Ветеран войны во Вьетнаме
Воспоминания и творчество
Война во Вьетнаме Война во Вьетнаме

Воспоминания и творчество. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ]

Колесник Николай Николаевич

Колесник Николай Николаевич

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ]

ОБУЧАЯ, СРАЖАЛИСЬ И ПОБЕЖДАЛИ

Статья опубликована в книге «ПВО СТРАНЫ вчера, сегодня, завтра» Москва 2011. Книга выпущена ООО «Руспринт» к 70-летию отражения первого налета фашистской авиации на Москву. Тираж 250 экз.

В статье предпринята попытка панорамной систематизации сведений об участии Группы советских военных специалистов (СВС) в войне во Вьетнаме (1965-1974 гг.) с использованием активных ссылок и фрагментов личных воспоминаний автора и др. участников тех событий. Насколько мне это удалось, пусть оценит читатель.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]

Глава I. Об участии Группы советских военных специалистов (СВС) в войне во Вьетнаме (1965-1974 гг.)

Судьбы людей, как и судьбы народов и государств, взаимосвязаны. Наша Победа в Великой Отечественной войне имеет своё продолжение в Победе Вьетнама, а победа советской ПВО в отражении первого налета на Москву фашистской авиации 22 июля 1941 г. стала точкой отсчёта в достижении победы ПВО Северного Вьетнама над американскими воздушными агрессорами.
Вьетнамцы никогда не теряли уверенности в победе. Они говорили: «Мы обязательно победим американцев так же, как Советский Союз победил фашистов, потому, что вы учите нас воевать, а мы учимся у вас побеждать!»
5 августа 1964 г. американцы начали бомбардировки территории Демократической Республики Вьетнам (ДРВ) с целью подавления базы и источника снабжения патриотических сил Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ). Формальным поводом агрессии был, так называемый, «Тонкинский инцидент», спровоцированный американскими эсминцами «Мэддокс» и «Теркер джой». Ещё в 1968 году в США были опубликованы документы Пентагона (министерства обороны), доказывавшие, что Тонкинский инцидент 4 августа 1965 г. с эсминцами «Maddox» и «Turner Joy», был заранее спланированной провокацией, а в роли северовьетнамских катеров в действительности выступали торпедные катера Южного Вьетнама.
В феврале 1965 г. Ханой посетила советская партийно-правительственная делегация во главе с Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным, подписавшая Межправительственное соглашение об оказании ДРВ всесторонней помощи в отражении воздушной агрессии США, а в апреле 1965 г. в Москву прибыла партийно-правительственная делегация ДРВ во главе с Ле Зуаном с просьбой об оказании экстренной военной помощи. 6 июля 1965 г., в соответствии с ранее подписанными соглашениями, Совет Министров СССР принял Постановление №525-200, на основании которого в ДРВ была создана Группа советских военных специалистов (СВС).
Комплектование состава Группы СВС осуществлялось на принципах добровольности, путем тщательного отбора кандидатур из числа лучших офицеров - командиров, инженеров, техников - и солдат и сержантов срочной службы. Они то и приняли на себя, можно сказать, всю тяжесть первого этапа строительства и становления основных родов войск ПВО и ВВС Вьетнамской Народной армии (ВНА).
В соответствии с Межправительственным соглашением первая группа советских военных специалистов прибыла самолётом в Ханой 16 апреля 1965 года в следующем составе:
полковник Дзыза Александр Матвеевич - старший группы СВС в ДРВ;
подполковник Левицкий Глеб Александрович - специалист по оперативной работе, начальник штаба группы;
майор Кушнарь Леонид Федорович - специалист по боевому применению, главный инженер;
майор Водорез Леонид Федорович - специалист по боевому управлению ВВС и ПВО в ВНА ДРВ;
подполковник Васин Павел Иванович - специалист по радиотехническим войскам;
подполковник Узленков Александр Яковлевич - специалист по тылу;
подполковник Бандуркин Владимир Фёдорович - специалист по подготовке штурманов наведения истребительной авиации;
капитан Фокеев Лев Михайлович - специалист-инженер ЗРВ;
капитан Кострико Владислав Михайлович - специалист-инженер радиотехнических войск;
Граммов Александр Иванович - специалист по связи.
В тот же день, через Китай по условиям заключенного Межправительственного соглашения между СССР и ДРВ о поставках Вьетнаму зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-75 для отражения налетов американской авиации, во Вьетнам эшелоном вместе с техникой прибыли около 200 человек зенитчиков-ракетчиков из Бакинского округа ПВО. Перед Группой СВС была поставлена задача - в кратчайший срок подготовить и ввести в действие первые два зенитно-ракетных полка (ЗРП) Вьетнамской Народной армии.
Недалеко от Ханоя были организованы два полковых Учебных центра http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto1.html : в 1-м (Московском) Учебном центре советские военные специалисты под руководством полковника Цыганкова Михаила Николаевича обучали л/с первого (236-го) ЗРП Вьетнамской Народной армии (ВНА), гл. инженером центра был майор Мешков Николай Алексеевич, заместителем по политчасти - подполковник Барсученко Михаил Федорович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto37.html.
Во 2-м (Бакинском) Учебном центре возглавляемым полковником Баженовым Николаем Васильевичем обучались ракетчики второго (238-го) ЗРП ВНА, гл. инженером центра был капитан Заика Анатолий Борисович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory6.html, заместителем по политчасти - подполковник Смирнов Иван Иванович.
В июле к ним на подкрепление прибыли самолетом ещё 100 человек из Московского округа ПВО, в сентябре - следующая группа СВС, а к началу 1966 г. Группа СВС уже насчитывала 382 человека.
С апреля 1965 г. по май 1967 г. во Вьетнам, «...для выполнения правительственного задания в ДРВ» во вновь формируемые Учебные центры было отобрано и направлено 2266 советских военных специалистов ЗРВ Войск ПВО страны, как говорится, «с колес» включавшихся в учебно-боевой процесс подготовки личного состава ЗРП и РТП ПВО Вьетнамской Народной армии.
Позже Группа СВС пополнилась специалистами РТВ (радиотехнические войска), артиллеристами ЗА, связистами, группой летчиков-инструкторов МиГ-21, танкистами, автомобилистами, медиками, специалистами радиоразведки и РЭБ, военно-научной и военно-промышленной группами. Около 90% общей численности Группы СВС во Вьетнаме составляли специалисты ПВО.
В октябре 1965 г. по линии ГРУ ГШ ВС СССР во Вьетнам была направлена комплексная военно-научная группа в составе 5 человек гражданских специалистов оборонной промышленности, занимавшихся изучением трофейной американской военной техники и боеприпасов, обезвреживанием неразорвавшихся боеприпасов, отбором образцов трофейной техники и боеприпасов и их отправкой в Союз. Первую группу возглавлял полковник Назаркин, затем его сменил полковник Гречанин В.П.
Далее военно-научной группой руководили:
1966 - 1967 гг. - полковник Колотильщиков Борис Иванович,
1967 - 1968 гг. - полковник Капалкин Сергей Васильевич,
1968 г. - полковник Суранов Борис Сергеевич,
1969-1970 гг. – полковник Сергеев Георгий Иванович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory33.html,
1970-1971 гг. – полковник Жиронкин.
В разные годы под их руководством работали кадровые офицеры: Сливко Герман Владимирович, Михайлов Юрий Александрович и гражданские специалисты - офицеры запаса: Аносов Александр Михайлович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory16.html, Богданов Владимир Иванович, Власов Петр Иванович, Вольнов Владимир Иванович, Голов Евгений Михайлович, Гуров Виктор Александрович, Зотов Вадим Викторович, Калайда Константин Степанович, Кондратьев Вадим Павлович, Лебедев Владимир Иванович, Прокопенко Игорь Тимофеевич, Радин Ярослав Яковлевич, Татаров Анатолий Александрович, Теплов Виктор Григорьевич, Федоров Юрий Владимирович, Шпилько Евгений Петрович. Их общая численность за годы войны составила не более 45 человек, а на сегодня в живых осталось всего 8 человек.
К сожалению гражданские специалисты оборонной промышленности, работавшие в годы войны во Вьетнаме, до н/в не признаны участниками боевых действий, так как в своё время не были включены Министерством обороны и Правительством РФ в правовое поле действия ФЗ «О ветеранах», хотя ГРУ и выдало каждому из них справку подтверждающую, что такой-то, в период войны во Вьетнаме «...в сложных условиях боевой обстановки выполнил ряд специальных заданий командования».
В зоне боевых действий ВВС и ВМС США в Тихом океане (район острова Гуам - авиабаза стратегической авиации ВВС США), в Южно-Китайском море, в Тонкинском заливе, решая специальные задачи боевой службы по упреждающему предупреждению ПВО Северного Вьетнама о налётах американской авиации, действовали экипажи разведывательных кораблей Отдельной бригады разведывательных кораблей особого назначения Тихоокеанского флота. Первым командиром бригады был капитан 1 ранга Лукаш Дмитрий Тимофеевич http://www.38brrzk.ru/photo/lukash/.
Кроме того, разведывательный корабль, находящийся в трёх милях от бухты Апра (о. Гуам), где базировалась американская 15-я эскадра атомных подводных лодок с баллистическими ракетами системы «Поларис-Посейдон», помимо главной задачи (вскрытие деятельности американских ПЛАРБ), обнаруживал взлёты стратегических бомбардировщиков В-52 с авиабазы Андерсен и отслеживал их перелёты до объектов Вьетнама. Продолжительность перелета составляла порядка 6 часов, но к этому времени система ПВО Вьетнама была уже предупреждена по сверхбыстродействующей связи с корабля через Генеральный штаб ВС СССР и далее до подразделений ПВО во Вьетнаме.
Вот как написал об этом в своих воспоминаниях «Неизвестные страницы из летописи Тихоокеанского флота» контр-адмирал Карев Владимир Анисимович, в 1969-1973 гг. – ст. лейтенант, командир радиоразведки группы ОСНАЗ http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory43.html: «...В состав отдельной бригады входили: средние РЗК «Гавриил Сарычев», «Гидрограф», «Пеленг», малые РЗК «Гидролог», «Анероид», «Курсограф», «Измеритель», «Протрактор», «Амперметр», «Барограф», «Гидрофон», «Дефлектор», «Керби», «Унго», «Усач». Это были небольшие, переоборудованные средние и малые рыболовные траулеры, напичканные радиоэлектронной аппаратурой. Непосредственно разведку вели, внедряемые на корабли, группы радиоразведки из 19-го отдельного морского радиотехнического отряда (ОМРТО). Группа была способна вести радиоперехват почти всех видов связи, пеленговать их, вести радиотехническую разведку радиолокационных станций.
Всего за период 1964-1974 г.г. в район боевых действий во Вьетнаме выходило 17 разведывательных кораблей соединения, совершивших 94 похода продолжительностью по три-четыре месяца».
Американские бомбардировщики ещё только взлетали с базы на острове Гуам, а вьетнамскому военному командованию и нашим командирам уже было известно, сколько их, куда и каким курсом они направляются. И вьетнамские Войска ПВО готовились к встрече «дорогих гостей».
Несмотря на то, что в Разделе III Приложения к Федеральному закону «О ветеранах» (Перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации) четко определено: «Боевые действия во Вьетнаме: с января 1961 г. по декабрь 1974 г, в том числе для личного состава разведывательных кораблей Тихоокеанского флота, решавших задачи боевой службы в Южно-Китайском море» многие военные моряки - участники тех трудных и опасных походов, также как и гражданские специалисты оборонной промышленности, но теперь уже по вине военных бюрократов из Министерства обороны, до н.в. не могут получить Свидетельства о праве на льготы, а получают лишь стандартные отписки: «...данных подтверждающих Ваше участие в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей на территории других государств в архиве не содержится».

