодных условий и понесла значительные потери в убитых, генерал Риго де Женуи направил письмо с просьбой о примирении с нами, но, вместе с тем, предъявил требования, в частности, относительно свободы миссионерской деятельности, свободы торговли и предоставления Франции места для размещения гарнизона в целях обеспечения мира. Ты Дык тайно спросил мнения чиновников, изучавших военное положение, что , однако, не имело окончательного решения. С точки зрения ситуации, противник столкнулся тогда со многими трудностями, и, если бы мы были полны решимости сражаться, то смогли бы выбить захватчиков из страны.
Когда рухнула крепость Ки-Хоа, а Нгуен Чи Фыонг был ранен и ситуация была неустойчивой, разговоры о мире привели солдат к дезорганизации и, конечно же, необходимым явилось пережить неравноправный мирный договор. Но Ты Дык оказался в замешательстве и нерешительным и раз за разом использовал таких миротворцев, как Нгуен Ба Ни, Фан Тхань Зян и Лам Зюи Хиеп; что вынудило шесть провинций Кохинхины исчезнуть. Это привело к отрицательному прецеденту, каждый раз мирные переговоры, каждый раз потери сводились к выгоде, а моральный дух солдат настолько упал, что они прекратили сражаться. Думается, что Ты Дык был человеком, кто много изучал государственную историю (17), но, разве, при этом мы не знаем, что наши известные герои, преуспевшие в борьбе с агрессией, опирались на непревзойденность народа. Что касается антифранцузского военного сопротивления, Ты Дык никогда не использовал эту драгоценную бесконечную силу, но слишком спешил, чтобы принять условия, противоречащие чаяниям людей, что вызывало негодование соотечественников по всей стране.
Накануне кончины предсмертно повелел возвести на королевский трон Принца Ынг Тяна; согласно истине, назначил ему в обязанность помочь Армии самообороны (18), добиться должного престижа, чтобы руководить страной, особенно в современной сложной обстановке. Однако из-за отсутствия решимости Ты Дык оставил следующее предсмертное повеление:

«Из-за сладострастия и отсутствия добродетели едва ли мог исполнить великое дело (Желал избавиться от сладострастия diệc đại большой цапли, не мог постоянно соответствовать великому делу)».

Если усилия совершенно не соответствовали великому делу, почему нужно было вновь возлагать ответственность? Эти предсмертные правдивые слова позволили божествам сменить правителя три раза за четыре месяца. (Четвертая луна - три императора). Представленных доказательств не так уж много, дабы сказать, что отсутствие у короля решимости явилось важной причиной привести в негодность великое дело, cũng không phải là quá đáng но также вполне достаточно.

3. Интеллектуальная страсть

Генерал-губернатор Чан Чонг Хюэ, увидев красивую внешность короля Ты Дыка, писал о нем так:

«Если я посмотрю на оригинальный тексты в Дворцовой канцелярии, то увижу, что количество листов, написанных Вами, больше, чем у всех чиновников … письмена красивы, слова интересны, каждый уважает Ваш талант.

Он был прилежным и каждую ночь смотрел книги допоздна. 3 тома « Ngự Chế Королевского траура» его стихов, изданы в печатном виде. Он снова создал книги на Номе, чтобы научить людей понимать их, такие как «Книгу Креста», «Самостоятельное обучение Пению», «Диссертация по Филологии и Пению» (19).

Этот комментарий соответствует душевным словам короля в предисловии «Нгы Те Тхи Тап»8 :
«В свободные часы занятий политикой единственное удовольствие - это чтение. Один, трудолюбиво беру книги, которые разъясняют книги; глубоко усвоив, безмерно рад, но все еще не осмеливаюсь поверить, но если еще понял, поручаю проверить, чтобы более знающий растолковал. Древние, кажется, разговаривают с нами лицом к лицу в одном доме» (20).