Готовность №1

После очередного налёта на местность, где в тот момент был развёрнут 1-й Учебный центр, командованием центра была высказана мысль - превратить учебный ЗРК в боевой и ударить по американцам. Хотя изначально, при направлении во Вьетнам, непосредственное участие СВС в боевых действиях не предполагалось, но всем было объявлено, что «…придется работать в условиях, приближенных к боевым».
Просчитали, сколько имеется частично обученных вьетнамских курсантов, чтобы добавить их в наши расчеты и в конечном итоге остановились на цифре 39 советских солдат и офицеров. Это была примерно половина положенных по штату мирного времени в Союзе - 75 человек. Но китайцы до минимума ограничили количественный состав группы СВС, летящей через Китай и в итоге число советских военнослужащих пришлось сократить до 36 человек на дивизион.
Вскоре после всестороннего обсуждения и согласования с Министром Национальной обороны генералом армии Во Нгуен Зиапом и Чрезвычайным и Полномочным послом Советского Союза в ДРВ Щербаковым Ильей Сергеевичем в первой декаде июня 1965 г. такое решение Командованием ПВО и ВВС было принято.
Вновь формируемый вьетнамский, 1-й боевой зенитно-ракетный полк получил номер 236. В его составе было 4 огневых дивизиона: 61, 62, 63, 64 и ТДн.
Каждому огневому дивизиону присваивался постоянный номер (например, 61) и этот номер сохранялся за ним, пока дивизион существовал. С этим номером, если требовала обстановка, дивизион переходил в другой полк. Командиром полка был назначен начальник Учебного центра полковник Цыганков М.Н., главным инженером – майор Мешков Н.А.
Немедленно приступили к подготовке двух ЗРДн (63 и 64) к выходу на боевые позиции. За подготовку 63-го ЗРДн отвечал гл. инженер Группы СВС ЗРВ майор Кушнарь Леонид Федорович, 64-й ЗРДн готовил гл. инженер 1-го Учебного центра майор Мешков Н.А. Возглавлял Группу СВС во Вьетнаме в этот период полковник Дзыза А.М.

Первый зенитно-ракетный бой

В ночь с 22 на 23 июля 63 и 64 ЗРДн стали выдвигаться на позиции и к рассвету заняли их на удалении 10-12 км между собой. Смешанный боевой расчет каждого дивизиона состоял из 30 человек СВС, дополненных обученными ими вьетнамцами.
24 июля 1965 г., находясь в засаде у переправы через реку Черная у деревни Чунг Ха, примерно в 50 км. от Ханоя, они сбили три американских самолета F-4C «Фантом». Это было первое в истории ПВО боевое применение ЗРК против сверхзвуковых истребителей-бомбардировщиков и 399-й, 400-й и 401-й американские самолеты, сбитые над территорией Северного Вьетнама с начала агрессии.
По Указу Президента ДРВ Хо Ши Мина с 1968 г. этот день стал отмечаться как День зенитно-ракетных Войск ВНА.
Командирами 63-го и 64-го зенитно-ракетных дивизионов, первыми принявших боевое крещение, были майор Можаев Борис Степанович http://www.nhat-nam.ru/phpBB2/viewtopic.php?p=19195#19195 (стажер-дублер капитан Нгуен Ван Нинь) и майор Ильиных Федор Павлович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory14.html (стажер-дублер капитан Нгует Ван Тхан). Офицерами наведения у них были ст. лейтенант Владислав Константинов (стажер-дублер лейтенант Ла Динь Тьи) и ст. лейтенант Олег Бондарев (стажер-дублер лейтенант Фам Чыонг Уи – будущий Герой ВС Вьетнама).
Операторами ручного сопровождения (РС) кабины «У» 63-го дивизиона были мл. сержант Анатолий Бондаренко, ефрейторы Владимир Тищенко http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto36.html и Юрий Папушов http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto4.html, а 64-го дивизиона - мл. сержант Петр Залипский, ефрейторы Валерий Малыга и Богданов. Командирами 61 и 62 огневых дивизионов соответственно были майор Проскурнин И.К., капитан Хо Ши Хыу и подполковник Чернецов Василий Григорьевич, дивизион которого впоследствии первым подвергся удару «Шрайка».
С 24.07.65 г. по март 1966 г. (до момента замены состава СВС полка) дивизионы под командованием подполковника Ильиных Ф.П. провели 18 боев и сбили 24 американских самолета. Старшим Группы СВС во Вьетнаме генералом Беловым Григорием Андреевичем http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory20.html подполковник Ильиных был представлен к званию Героя Советского Союза, но бюрократические препоны и политическая конъюнктура того времени не позволили боевому командиру заслужено получить это высокое звание - орден Ленина ему вручили без звезды Героя.
236 ЗРП за этот же период сбил 70 самолетов противника, израсходовав при этом 120 ракет. Расход менее 2-х ракет на 1 самолет (при норме 3) - это была по-настоящему снайперская работа.
Успешное применение советских зенитных ракет во Вьетнаме повергло американцев в шоковое состояние, особенно летный состав - господство в воздухе и безнаказанность бомбардировок Северного Вьетнама для них закончились.
А главное, советские ЗРК подорвали боевой дух американских летчиков. Одно дело - летать высоко в облаках на пределах досягаемости зенитного огня, и безнаказанно бомбить беззащитные города. И совсем другое - знать, что из этого боевого вылета ты можешь не вернуться… Опасаясь новых потерь, американцы вынуждены были на две недели полностью прекратить бомбардировки территории ДРВ и направлять туда для определения зоны действия зенитных ракет только беспилотные самолеты-разведчики, которые также успешно сбивались ракетчиками.

Ракетные засады

По штату огневой дивизион ЗРП С-75 имел 6 пусковых установок, станцию наведения ракет (СНР) и станцию разведки и целеуказания (СРЦ). В условиях горной местности и труднопроходимых джунглей Вьетнама он был слишком громоздким для вьетнамской тактики «засад» и на практике чаще использовался «облегченный дивизион» с двумя-тремя пусковыми установками, без СРЦ и других вспомогательных подразделений. Такой вариант хоть и позволял дивизиону сворачиваться всего за 25 - 30 мин., но из-за отсутствия зонного прикрытия и невозможности обстрелять цели 2-го и следующих эшелонов, дивизион становился значительно более уязвимым. Так в июне 1971 г. были выведены из строя 8 дивизионов ЗРК, причем два из них – полностью уничтожены.
Тем не менее, ракетчики успешно применяли тактику действия из засад; быстро меняя позицию после каждого боя и искусно маскируясь, ЗРК встречали самолеты противника там, где они никак не ожидали встречи с советскими ракетами. В засады выхо-дили как смешанные группировки, так и одиночные ЗРК. Эта тактика запутывала разведывательные данные американской воздушной разведки, давала возможность наносить неожиданные эффективные удары по воздушной группировке, держать их в постоянной напряженности, заставляла тратить значительное количество сил, средств на разведку и обеспечение выполнения воздушной операции, т. е. практически повышала сопротивляемость ПВО ДРВ.
На только что оставленных зенитно-ракетными дивизионами позициях вьетнамцы очень искусно оборудовали ложные ракетные позиции. Слегка замаскированные, окрашенные известью бамбуковые «ракеты» и макеты кабин СНР, были хорошей приманкой и настоящим капканом для авиации противника. Как правило, капкан срабатывал на следующий же день после ракетных пусков. При налете на ложную позицию американцы теряли еще несколько самолетов, так как такие позиции прикрывались ствольными зенитными батареями с хорошо обученными вьетнамскими расчетами, эффективно действующими по низколетящим целям.
Находясь в засаде недалеко от разбомбленного г. Фули, наш 61-й зенитно-ракетный дивизион 236 ЗРП под командованием майора Проскурнина Ивана Константиновича и капитана Хо Ши Хыу в своем первом бою в ночь с 11 на 12 августа 1965 г. 3-мя ракетами сбил 4 американских самолета. Офицером наведения 61-го дивизиона был лейтенант Константин Каретников, операторами ручного сопровождения - ефрейторы Николай Волков http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto40.html, Александр Бурцев и Тарзан Черквиани, а техником координатной системы - лейтенант Нгуен Ван Тхан – будущий Командующий ПВО и ВВС ВНА. Ниже привожу более подробное описание тех событий.

Подготовка боевой позиции

С наступлением первых сумерек, соблюдая полную светомаскировку, мы приступили к работам по подготовке заранее выбранной для дивизиона позиции, а часа через три американские самолеты начали бомбить находящийся в 8 км восточнее нас г. Фули.
Периодически сбрасывая на парашютах светящиеся авиабомбы, время горения которых 5-8 минут, американцы, чувствуя свою полную безнаказанность, методически и хладнокровно бомбили этот давно уже оставленный жителями мертвый город, используя его руины, как учебный полигон для отработки ночного бомбометания. Нам хорошо были видны светящиеся авиабомбы и слышны мощные взрывы.
Отбомбившись, самолёты разворачивались на обратный курс как раз над нашей позицией. На фоне уже начавшего светлеть неба хорошо просматривались их зловещие чёрные силуэты. Пронзительный шум реактивных двигателей над головой и доносившиеся взрывы сброшенных на город бомб усиливали чувство тревоги и опасности, как бы предвещая то, «что день грядущий нам готовит». Вот в такой обстановке шла подготовка боевой позиции.
Позиция была очень удачной с тактической точки зрения, так как представляла собой пологий склон горы, перекрывающей идущее с юга на север ущелье. Это обеспечивало нам хороший круговой обзор в южном направлении. Но в инженерном отношении она оказалась очень трудной: гора имела уклон более 25°, и для каждой пусковой установки и кабины пришлось делать уступообразные горизонтальные площадки.
Вертикальная стенка уступа площадки под пусковую достигала двухметровой высоты. Грунт был каменистый, а вгрызаться в него пришлось с помощью обычной кирки и лопаты, поэтому подготовка позиции отняла много сил и времени.
По призыву уездного комитета партии на помощь нам пришли все, кто мог - женщины, дети, старики. С корзинами на коромыслах для переноски земли, с мотыгами, кайлами и лопатами они дружно включились в работу. Были среди них и жители общины Зашон, в которой мы отдыхали накануне. Вот пожилой старик Ву Ань, который утром давал мне тазик для умывания. Как старый знакомый, приветливо улыбаясь, он просит показать, на какую глубину снимать грунт в центре будущей площадки. Объясняю, что грунт придётся снимать слоями на глубину штыка и относить на южную часть площадки для отсыпки подъездов к ней. Ву Ань понимающе трясет жиденькой бородкой и грозит кулаком с ревом проносящемуся над нами самолёту.
- Май бай ми гет! ( Американскому самолету конец!)
Вот молодая, симпатичная женщина Лиен. Она пришла помогать нам вместе с двенадцатилетним сынишкой Доном. Ловко орудуя мотыгой, Лиен откалывает куски каменистого грунта, а Дон быстро наполняет ими корзинки, подвешенные к коромыслу. Другая женщина относит их и, не снимая коромысла с плеч, высыпает грунт в отвал.
Работа пошла веселей, а люди всё подходили и подходили на помощь. Позиция напоминала большой, растревоженный муравейник.
Всего в ту ночь нам помогали подготовить позицию не менее трехсот человек гражданского населения, и только благодаря их помощи, к утру, позиция была готова. Мы начали разворачивать технику. Несмотря на бессонную ночь и усталость, местные жители не хотели уходить с позиции, и с интересом наблюдали за происходящим, рассматривая диковинные штуки - ракеты, необычные машины, тягачи, пусковые установки и нас - советских ребят.
Особую любознательность, как всегда, проявляли мальчишки. В этих местах они и автомобиль-то нечасто видели, а тут настоящая ракета, которую даже руками можно потрогать. Для них это был настоящий праздник.
Но усталость брала свое, и к пяти часам утра с позиции потянулись вереницы людей, возвращающихся домой после тяжелой, ночной работы. Уходя, они очень просили нас сбить хотя бы один самолет и обязательно показать им его обломки, потому что, как сказала Лиен: - Нам от них никакого житья нет. Каждый день и ночь бомбят и бомбят проклятые. Ничего не боятся.
Мы пообещали обязательно выполнить их просьбу. На прощанье я подарил Дону на память значок с изображением Гагарина, чему он был безмерно рад. Зажав значок в маленьком кулачке, Дон помахал нам на прощанье рукой и прокричал:
- Льенсо! Гага-рин! Ракет, хо-ро-шо! До-ви-даня!
С уходом наших добровольных помощников, перелопативших за ночь горы каменистой земли, позиция приняла, наконец, надлежащий вид. Несмотря на валящую с ног усталость, действия личного состава дивизиона обрели строгую логику и целенаправленность.
В ночных условиях определить горизонтальность уступообразной площадки было сложно, и я применил в качестве уровня, заранее припасённую, ровную двухметровую доску и наполненную водой бутылку из-под лимонада. С помощью этого «уровня», нам быстро удалось уменьшить отклонение площадки от горизонтали до трёх градусов, что вполне соответствовало требованиям. В дальнейшем такой «уровень» нашел широкое распространение, но иногда его успешно заменяла пара вёдер воды, вылитых на площадку.
Учитывая каменистость грунта, а главное, чтобы сократить время снятия с позиции после боя, мы пошли на небольшую хитрость: сошники крепления пусковой и подъездных мостиков забили только на половину их высоты. Такой сошник легко и быстро извлекается с помощью ваги, и на каждом сошнике мы экономили 2-3 минуты.
Были у нас и другие «солдатские секреты» быстрого перевода техники из походного в боевое положение и обратно, «хитрые» приемы сокращения времени выполнения других нормативов, но их выдавать я не буду.

Последние приготовления

Наконец, техника развёрнута. Осталось подключить кабели управления и электроснабжения. Для защиты кабелей от огненной стартовой струи ПРД нужно прокопать неглубокую канавку длиной около десяти метров. На эту работу навалились из последних сил. Вижу как Лай, сидя на корточках, долбит грунт, ударяя киркой всё реже и реже... Последний удар и кирка замерла. Усталость взяла верх и обессиленный Лай уснул с киркой в руках. Тхань отправил его в палатку отдыхать. Наконец-то мы «добили» канавку и состыковали кабельные разъёмы. Пусковая установка «ожила».
Сделали горизонтирование, ориентирование, выставили углы заряжания, провели автономный контроль и контроль функционирования СУС (системы управления стартом) – все в норме. Подогнали ТЗМ и зарядили пусковую. Часы показывали 5-30 утра. По телефону доложил командиру:
- Пятая в боевом положении. Пусковая заряжена. Борт состыкован.
- Принято. Проверь, как там на шестой? Помоги, если надо.
По склону горы, засаженной молодыми деревцами папайи, карабкаюсь на шестую. Там ребята как раз заряжают пусковую.
- Ну как тут у вас? - спрашиваю их.
- Тяжело, - отвечает Ахунов. - Второй раз заряжаем. Первый раз балку ТЗМ не смогли развернуть. Ракета уперлась трубкой ПВД в вертикальную стенку. Пришлось срубать ещё сантиметров восемь.
- Да, вам не позавидуешь. У нас на пятой удачно получилось - ракета сразу стала на место.
Убедившись, что на шестой всё в порядке, я возвращаюсь к себе на пятую. От усталости подкашиваются ноги, ломит спину, а пальцы рук невозможно разогнуть. В это время завыла сирена:
- «Боевая тревога»!
Смотрю на часы. Они показывают ровно 6-00 утра.

Воздушная «карусель»

Быстро готовим ракеты к пуску и спускаемся к подножию горы.
Докладываю комбату:
- Третий взвод в укрытии.
Хотя на самом деле никакого укрытия ещё нет.
- Принято. С моря на север идёт группа целей. Дальность 240.
Прикидываю: минут через 10-15 цели войдут в зону. Нужно отрыть, хотя бы неглубокие щели-укрытия. Земля здесь, менее каменистая, чем на горе, но без кирки и лома дело не идёт.
Через полчаса дали команду «Отбой» - цели, не входя в зону пуска, повернули на восток и обошли нас слева. Минут через двадцать снова завыла сирена, но и на этот раз самолёты не вошли в зону. Эта воздушная карусель продолжалась весь день. Восемнадцать раз по тревоге мы становились на свои боевые места и с нетерпением ждали команду «Пуск». Восемнадцать раз наши нервы были напряжены до предела, и каждый раз вместо команды «Пуск» звучала команда «Отбой»: за 1-2 минуты до вхождения в зону, самолёты резко меняли курс, обходя нас, то справа, то слева или даже поворачивая обратно.
Анализируя обстановку, мы предположили, что ночью американские лётчики, разворачиваясь над нами после бомбардировки города Фули, всё же смогли засечь позицию и теперь прощупывают нашу зону, рассчитывая, что у нас сдадут нервы и мы выдадим себя преждевременным пуском. Самолёты шли группами по 2, 4, 6, а то и по 8 штук с интервалом 15-30 минут. В тот день мы трижды садились обедать. Три раза наш скромный обед прерывался сиреной, и мы, бросив всё, бежали к пусковым и кабинам. Заканчивать обед пришлось прямо у пусковых и кабин.
К вечеру американцы стали появляться в воздухе реже, притом ближе семидесяти километров не подходили. Поужинать нам удалось более, менее спокойно.
Начали готовиться к ночлегу. Вьетнамские расчеты установили свои палатки недалеко от вырытых днём щелей, а мы, в целях рассредоточения - чуть повыше, на противоположной стороне склона. Когда закончили обустройство, было около восьми часов вечера... Стало уже совсем темно.
Переданный накануне прогноз погоды обещал ночью тропический ливень со шквальным ветром, и мы тщательно, на все застёжки, зачехлили все пусковые с ракетами общими, большими чехлами. Шесты для сбрасывания чехлов предусмотрительно вставили в их карманы. От усталости слипались глаза - за прошедшие сутки нам удалось вздремнуть лишь по полчаса прямо у пусковых, на чехлах.
Поужинали, выставили часовых и пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по палаткам отдыхать.

Ночной бой

Уснул я мгновенно... Сквозь сон слышу вой сирены и не могу понять: снится мне это или сирена взвыла на самом деле? Она ведь за целый день нам «все уши прогудела».
Понимаю, что это не сон. Вскакиваю, толкаю ребят:
- Подъем! Готовность №1!
Хватаем одежду, каски и, на бегу одеваясь, быстрей к пусковым. В темноте продираюсь через низкорослые деревца наверх. Вот и пусковая. На ощупь начинаю расстегивать застежки. Руки действуют автоматически. Через 15 секунд все застёжки свободны. Нужно сбрасывать чехол, но где же Тхань с расчётом? Почему их так долго нет? Одному ведь чехол не сбросить. Ждать больше нельзя. Бегу за расчётом к их палатке. Вот и место, где мы расстались накануне вечером... Но что за чёрт - палатки на месте нет. Невдалеке слышу звуки гремящих кастрюль. Бегу на этот звук. Там должна быть палатка вьетнамских поваров из хоз. взвода.
Подбегаю к палатке. К счастью повара оказались на месте. Спрашиваю:
- Где стартовый расчёт?! Куда исчезла их палатка?!
Вьетнамцы удивленно смотрят на меня, потом, поняв в чём дело, показывают в сторону возвышенности:
- Там! Туда!
Бегу в указанном направлении. Метров через сорок действительно натыкаюсь на палатку. В ней вовсю трезвонит телефон, а сама палатка ходит ходуном. Соображаю, что ребята спросонья никак не могут в темноте найти выход. Выдергиваю угловой колышек и откидываю угол палатки. В открывшийся просвет друг за другом выскакивают ребята.
- Бегом на пусковую! - кричу я, - Быстрее! Быстрей наверх!
Тхань с ребятами, чувствуя вину за задержку, несутся наверх со всех ног. Подбегаем к пусковой.
- Расчехляй! Раз - два, взяли!
Шестами дружно сбрасываем огромный чехол на землю. Время рекордное. Быстро выполняем каждый свои операции подготовки к пуску. Счёт идёт на секунды.
- Мот саум! ( Первый готов!)
- Хай саум! (Второй готов!
- Ба саум! (Третий готов!) - чётко докладывают номера расчёта.
Проверяю положение датчиков, состыковываю разъём борта ракеты с пусковой установкой. Докладываю в кабину «С»:
- Пятая в боевом положении!
- Принято! Даю подготовку.
В трубке слышны переговоры по ГГС (Громкоговорящая связь):
- Азимут сто двадцать, дальность тридцать два.
- Перейти на АС! (Автоматическое сопровождение)
- Есть АС!
Командую:
- Расчёт в укрытие!
Едва успеваю бросить трубку и захлопнуть крышку люка, как прошла команда «Синхронизация» и пусковая с ракетой начала отрабатывать заданные углы. Кубарем скатываемся вниз, к щелям. По телефону докладываю:
- Третий взвод в укрытии!
- Принято!
- Групповую цель уничтожить! Тремя, очередью, темп шесть! Первая пуск! - слышу по ГГС бас командира майора Проскурнина.
- Есть, первая пуск! – докладывает офицер наведения лейтенант Каретников.
Оглушительный взрыв пригибает нас к земле. Ракета, огненной стрелой пробивая тёмный небосвод, стремительно удаляется в южном направлении. За ней вторая, третья...
- Есть захват!
- Есть наведение! - идут по ГГС доклады операторов и офицера наведения.
Сверху на нас градом посыпались камни, подброшенные при старте ракеты на несколько десятков метров струёй ПРД. Удары по спине довольно ощутимые, хорошо, что голова защищена каской.
Сброс ПРД: первого, второго, третьего. Три красноватые точки ракет одна за другой уходят вверх.
- Есть команда «К3»! (Команда на запуск радиовзрывателя).
Яркая вспышка больно резанула глаза.
- Первая, есть подрыв! Цель уничтожена! - слышен взволнованный голос офицера наведения лейтенанта Константина Каретникова.
- Вторая, есть подрыв!
- Третья, есть подрыв! Групповая цель уничтожена! Расход три.
Самолёты, взрываясь, разваливаются на горящие куски, дымящим шлейфом прочерчивая траекторию падения.
Полнебосвода охвачено пламенем. Постепенно пламя сменяется огромным столбом дыма, бурым в отсветах зарева. Картина впечатляющая.
От увиденного ребята никак не могут придти в себя. Радостно жмём друг другу руки.
- С первой победой!
Но время дорого.
- К пусковой! - подаю команду, и мы снова мчимся на пусковую.
При старте ракеты газовой струёй сорвало с места и отбросило далеко в сторону один из подъездных мостиков. Находим его метрах в пятнадцати и быстро устанавливаем на место. Что-то долго не подъезжает ТЗМ с новой ракетой. Бегу к месту стоянки ТЗМ. Это рядом, под уклоном.
ТЗМ стоит на месте. Дверца кабины не заперта. Водителя в кабине нет.
- Что за чёрт! - выругался я про себя. - Теперь водителя придётся где-то разыскивать.
Сажусь в кабину. Ключ в замке. Включаю зажигание, нажимаю стартёр. Двигатель заработал и тут из-под колес выскакивает испуганный водитель Хай.
Пуски ракет он принял за взрывы бомб и спрятался в «надёжное место» - под ракету. Уступаю ему место водителя. Загоняем ТЗМ на подъездные мостики. Разворачиваем балку и тут обнаруживается, что трубка ПВД (приемника воздушного давления) ракеты миллиметров на 50 задевает за вертикальную стенку выступа площадки – в темноте мы подогнали ТЗМ слишком далеко от пусковой. Подъезжать второй раз нет времени.
Хватаем лопаты, кирку и торопливо вырубаем в стенке канавку на высоте прохода ПВД. Через 3 минуты всё готово. Подаю команду расчету:
- Заряжай!
Быстро заряжаем ракету, состыковываю борт ракеты с пусковой.
- Пятая готова! - докладываю в кабину «С».
- Принято. Всем оставаться на местах! - поступила команда. Но стрелять не пришлось, так как целей в воздухе больше не было. Четыре самолета, шедшие на нас плотным строем на высоте трёх тысяч метров, были сбиты тремя ракетами. Это произошло 11 августа 1965 года в 23-50 в деревне Зашон, волости Сиктхо, уезда Завьен, провинции Ниньбинь.
Выждав ещё полчаса, командир принял решение оставить позицию. При свертывании выкладывались из последних сил: в груди все горело, пот катился ручьями, а сердце колотилось так, что казалось оно вот-вот выскочит из груди. Со всех сторон из темноты доносилось русское «Давай! Давай!» и вьетнамское «Хай! Ба!». Через сорок минут после команды «Отбой-поход!» дивизион уже был на колёсах и уходил в джунгли. (По нормативам на свертывание дивизиона требовалось 2 часа.) Это был первый бой и первая Победа нашего 61-го дивизиона, который первым получил впоследствии звание «Героический».

Благодарность крестьян

Пока мы снимались, на позицию (как и предыдущей ночью) шли жители окрестных деревень, разбуженные грохотом боя и фейерверком из горящих самолетов. Они поздравляли нас с победой и сердечно благодарили:
- Спасибо, что вы, наконец, сбили эти проклятые самолёты. Они не давали нам покоя ни днём, ни ночью.
Многие несли подарки: апельсины, бананы, плоды хлебного дерева. Мы были тронуты таким вниманием. Я и сейчас помню благодарный, наполненный печалью взгляд женщины по имени Лоан, теплое пожатие ее натруженных, крестьянских рук и взволнованный рассказ:
- Спасибо! Вы отомстили за моих мальчиков. Прошлой осенью американцы бомбили нашу деревню. Первая бомба попала прямо в школу… Никто не успел выскочить. Погибли все… Погибли и двое моих мальчиков. Им было 11 лет. Их отец, Зиен, погиб еще в 1954 году в войне с французами. Он так и не узнал, что у меня родились близнецы... А теперь вот нет и их, моих дорогих мальчиков... Проклятые американцы! – с гневом и дрожью в голосе сказала она. - Возьмите мандарины, пожалуйста. Очень вкусные мандарины. Тинь и Нам очень любили мандарины...
Чем могли мы помочь этой несчастной женщине, как утешить других матерей погибших школьников? Только результативными пусками наших ракет. Поблагодарив всех, кто пришел поздравить нас с победой, за подарки и угощения, мы двинулись в обратный путь.
По дороге я выяснил у Тханя причину ночного перемещения их палатки. Оказалось вечером, уже после моего ухода, опасаясь, что палатку может залить обещанный синоптиками тропический ливень, они перенесли ее на более высокое место. Меня же Тхань не предупредил о своем «переселении», потому что не хотел будить. Сами же они, измотавшись за сутки, уснули так крепко, что даже сирену не услышали. Разбудил их только телефонный звонок из кабины «С».
Через час дивизион укрылся в неширокой лощине между гор.
Рассредоточив и замаскировав технику под кронами деревьев, мы провели там весь следующий день под звуки далеких взрывов бомб и зенитных снарядов, периодически доносившихся со стороны оставленной нами позиции.
По дну лощины протекал небольшой ручеёк с холодной родниковой водой, а немного выше по течению мы обнаружили и его исток. Родник был обустроен: исток углублен и обложен камнем и, видя это, мы не побоялись попробовать воду из открытого источника. Родниковая вода оказалась приятной на вкус, чуть солоноватая она напоминала минеральную. Целый день мы пили её почти непрерывно. Вкус той прохладной, освежающей в тропическом зное родниковой воды я помню до сих пор. Много позже подобную воду мне пришлось пить из родникового ручья, текущего в Лену по её крутому правому берегу южнее города Ленска, где базировался наш студенческий строительный отряд ЭАПТФ МЭИ знойным летом 1969 г.

Бамбуковые «ракеты»

Уезжая, мы видели, что только что оставленную нами позицию занимал «ракетный дивизион» на крестьянских повозках.
Каркасы корпусов этих ракет были сделаны из расщепленных бамбуковых прутьев, обтянутых циновками из рисовой соломы. Выкрашенные известью, они имели почти парадный вид и сверху мало отличались от настоящих. Такие «ракеты» устанавливались на позиции, соединялись веревочной «системой управления», обеспечивающей имитацию выполнения команды «Синхронизация». «Система управления» приводилась в действие одним человеком, сидящим в глубоком укрытии далеко от позиции. С использованием умелой маскировки создавалось полное впечатление действующего зенитно-ракетного комплекса.
В оборудовании ложных позиций вьетнамцы достигли настоящего искусства. Мы даже сами с расстояния более двухсот метров не могли отличить эти макеты от настоящих ракет. Также правдоподобно выглядели и ложные батареи ствольной зенитной артиллерии, оборудованные недалеко от настоящих. Стволы зениток таких батарей также были сделаны из толстых, выкрашенных черной краской, бамбуковых стволов. Можно себе представить удивление, а вероятнее всего испуг американского аса, когда после взрыва только что сброшенной им с самолета бомбы, такая «ракета» подбрасывалась отраженной взрывной волной на несколько метров в воздух, а затем удерживаемая веревками, как ни в чем не бывало, плавно опускалась на землю. Кстати, осколки, прошивая такие «ракеты» насквозь, не причиняли им особого вреда. Небольшой ремонт и «ракета» опять, как новая.
Обратный путь мы проделали значительно быстрее, так как двигались не только ночью, но и днем, не опасаясь быть обнаруженными. Американцы были ошарашены неожиданным исчезновением четырех своих самолетов в районе, где до этого они летали совершенно безнаказанно. Позже нам стало известно от вьетнамских товарищей, что американцы, обнаружив с помощью беспилотного самолета-разведчика нашу, теперь уже ложную, позицию, клюнули на эту приманку.
Позицию 61-го дивизиона прикрывали 23 батареи зенитных орудий калибра 37, 57, 100 мм и 3 батареи ЗПУ – всего более 100 стволов – создавшие сокрушительную плотность заградительного огня. Для американских пилотов это был настоящий капкан, в котором приманкой служили бамбуковые «ракеты». На следующий день ствольные зенитные батареи, прикрывавшие ложную позицию ЗРК, сбили еще 3 самолета противника. Один из пилотов со сбитого самолета успел катапультироваться и был взят в плен. Он-то и поведал на допросе о своих впечатлениях при бомбардировке оставленной нами позиции:
- Происходило что-то невероятное. Я думал, что у меня начались галлюцинации: сбрасываю бомбы, вижу их разрывы рядом с ракетными площадками, но ракеты, словно завороженные, остаются неуязвимыми, только подпрыгивают как-то странно. Делаю второй заход - результат тот же. На выходе из пике меня срезали зенитчики. Успел катапультироваться. На земле меня сразу окружили вооруженные крестьяне. Мне ничего не оставалось, как поднять руки.
Разобравшись, что позиция ложная и не обнаружив поблизости настоящих ракет, американцы недоумевали, откуда же стартовали ракеты, уничтожившие сразу четыре самолёта в ночь с 11 на 12 августа. То, что это были ракеты, сомнений у них не возникало - обстоятельства исчезновения самолётов говорили сами за себя.
Через три дня радио «Голос Америки» передало следующее сообщение: «В Северном Вьетнаме применён новый тип советских ракетных комплексов класса земля-воздух, которые могут вести огонь из-под Ханоя по самолетам находящимся в зоне, прилегающей к 17-й параллели».
Должен сказать, что наш 61 дивизион под бомбежки не попадал: обычно сразу после пуска ракет мы успевали свернуть технику и уйти с позиции, в несколько раз перекрывая норматив сворачивания дивизиона в походное положение. Иначе было нельзя — по выявленным позициям ЗРК американцы тут же наносили ракетно-бомбовые удары.

Приезд Президента Хо Ши Мина

После первой успешной засады наш дивизион благополучно возвратился под Ханой и снова стал на боевое дежурство. Первые несколько дней американцы совсем не показывались в воздухе. Потом начали появляться беспилотные самолеты-разведчики, которые мы старались сбивать без промаха, так как они непрерывно вели передачу информации о пролетаемой территории.
Через несколько дней - 26.08.65 г. - к нам на позицию на советской «Победе» приехал Президент ДРВ Хо Ши Мин http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto1.html. Был он в простой крестьянской одежде светло-коричневого цвета и в сандалиях на босую ногу.
Сопровождали Президента представители Командования ПВО, вьетнамские корреспонденты и несколько охранников. Осмотрев технику и понаблюдав за боевой работой стартового расчета ст. сержанта Делова, Президент поздравил дивизион с первой победой, поблагодарил нас за помощь в борьбе с американским агрессором, а на прощанье, пожав каждому советскому специалисту руку, сказал несколько слов по-русски:
- Спасибо вам за такую эффективную помощь. Желаю вам крепкого здоровья и новых побед! Вы сбили тремя ракетами 4 вражеских самолета, и я бы пожелал вьетнамским зенитчикам-артиллеристам брать с вас пример и сбивать четырьмя снарядами хотя бы один американский самолет, - с улыбкой закончил он.
Конечно, это была шутка Президента - по статистике во время ВОВ на один сбитый самолёт в среднем расходовалось около 400 снарядов.
Приезд Президента Хо Ши Мина на ракетную позицию 61-го дивизиона 236-го ЗРП снимался вьетнамскими фотокорреспондентами и кинооператорами, но сохранились ли эти исторические кадры, неизвестно Впоследствии 61 дивизион первым в ЗРВ ВНА получил высоко звание Героический. По данным первого командира 61 дивизиона ст. полковника Хо Ши Хыу, ставшего затем командиром 236 ЗРП и закончившего службу в должности начальника Оперативного управления ПВО и ВВС ВНА, в годы войны 236 полк сбил 196 американских самолетов, в т.ч. 9 стратегических бомбардировщиков В-52. Полк также первым среди ЗРП ВНА получил звание Героический.

Изменение тактики

После проведения вьетнамскими расчетами нескольких успешных боев под контролем СВС, часть советских специалистов снималась с боевых позиций и приступала к обучению личного состава нового зенитно-ракетного полка. В допущенных к самостоятельным боевым действиям вьетнамских ЗРП оставались небольшие (10-12 чел.) комплексные группы из наиболее опытных советских военнослужащих, выполнявших роль инструкторов-наставников, ремонтников и советников одновременно. Это был своеобразный инженерно-интеллектуальный центр полка. В дальнейшем подготовка вьетнамских ракетчиков велась по такой же схеме и методике.
Применение советских ЗРК во Вьетнаме привело к резкому снижению эффективности налетов американской авиации на территорию ДРВ и заставило американцев спуститься со средних высот (3-5 тыс.м.) на низкие (100-200 м.), где они стали более уязвимыми для ствольных зенитных средств ПВО Вьетнама.
Американские лётчики были опытные и хорошо подготовленные к ведению боевых действий. Они быстро меняли тактику, активно применяли всевозможные помехи, противорадарные ракеты «Шрайк».
Широкое применение постановщиков пассивных и активных помех при налетах не помогало американцам и они вынуждены были постоянно искать и применять новые тактические приемы и технические средства подавления дивизионов ЗРК. Это было постоянное противоборство противников, с оперативным реагированием на каждый шаг другой стороны.
Вот что писала об этом американская газета «Дейли Ньюс»: «Зенитно-ракетные войска Вьетнама являются самым грозным оружием, с которым когда-либо сталкивались американские лётчики. Никакое другое противосамолётное оружие не обладает даже приблизительно такой вероятностью поражения. На высоте более 5 тыс. футов (1,5 км) точность ракет очень велика, несмотря на наши попытки создать помехи. Для выполнения задания американские пилоты вынуждены совершать полёты значительно ниже этой высоты и таким образом делать себя уязвимыми для огня зенитной артиллерии».
Зенитные ракеты оказывали сильнейшее деморализующее воздействие на американских пилотов и были случаи, когда они катапультировались сразу же после фиксации бортовой аппаратурой ракетного старта. Американские летчики очень боялись встречи с советскими ракетами и некоторые из них отказывались лететь бомбить территорию Северного Вьетнама, несмотря на то, что им вдвое увеличили доплату за каждый боевой вылет. Между собой они окрестили зону действия наших ЗРК «Зоной-7». На американском слэнге это – семь досок для гроба, а ракеты назвали «летающий телеграфный столб», от которого трудно увернуться.
Командованию ВМС США пришлось заменить часть летного состава авианосцев и только после этого ожесточенные бомбардировки ДРВ возобновились. При этом одной из главных задач авиации США стало обнаружение и уничтожение зенитно-ракетных дивизионов любой ценой.

Условия работы

Ввиду сложившейся в тот момент тяжелой военной обстановки - ежедневные массированные бомбардировки американской авиацией территории Северного Вьетнама - обучение вьетнамских ракетчиков велось в форсированном режиме, непосредственно на боевых позициях по принципу «Делай как я». Работать приходилось при сорокаградусной тропической жаре и 100% влажности по 14 - 15 часов в сутки (даже ночью температура ниже 30оС не опускалась).
Все советские военные специалисты – солдаты, сержанты и офицеры - находились в одинаковых условиях и переносили те же лишения и трудности. В кабинах СНР термометры зашкаливали. Уже через час после включения аппаратуры столбик термометра упирался в цифру 70оС и больше не опускался до её выключения, а работала СНР в боевом режиме по 10 - 14 часов в сутки. Под креслами операторов кабин стояла лужа пота, как будто кто-то вылил ведро воды. На старте было чуть попрохладнее, но физические нагрузки при боевой работе были неизмеримо выше.
Наш быт также практически ничем не отличался. Офицеры жили в другом помещении, но в точно таком же, будь-то кирпичное строение, хижина из бамбука или обычная походная палатка, иногда, почему-то, в зимнем исполнении. Питались мы из одного котла. Самые большие трудности - невыносимая жара и высокая влажность. У некоторых наших людей просто не выдерживали почки, хотя раньше медицина их признавала вполне здоровыми.
Пожалуй, одна из самих тяжелых операций после развертывания техники в боевое положение и снятия дивизиона после боя - это заправка ракет окислителем. Представьте: в условиях 35-градусной жары надеваешь на себя защитный костюм из шинельного сукна, обшитого спереди прорезиненной тканью, высокие резиновые сапоги под брюки, противогаз и прорезиненный капюшон, резиновые перчатки. И в этом «скафандре» минимум 40 минут интенсивно крутишь вентили, работаешь ключами, подсоединяешь-разъединяешь шланги. Пот течёт ручьём. Минут через 20 в сапогах и в перчатках начинает хлюпать. Стоит полное безветрие. Окислитель, с шумом переливаясь в горловину бака ракеты, густым бурым облаком высокотоксичных паров постепенно обволакивает тебя с ног до головы, впитываясь в пропотевшую ткань защитного костюма. Через стёкла очков противогаза видишь, что всё вокруг тоже буреет. Наконец заправка закончена. Сбрасываешь перчатки, снимаешь противогаз, сливая из маски пот, затем стягиваешь промокший и потяжелевший от пота защитный костюм. Из каждого снятого сапога тоже сливаешь по полстакана пота. Лицо красное, будто ошпаренное кипятком. Всё тело жжёт, как от крапивы. После каждой заправки-слива заправляющий терял почти килограмм собственного веса.
В августе-сентябре 1965 г. в районе Ханоя был развернут 2-й – 238-й ЗРП - командир полка Баженов Н.В. - в составе 4-х (81, 82, 83 и 84) огневых дивизионов и технического дивизиона, командирами дивизионов были соответственно майор Терещенко А.Г., подполковник Лякишев Иван Андреевич, майор Рыжих Гавриил Семенович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory18.html, подполковник Борисов и капитан Богданов Юрий Петрович.
20 сентября 1965 г. 83-й дивизион под командованием майора Рыжих Г.С. (офицер наведения лейтенант Опарко Анатолий Николаевич) провел три боя и сбил 3 самолета противника.
Не менее успешно действовали и другие дивизионы 238 ЗРП. Так 1 октября 83 дивизион подполковника Борисова провел два боя, в которых сбил 2 самолета, а 5 октября 81 дивизион майора Терещенко А.Г. уничтожил 4 самолета.
17 октября 82 дивизион под командованием подполковника Лякишева, подвергшийся бомбовому удару американской авиации, не дрогнул, восстановил боеспособность и через два часа уничтожил 2 самолёта противника.
В последующих боях все боевые расчеты огневых дивизионов 238 полка действовали вполне успешно:
- майор А. Г. Терещенко провел 11 боев и сбил 10 самолетов;
- майор Г.С. Рыжих - 9 боев - 8 самолетов;
- инженер-капитан Ю.П. Богданов - 10 боев - 8 самолетов;
- подполковник Борисов – 7 боев – 5 самолетов;
- подполковник И.А. Лякишев – 8 боев – 5 самолетов;
- инженер-капитан Ю.К. Петров – 8 боев – 5 самолетов;
- ст. лейтенант В.С. Тихомиров - 6 боев - 5 самолетов;
- инженер-капитан А.А. Пименов - 2 боя – 2 самолета противника.
Офицеры наведения капитан В.А. Юрьев, ст. лейтенант И.Н. Прусов, лейтенант А.Н. Опарко сбили по 5 и более самолетов каждый. Выше всяких похвал работали стартовики под командованием капитана Н.А. Гелеверы, ст. лейтенанта Ю.А. Демченко, лейтенанта Ю.Н. Захмылова. Драматически закончился бой для 82 дивизиона в воскресенье 31 октября 1965 г., в котором он, уничтожив 2 самолёта противника ударной группы, сам подвергся бомбовому удару самолётов прикрытия. Была выведена из строя СНР, две пусковых установки, погибли и были ранены несколько вьетнамских военнослужащих.
Были также ранены двое советских военнослужащих срочной службы, один из них, рядовой Виталий Смирнов из Кемеровского полка – смертельно. Дома у него остались жена и маленькая дочка Наташа (в конце 2011 г. она через интернет связалась со мной и впервые узнала обстоятельства гибели своего отца из воспоминаний бывшего командира стартовой батареи группы СВС 238 ЗРП ВНА генерала Демченко Юрия Алексеевича http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory3.html). Особенно переживал гибель Смирнова капитан Богун Евгений Иванович, отбиравший Виталия в Кяхте и помнивший его слова: «Товарищ капитан, возьмите меня, я Вас не подведу».
Самоотверженно трудился специалист по станции разведки и целеуказания (СРЦ) лейтенант Булгаков В.Л., поддерживающий боевую готовность не только 238 полка, но и других. Это был тяжелый, бессонный труд, заслужено отмеченный орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу». Орденами Красного Знамени были также награждены командир полка полковник Н.В. Баженов, гл. инженер полка капитан А.Б. Заика, командир дивизиона полковник И.А. Лякишев, командир стартовой батареи ст. лейтенант Юрий Демченко, офицер наведения лейтенант Анатолий Опарко.
Общие результаты боевых действий 238 ЗРП в период с 20 сентября 1965 года (первый бой советских военных специалистов в составе 238 ЗРП) по 17 апреля 1966-го (последний бой под руководством советских военных специалистов) следующие: в 61 бою сбито 48 американских самолетов, израсходована 71 ракета.
Фактически на каждый сбитый самолет было израсходовано по полторы ракеты. Это очень высокий результат.
В последующем 238-й ЗРП вел активные боевые действия и за всю войну сбил 157 самолетов, в т.ч. первым сбил стратегический бомбардировщик В-52, а на боевом счету 82 дивизиона – 27 побед.
3 июля 1965 г. вышел приказ Министра Национальной обороны Вьетнама о формировании из ракетчиков, подготовленных 3-м Учебным центром, 3-го – 285-го ЗРП ВНА. Командовал полком капитан Ву Тхань, старшим полковой группы СВС 285 полка был полковник Завадский Казимир Владимирович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto3.html, а командиром СВС 71 дивизиона на первом этапе - подполковник Проскурнин И.К., затем капитан Богун Евгений Иванович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/oldfoto20.html.
В октябре 1965 г. 285 ЗРП в составе 71, 72, 73, и 74 огневых дивизионов приступил к завершающему этапу обучения с выходом на боевую позицию, а в январе 1966 г. 71 дивизион открыл свой боевой счет.
В сентябре 1965 г. Группу СВС во Вьетнаме возглавил генерал-майор Белов Григорий Андреевич. Группа специалистов ЗРВ ПВО продолжала работать под руководством полковника Дзызы А.М.
Как правило, Учебный центр формировался из личного состава одного зенитно-ракетного полка, но отдельные учебные центры комплектовались из сборного состава различных частей и соединений Войск ПВО страны, что, безусловно, замедляло учебный процесс в начале обучения вьетнамцев и несколько затрудняло слаживание советских боевых расчётов на заключительном этапе перед выходом ЗРП на боевые позиции. Об этом Старший Группы СВС во Вьетнаме генерал-майор Белов Г.А. в своём донесении в Генеральный штаб ВС СССР писал следующее: «Мы считаем, что опыт формирования учебных центров на базе одного зенитно-ракетного полка себя полностью оправдал. Труднее накопить и обобщить опыт, если мы будем комплектовать личный состав из разных соединений. Если есть возможность, то нужно посылать полки, которые будут в целом приобретать боевой опыт».
В начале 1966 г. на базе личного состава 260 (Брянского) ЗРП Московского округа ПВО - командир полка полковник Федоров Владимир Васильевич http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory39.html - был сформирован 4-й Учебный центр, в начале марта он прибыл во Вьетнам, а уже в мае в строй вступил 4-й – 274 ЗРП ВНА в составе 86, 87, 88, и 89 ЗРДн. Командир полка - майор Нгуен Нунг, старший полковой группы СВС - полковник Федоров В.В., гл. инженер - майор Петров Алексей Яковлевич http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory15.html.
Командирами дивизионов были соответственно майор Володин Иван Васильевич, подполковник Пожидаев Иван Егорович, майор Воробьев Сергей Трофимович, майор Саморуков Алексей Сергеевич и майор Задорин Борис Иванович. Офицеры наведения: капитаны Казаков Рим Александрович, Кульков Юрий Дмитриевич, ст. лейтенанты Щербаков Вадим Павлович и Романюк Владимир Михайлович.
Свой первый бой 88 огневой дивизион 274 полка под командованием майора Воробьева С.Т. провел в мае 1966 года. Командир дивизиона Воробьев С.Т. и офицер наведения Щербаков В.П. были награждены орденами Ленина.
04.07.1965 г. 89 ЗРДн под командованием майора Саморукова А.С. на малой высоте сбыл самолёт F-105, пилотируемый командиром авиакрыла подполковником ВВС США Г. Смитом.
На втором этапе после вывода дивизионов 274 ЗРП на боевые позиции, как и в первых трёх полках, в течение трёх месяцев боевые действия с американской авиацией вели только советские отлично подготовленные, слаженные боевые расчёты. Вьетнамские расчёты были дублёрами и находились рядом на рабочих местах. Их дальнейшее обучение, боевое слаживание и стажировка проводились прямо на боевых позициях.
Основной задачей на этом этапе было практически показать боевое применение нашей боевой техники в реальной обстановке, показать, как правильно вести стрельбы зенитными управляемыми ракетами, чтобы максимально реализовать боевые возможности зенитных ракетных комплексов (ЗРК) в борьбе с американской авиацией. За это время нашими расчётами 274 ЗРП было произведено 43 пуска ракет и уничтожено 23 самолета противника, в том числе такие самолёты, как F-105, F-4, А-6, А-7, ЕВ-66.
За мужество и героизм, проявленные в боях при отражении налётов американской авиации командир полка Федоров В.В., гл. инженер полка Петров А.Я., операторы ручного сопровождения СНР 274 ЗРП Лобода, Прохоров, Мельничук, старшие техники Г.А. Иванов, Н.Е. Бакулин, офицер наведения Р.А. Казаков, командир стартовой батареи В.П. Косарев были награждёны орденами Красного Знамени, командир стартовой батареи Шеломытов Г.Я. http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory17.html, инженеры-капитаны В.Е. Муравьёв, Г.М. Ефремов и начальник СРЦ А.В. Гусев - орденами Красной Звезды. Это были настоящие асы своего дела, достигшие упорным трудом, усердием и личным мужеством высочайших вершин боевого мастерства. Вот слова благодарности, сказанные в адрес советских военных специалистов командиром 274-го ЗРП ВНА майором Нгуен Нунгом в день их отъезда на Родину: «Мы никогда не забудем ваших усилий, которые вы приложили, обучая полк. Мы никогда не забудем совместно проведенных боев, в которых сражались плечом к плечу советские и вьетнамские воины. Мы учились у вас упорству в работе, мужеству и смелости в бою. Мы навечно стали боевыми друзьями. Мы всегда будем благодарны советскому народу за помощь, которую вы оказали нам».
В 1965-1967 гг. первые бои во вновь вводимых в строй ЗРП ВНА проводили советские боевые расчеты, а вьетнамские ракетчики, участвуя во всех операциях, были стажерами-дублерами. В последующих боях все операции по подготовке пуска и наведению ракет выполняли вьетнамцы, а советские ракетчики, подстраховывали их, оперативно исправляя возможные ошибки своих учеников, проводили глубокий анализ боя, устраняли неисправности техники, т.к. техническая подготовка вьетнамских расчетов была ещё недостаточна.
В марте 1966 г. начал формирование 5-й - 257 ЗРП в составе 76, 77, 78, 79 ЗРДн и ТДн. Командир полка майор Нгуен Хао Нам, старший полковой группы СВС полковник Певный Иван Иосифович. Командирами групп СВС дивизионов были капитан Гладышев Александр Павлович, майор Кургузов, майор Мазуренко, подполковник Павлов О. Первым провел бой 78 дивизион, в котором сбил 1 самолёт, а 7 августа 1966 г. в провинции Хабак свой первый бой принял 76 ЗРДн, сбивший (1300-й по счёту) американский самолет F-105, пилот которого катапультировался и был взят в плен ополченцами. За успешное ведение боевых действий и «увод» «Шрайка» от удара по станции наведения ракет (СНР) капитан Гладышев А.П. был награжден орденом Ленина, а офицер наведения ст. лейтенант Канаев В.М. – орденом Красного Знамени http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory19.html.
В апреле-мае 1966 г. из Советского Союза в ДРВ стали поступать в разобранном виде истребители МиГ-21 различных модификаций. Их сборка производилась под руководством советских военных специалистов и лётчиков-инструкторов, которые затем и «вывозили» вьетнамских лётчиков-истребителей на этих же МиГах.
Лётный и технический состав истребительной авиации ВНА готовился в Советском Союзе на базе Краснодарского лётного и Киевского инженерного авиационного училища, а также в специальном учебном центре КНР и непосредственно на территории Северного Вьетнама. На этот момент войска ПВО и ВВС Вьетнама уже имели все средства ПВО различных родов войск – ЗА, ЗРВ, ИА и РТВ. Обстановка требовала создания в войсках ПВО и ВВС ВНА единой организационной структуры общевойскового типа.
До этого в дивизии ПВО ВНА входили лишь зенитные артиллерийские полки, а также оперативно подчиненные им радиотехнические батальоны. В августе 1966 г. дивизии ПВО начали формироваться по образцу соединений ПВО СССР. В боевой состав дивизий ПВО вошли зенитные ракетные и зенитные артиллерийские полки с подразделениями связи. Подчинялись дивизии ПВО непосредственно командующему ПВО и ВВС ВНА. Истребительные авиационные и радиотехнические полки находились в непосредственном подчинении командующих ИА и РТВ соответственно, а уже через них они подчинялись командующему войсками ПВО и ВВС ВНА. Управление войсками стало осуществляться по единой централизованной схеме: ЦКП ПВО и ВВС – КП дивизий ПВО – КП полков – КП дивизионов. Эти меры повышали устойчивость управления войск на всех уровнях, создавались лучшие условия для решения сложных задач взаимодействия между ИА и ЗРВ (ЗА) и повышалось качество радиолокационного оповещения всех родов войск по единой схеме. В совокупности эти меры повышали эффективность боевого применения частей родов войск в общей системе ПВО страны.
В сентябре 1966 г. был сформирован 6-й - 275 ЗРП в составе 66, 67, 68, 69 ЗРДн. Нач. штаба полка капитан Тунг, старший полковой группы СВС подполковник Береговой Николай Никитович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory45.html . Командирами групп СВС огневых дивизионов был подполковник Коверда Н.М. и майор Числов Г.В. Первый бой 275 ЗРП провел 08.11.66 г. За год провел 54 боевые стрельбы, уничтожив 34 американских самолета.
Из статьи генерал-лейтенанта Ярошенко Владимира Серафимовича «ЗРВ – основа огневой мощи Войск ПВО страны» http://pvo.forum24.ru/?1-2-0-00000004-000-0-0-1324912608, работавшего в составе военной делегации в ДРВ в октябре 1966 г., возглавляемой генералом армии Батицким Павлом Федоровичем.
Самой многочисленной группой в составе делегации были специалисты ЗРВ: генерал-лейтенант С.Ф. Вихорь, полковник К.Т. Резаков, майор А.В. Сотников и автор статьи.
«В конце пребывания делегацию приняли одновременно три больших руководителя страны: премьер-министр, первый секретарь ЦК КПВ и председатель парламента (президент Хо Ши Мин был болен). Премьер Фам Ван Донг, поблагодарив за помощь ЦК КПСС и Советское правительство, с огорчением отметил, что ЗРК С-75 уже не обеспечивает эффективной борьбы с американскими самолетами. В связи с этим, руководство и народ ДРВ просит СССР поставить другое, более новое вооружение (намек был на ЗРК С-125). Оба других руководителя это выступление дружно поддержали. П.Ф. Батицкий, глубоко разобравшись в обстановке, понимая, что такой возможности пока нет, с блеском большого дипломата и чистосердечием порядочного человека выходит из довольно деликатного положения: - Дорогие товарищи! С 1964 до 1965 гг. американская авиация безнаказанно наносила удары с высот, превышающие возможности вашей ЗА (в основном малых калибров - В.Я.), нанося большой ущерб Республике и стремясь «вбомбить вьетнамский народ в каменный век» - вы помните это их обещание. Советский Союз не позволил американцам этого сделать, поставив братскому вьетнамскому народу ЗРК, истребители и направив тысячу своих лучших специалистов. С их помощью и при их участии ваши войска ПВО уничтожили до февраля этого года большое количество американских самолетов, согнав их со средних и больших высот на малые. Да, эффективность ЗРВ после модернизации американцами своего самолетного парка и ухода их на малые высоты существенно снизилась. В каждой войне такие периоды бывают. Но ведь теперь американские стервятники, спасаясь от огня ЗРВ, вынуждены брюхом ползать над самой землей, а вьетнамский народ получил возможность ножом вспороть это брюхо. И очень успешно это делает! Вы же посмотрите, как резко увеличилась (назвал цифры - В.Я.) эффективность стрельб вашей зенитной артиллерии! Теперь американские самолеты, не говоря уже о вертолетах, сбивают даже ополченцы из карабинов и автоматов. А что касается существующих проблем, то часть их мы уже решили на месте, а другую часть, особенно касающуюся необходимости модернизации техники, решат наши конструкторы, они такую задачу получат. Просто требуется некоторое время, и эффективность ПВО мы обязательно поднимем. СССР оказывает и будет продолжать оказывать вам всемерную помощь».
Во второй половине 1966 г. был сформирован 7-й - 278 ЗРП ВНА в составе 91, 92, 93 и 94 ЗРДн. Командир полка капитан Нгуен Зуе, старший полковой группы СВС полковник Суховеев И.Г. 22 октября 1966 г. 278 ЗРП провел свой первый бой.
В феврале 1967 г. в строй вступил 8-й - 263 ЗРП в составе 41, 42, 43, 44 ЗРДн и ТДн. Командир полка капитан Чан Тхань, старший полковой группы СВС полковник Ярославцев Алексей Дмитриевич. Командирами групп СВС огневых дивизионов был подполковник Бондаренко Игорь Владимирович http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory8.html, майор Новиков В.П., майор Якубов Рифкат Гареевич http://www.nhat-nam.ru/vietnamwar/memory46.html, майор Гнидин Владимир Иванович, ТДн - майор Филин Иван Сергеевич.
Во второй половине апреля 42 и 44 дивизионы успешно провели свои первые бои, а в воскресенье 21 мая 1966 г. 41 дивизион сбил два самолёта противника – истребитель F-105 и штурмовик А-6А. В этот период из Москвы поступила совершенно безграмотная рекомендация по борьбе со «Шрайками», которые предлагалось уничтожать зенитными ракетами. Кто-то из бывалых ракетчиков тогда очень точно сказал, что стрелять ракетой по «Шрайку» это все равно, что заставлять зенитчиков стрелять по бомбам, а не по самолетам, которые их сбрасывают.
Эффективная отражающая поверхность «Шрайка» очень мала и только опытный оператор по маневру самолета и всплеску отметки от цели на экране СНР мог определить начальный момент его отделения от самолета, поэтому ракетчики применяли верный, испытанный способ: резко поворачивали антенну кабины «П» по азимуту и выключали высокое напряжение. Секунд через 10-15 раздавался резкий хлопок – заморский «гостинец» взрывался в полукилометре от позиции, плюхнувшись в джунгли или в рисовое поле.
Вскоре решением командования ПВО ВНА, с целью усиления огневой мощи зенитно-ракетных полков за счёт их укрупнения до шести ЗРДн, 41-й и 43-й дивизионы 263-го полка вошли в состав 4-го (274-го) ЗРП, прикрывавшего дальние подступы к Ханою, а 42-й и 44-й ЗРДн были переданы в 1-й (236-й) полк, защищавший непосредственно столицу. Всего в течение 1966 г. в состав Войск ПВО и ВВС ВНА вошло еще пять ЗРП четырёхдивизионного состава, развернутых на прикрытии Ханоя, морского порта г. Хайфон дороги № 1 и аэродрома Кэп и в 4-й военной зоне (юг ДРВ), где был развернут 278-й ЗРП, прикрывавший «тропу Хо Ши Мина», ведущую в Южный Вьетнам.
В июле 1967 г. первый бой провел 9-й - 267 ЗРП в составе 51, 52, 53, 54 ЗРДн и ТДн. Командир полка капитан Чан Ням, старший полковой группы СВС полковник Ваганов Александр Николаевич. Командирами групп СВС огневых дивизионов был майоры Погребцов О.В., Бакланов Л.П., Нагорный П.И., Белоусов В.А., Мордвинцев В.Д.
22 мая 1967 г. во Вьетнам прибыл 10-й – 268 ЗРП в составе 31, 32, 33, 34 ЗРДн и ТДн, обучавшийся в учебном центре под Красноводском. Командир полка майор Куань Тхань Хуанг, старший полковой группы СВС полковник Журавлев Владимир Михайлович. Командирами огневых дивизионов были майоры Ле Тхань Ми, Лыа, Ле Шон. Командиром группы СВС 31 дивизиона был майор Букин П.И.
После получения техники полк был развернут под Ханоем и 24.10.67 г. 33 дивизион полка провел свой первый бой.
В 1967 г. в структуре войск ПВО и ВВС ВНА произошло существенное изменение. В системе ПВО страны был создан новый род войск – Зенитные ракетные войска со своим командующим и штабом, которому были напрямую подчинены все зенитные ракетные полки. Одновременно они были выведены из боевого состава дивизий ПВО, созданных еще в 1966 г. Поначалу предполагалось, что это повысит централизацию управления полками ЗРВ, а, значит, и их эффективность. Дальнейший боевой опыт показал, что данное решение было ошибочным и в феврале 1968 г. была восстановлена прежняя структура войск ПВО и ВВС Вьетнама. Части ЗРВ вновь были введены в состав дивизий ПВО (пять дивизий ПВО), а должность командующего и его штаб были упразднены.
К концу 1967 г. в составе ЗРВ ПВО насчитывалось уже 10 зенитно-ракетных полков, а в 1968 г. было развернуто еще два полка. Таким образом, к концу 1968 г. были развернуты три основных группировки ЗРВ ПВО: Ханойская, Хайфонская и группировка 4-й военной зоны, в которые входили: в Ханойскую – 20 дивизионов (пять полков), в Хайфонскую – 12 дивизионов (три полка), в группировку 4-й военной зоны – 12 дивизионов (четыре полка).
Полки часто меняли свою дислокацию (дивизионы практически действовали из «засад») и их количественный состав также постоянно менялся, что было связано с потерями дивизионов в ходе боевых действий. Например, вначале Хайфонский промышленный район прикрывал один 285 ЗРП в составе шести огневых дивизионов, а 238 и 278 ЗРП в составе восьми дивизионов, оборонявшие города Тханьхоа, Винь, переправы, склады, материально-технические средства и места сосредоточения войск в провинциях Тханьхоа, Нгеан, Куангбинь и объекты коммуникаций, были растянуты в прибрежной полосе 4-й военной зоны по всему побережью ДРВ до границы с Южным Вьетнамом.
В мае 1968 года во Вьетнам, оснащенная специальной аппаратурой, прибыла группа военных специалистов по радиопротиводействию и радиоэлектронной борьбе (РЭБ) возглавляемая подполковником Киселевым Виктором Сергеевичем. В октябре его сменил подполковник Шаршаткин Петр Андреевич. Группа успешно выполнила поставленную задачу по нанесению карты радиолокационного поля, создания ложных целей для маскировки и защиты радиоотражающих и радиоизлучающих объектов, обучила и передала свой опыт вьетнамским специалистам группы РЭБ, которой руководил майор До Ван Фук, в будущем генерал, а в 90-е годы военный атташе при посольстве Вьетнама в России.
В 1968 г. по предложению старших офицеров группы СВС ПВО (старший группы Стучилов Александр Иванович) было введено важное организационное изменение в порядке смены групп СВС в зенитно-ракетных полках.
До этого после окончания срока весь состав полковой группы СВС убывал в Союз, а ему на смену прибывал новый состав группы, иногда с задержкой по времени. Таким образом, полк на какое-то время оставался без советских специалистов, а прибывшие новые специалисты не могли с ходу приступить к выполнению обязанностей в полном объеме.
В конце 1968 г., после согласования и одобрения предложения о новом порядке смены полковых групп с 10 Главным управлением Генерального штаба, приступили к его реализации: в первую очередь в установленный срок убывала половина полковой группы во главе с командиром или главным инженером, а вторая половина группы оставалась в полку. Через определенное время прибывал новый состав для замены, убывшей группы. После 10 дней подготовки в зоне «Б», которая находилась в 30 км от Ханоя, новый состав при помощи оставшихся специалистов полностью входил в практическую работу. Через 2-4 месяца оставшаяся половина группы сменялась вновь прибывшими СВС. Последующие месяцы подтвердили правильность этого решения на практике.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]

Колесник Николай Николаевич, старший лейтенант запаса, родился 28.01.1943 г. в с. Базы, Боровского р-на, Харьковской области. Отец погиб на фронте в 1944 г.
В 1949 г. поступил в 1-й класс начальной сельской школы. В 1959 г. окончил 10 классов в г. Горловке, Донецкой обл., затем работал автослесарем на автобазе.
В 1961 г. окончил Горловское Техническое училище 15 и до призыва в ряды Советской Армии работал электрослесарем-наладчиком 5 разряда шахтных подъемных установок в Горловском наладочном управлении. С 1963 по 1966 гг. проходил срочную службу на рядовых и сержантских должностях в Московском округе ПВО.
С июля 1965 по март 1966 гг. в должности командира ПУ - зам. командира взвода, выполнял обязанности командира взвода зенитно-ракетного дивизиона, участвовал в отражении налетов американской авиации в составе 1-го, затем 3-го ЗРП Вьетнамской Народной армии. За этот период дивизионы, в которых воевал сержант Колесник, сбили 19 самолетов противника.
После увольнения в запас в 1966 г. поступил на дневное отделение Московского Энергетического института, которое окончил 1972 г. по специальности инженер-электромеханик. В период летних каникул в составе студенческих строительных отрядов трижды выезжал в Якутию для работы на строительстве гаража-стоянки, автомобильных ремонтных мастерских, нефтебазы, дома культуры и др. объектов г. Ленска.
С 1972 по 1978 гг. инженер-конструктор III кат., ст. механик-энергетик цеха, начальник энергобюро Балашихинского литейно-механического завода.
С 1978 по 1994 гг. инженер-конструктор 1 кат., ведущий инженер, начальник цеха, на предприятиях авиационной и оборонной промышленности в г. Балашихе Московской обл. и в ГИПРОНИИАВИАПРОМе г. Москвы.
С 1994 г. по н/в ведущий специалист, начальник участка электротехнической службы, начальник электротехнической службы ФГУ 'Управление по эксплуатации зданий Государственной Думы ФС РФ' Управления делами Президента Российской Федерации.
В 1966 г. комсомольцами Московского округа ПВО был избран делегатом ХV съезда ВЛКСМ, на котором выступал с приветствием от имени Вооруженных Сил СССР.
В 1968-1970 гг. был депутатом Моссовета.
С 1967 г. по н/в член Центрального правления Общества дружбы с Вьетнамом. С 2000 г. по н/в член Московского комитета ветеранов войны и военной службы.
В 1988 г. избран заместителем Председателя Президиума, а с 1994 г. по н/в является Председателем Президиума Межрегиональной общественной организации ветеранов войны во Вьетнаме.
Ветеран Войск ПВО, ветеран труда, Почетный профессор Отделения военной истории, культуры и права РАЕН.
Автор-составитель сборника воспоминаний ветеранов 'Война во Вьетнаме... Как это было (1965-1973)'. Издательство 'Экзамен', Москва 2005 г.
Награжден орденом Красного Знамени, Юбилейным гражданским орденом Серебряная Звезда 'Общественное признание' Национального Фонда 'Общественное признание', орденами Петра Великого 1 ст., Святого князя Александра Невского 2 ст. Национального Комитета Общественных наград и четырнадцатью медалями, в т.ч. 'За укрепление боевого содружества', 'Ветеран труда', 'За ратную доблесть', вьетнамской медалью 'Дружбы' и орденом Дружбы.
Женат, имеет двух взрослых сыновей и одного внука.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ]

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ] [ 48 ] [ 49 ] [ 50 ] [ 50 ] [ 51 ] [ 52 ] [ 53 ]

Воспоминания и творчество. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.