Правления Ты Дыка было временем многих трудов, многих перемен временем перенести хиа9 за тысячи миль, тяжелой монаршей ответственности, но король по-прежнему пытался посвятить свое свободное время книгам и обратить внимание на сочинительство, следует сказать, что король исключительный интеллектуал. Труд Ты Дыка о творчестве, хранении, критике и переводу - огромен, он включает в себя следующие произведения:

1. Интерпретация китайских иероглифов гимна (嗣德聖製字學解義歌)10
2. Высочайше утвержденные повышенные ответные меры.
3. Диссертация о гимне.
4. Императорское собрание истории Юэ (кит. 御 製 越 史 總 詠 集)11
5. Набросок занятий к предварительному экзамену.
6. Набросок занятий ко второму экзамену.
7. Набросок занятий к третьему экзамену
8. Сочинение совершенномудрого Ты Дыка к предварительному экзамену.
9. Сочинение совершенномудрого Ты Дыка ко второму экзамену.
10. Сочинение совершенномудрого Ты Дыка к третьему экзамену.
11. Поучения императрицы Ты Зу детям12
12. Критика истории собрания Вьет шы тхонг зям кыонг мук (вьетн. Việt sử Thông giám cương mục, тьы-ном 欽定越史通鑑綱目, «Одобренное высочайшим повелением всеобщее зерцало вьетской истории, основа и частности).
13. Перевод труда «Хуан Зить Тхап Диеу» короля Минь Манга13.

Nghiên Cứu Lịch Sử
https://nghiencuulichsu.com/20 16/12/29/tim-hieu-ve-con-nguoi-vua-tu-duc/

Примечания переводчика:

1. В скобках автором статьи указаны пор. номера источников. Будут представлены по завершении публикации.
2. Thượng-thư – министерская должность, учрежденная во времена династии Ли (тьы-ном 家李), правившей с 1009 по 1225 год. Начало династии положил Ли Тхай То (вьетн. Lý Thái Tổ).
В период Сражающихся царств (кит. трад. 戰國時代) в царстве Вэй была должность письмоводителя, а также аналогичная должность в удельном княжестве Ци.
В период династии Нгуен повышена до начальника второго ранга.
Đỗ Văn Ninh. Từ điển Chức quan Việt Nam. (До Ван Винь. Словарь должностей Вьетнама). Информационное издат., 2018. C. 575.
3. 東京外国語大学附属図書館 (Библиотека Токийского университета иностранных исследований) URL: http://www-lib.tufs.ac.jp/opac/recordID ... 1000280052 (дата обращения: 28.04.2020)
4. Четыре драгоценности в Китае, Вьетнаме - кисть, бумага, тушь и тушечница.
5. Переводчик полагает, что для образности здесь подразумевается «топнув ногой».
6. Фаэтон (др.-греч. Φαέθων, «блистающий») — персонаж древнегреческой мифологии.
Выпросил у своего отца Гелиоса позволение править солнечной колесницей, но его упряжка погубила его: кони неумелого возницы отклонились от правильного направления и приблизились к Земле, отчего та загорелась. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Фаэтон (дата обращения: 30.04.2020)
7. Ком. перев.: Смысл строки Bắc tuần hộ giá становится понятен благодаря историческим сведениям династии Нгуен о том, что в 1803 году король Зя Лонг провел «"Ngự giá Bắc tuần" - неделю в Северной крепости», чтобы получить титул династии Цин; что первые короли династии совершали поездки в Тханглонг, Ханой, для получения титулов - Зя Лонг в 1803 и 1804 годах, король Минь Манг в 1821 году и Тхиеу Чи в 1842 году. См.: Vua Khải Định làm gì trong chuyến ‘Ngự giá Bắc tuần’ (Что делал король Кхай Динь во время поездки на Север) URL: https://vnexpress.net/vua-khai-dinh-lam ... 62526.html (дата обращения: 01.05.2020)
«За всю свою жизнь король [Ты Дык] совершил лишь одну дальнюю поездку в 1842 г., сопровождая отца в Ханой (в тексте – Тханглонг, хотя по указу императора Минь Манга название Ханой стало использоваться с 1831 г. – пер.) для получения титула династии Цин, когда ему только исполнилось 13 лет. При восшествии Ты Дыка на трон, именно по причине его слабого здоровья, королевский посол отправился с визитом к династии Цин, чтобы попытаться аргументировать необходимость прибытия посла Цин в Фу Суан на церемонию инаугурации Ты Дыка». Quỳnh Cư – Đỗ Đức Hùng. Các triều đại Việt Nam. (Кюинь – До Дык Хунг. Императорские династии Вьетнама) Х.: Изд. Культуры и информации, 2009. C. 352.
Слово Ngự giá – Королевский экипаж, очевидно, могло опасно истолковываться как коннотация к греческому мифу о Фаэтоне. Возможно, его заменой, по факту, в своем стихотворении на hộ giá (сопровождать короля) Киен Тхюи Куан-выонг ван скрывает к.-л. сравнение с Фаэтоном Ты Дыка, его стремление затушить «огонь водой». В этом контексте может рассматриваться история путешествия Ты Дыка в грозу на лодке по озеру.
В этом случае мы сможем сказать о знакомстве членов императорского дома Нгуен с древнегреческой мифологией, соответственно о наличии в императорской библиотеке оригиналов книг либо в переводе их на хан-ном.
8. Нгуен Ван Фыонг: «Относящийся к грандиозной системе сочинений Императора Тхиеу Чи труд «Ngự chế tài thành phụ tướng thi tập» - «Изобретение гения в помощь начинающему поэту» - уникальное произведение, потому что оно имеет форму сборника стихов, используемых для гадания, или, другими словами, сборник гексаграмм для определения благоприятного. Книга стихов представляет собой смесь поэзии и философии Инь и Ян из пяти переводов. Хотя он был создан, чтобы служить гаданию, но это произведение имеет ценность во многих аспектах, потому что несет в себе идеологию императора по мирному управлению страной, демонстрируя роль небесного пути, помогает небесам вести людей, даже в «сфере небес и духа мудрости», но не только лишь просто согласно религиозному ритуалу. Работа также передает и вверяет душевные чаяния людей о процветании государства и спокойствии народа, чистые обычаи императора Тхиеу Чи». https://123doc.net/document/5967189-ngu ... eu-tri.htm (дата обращения: 06.05.2020)
9. Хиа (вьет. – hia, устар. высокие матерчатые сапоги с загнутыми носками. Парадная обувь феодальных чиновников.) НБВРС, 2012. С. 1061.
10. Tự Đức thánh chế tự học giải nghĩa ca (嗣德聖製字學解義歌), gọi tắt Tự học giải nghĩa ca. (дата обращения: 06.05.2020)
11. Ngự chế Việt sử tổng vịnh tập (chữ Hán: 御製越史總詠集). Заглавие хрестоматии государственной истории исполнения гимна императора Нгуен Зык Тонга, впервые изданной в 1874 г. URL: https://vi.wikipedia.org/wiki/Ngự_chế_V ... g_vịnh_tập (дата обращения: 06.05.2020)
12. Chính xác, 'Từ Huấn Lục' ghi lại những lời dạy của bà Từ Dụ. URL: https://vnexpress.net/benh-vien-tu-du-d ... 7-p10.html (дата обращения: 06.05.2020)
13. Huấn Dịch Thập Điều - Bản hiến chương giáo dục triều Nguyễn. Tôn Thất Thọ. URL:
http://chimvie3.free.fr/74/tonthattho_H ... eu_074.htm (дата обращения: 06.05.2020)

Предисловие расширено.

* ШОУ-СИН
(«звезда долголетия», соответствует звезде Канопус в европейской астрономии), Наньцзилаожэнь («старец Южного полюса»), Наньдоу («Южный ковш»), в китайской мифологии божество долголетия, а также название самой звезды Ш.-с. По древним астрологическим представлениям, появление этой звезды предвещает долгоденствие государю и стране, отсутствие её на небосводе - войны и бедствия.
Храмы в честь Ш.-с. появились в Китае ещё в древности.
Ш.-с. был популярен в народе. У стоящего Ш.-с. обычно в одной руке посох с привязанными к нему тыквой-горлянкой (символ процветания потомства) и бумажным свитком (символ долголетия), а в другой - персик(также символ долголетия)
б. р.

(Источник: «Мифы народов мира».)
URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/4486/ШОУ

Продолжение следует.

Ответить

Вернуться в «Общество: История, политика, культура»

Поделиться: